Поиск по сайту

Красный Городец

25 марта (7 апреля) — весенняя Благовещенская ярмарка. Спасо-Преображенская летняя ярмарка — 8 августа, осенняя Воздвиженская — 14 сентября и в пятницу на пасху — Пас­хальная. Этот распорядок сохранился почти до военных лет 1941 года.
Войны, которые приходилось вести России в XIX веке проходили вдалеке от границ губернии, если не считать вой­ну 1812 года с Наполеоном. С начала войны Псковская губер­ния оказалась прифронтовой и была объявлена на военном положении. Губернское начальство не исключало возмож­ность захвата Пскова неприятелем. Губернатор князь П. И. Шаховский в июле 1812 года даже дал распоряжение соответ­ствующим чиновникам принять необходимые меры для от­правки из Пскова в Новгород денег, имущества, военного гос­питаля, архива. 20-тысячный корпус генерала П. X. Витген­штейна, располагавшийся южнее Себежа, защищал Петер­бургское направление. Направляясь к Москве, куда отходила русская армия, Наполеон не отказался от мысли взять Петер­бург. Решающую роль в отражении попыток пройти к столи­це сыграло сражение под Клястицами и Якубовом — у самых южных границ Псковской губернии. Раненный пулей в щеку в ходе сражения, граф Витгенштейн докладывал императору Александру I: «Полки мужеством и храбростью делали неве­роятные усилия, которых не могу довольно описать… Все се­ления и поля покрыты трупами неприятельскими».
Последующие события: Бородино, Москва, Малояросла­вец, Березина и, наконец, Париж, затенили эту победу, но она имела исключительное значение. Русский историк А. И. Ми­хайловский-Данилевский писал по этому поводу: «…1раф Витгенштейн… остановил прилив нечестия, угрожавший ги­белью древнего Пскова и юной столице Петра…» Было на­дежно прикрыто направление Себеж — Псков — Петербург. Не будь этой победы, вражеский сапог топтал бы и нашу Красногородскую землю.
После событий 12-го года в Псковской губернии началось благотворительное движение с целью увековечить имя своего спасителя и закончилось оно возведением храма в Псково-Печерском монастыре. И сегодня это самая посещаемая и са-
мая красивая церковь Архангела Михаила, «Михайловская» — так в народе принято ее называть.
Псковская губерния оказывала исключительную помощь армии, это было оценено командованием. Когда в 1813 году начались заграничные походы и встал вопрос о снабжении армии, то М. И. Кутузов распорядился не брать с Псковской губернии ничего для нужд войны, т. к. эта губерния более дру­гих оказалась истощенной в результате событий 1812 года. Не в стороне были и Красногородцы.
«НА ПРОСЕЛОЧНОЙ ДОРОГЕ»
Как известно, война 1812 — 1813 гг. породила новое тече­ние, вызвавшее протест прогрессивно настроенных людей против самодержавия. В числе их был и А. С. Пушкин. За вольнолюбивые стихи он очутился в ссылке в Михайловском. Истории было угодно распорядиться и связать этого велико­го человека, хотя небольшим, но штрихом в его жизни с Крас-ногородчиной.
В деревне Лямоново Покровской волости находилось имение А. Н. Пещурова. Это был известный человек. Алексей Никитич Пещуров (1779 — 1849 гг.) имел детей — два сына и 5 дочерей.
Михаил Алексеевич (1823 — 1894 гг.) был надворным со­ветником.
Петр Алексеевич (1829 — 1898 гг.) дослужился до генерал-лейтенанта.
Дочь Мария была замужем за князем Владимиром Алек­сандровичем Трубецким.
Послужной список А. Н. Пещурова:
До 1803 года — военная служба, уволен в чине штабс-ка­питана, калежский ассесор.
1804 г. — директор государственного земельного банка.
1806 г. — произведен надворным советником.
1814 г. — военный советник.
1822 —1828 гг. — 1тредаа’штель ллорянстваОпочецкого уезда.
С 1828 г. — предводитель дворянства Псковской губернии (Гражданский губернатор).
1830 г. — действительный стацкий советник.
С1832 г. — вице-президент Псковского Совета о тюрьмах.
Знакомство Пушкина с Пещуровым могло произойти в лицейские годы (весна 1817 г.). Пещуров содействовал опре­делению своего племянника в коллегию иностранных дел, а в июне присутствовал на выпускном экзамене в лицее. И, ко­нечно, Горчаков сообщал в своих письмах о Пушкине и его литературных занятиях.
После избрания в декабре 1822 г. уездным предводителем дворянства, Алексей Никитич постоянно проживал с семьей в своем имении. Под его «опекой» оказался, сосланный дву­мя годами позже в Михайловское, А. С. Пушкин.
Предводитель заглядывал к подшефному в Михайловское, где встречал хороший прием. Приглашал и он, в свою очередь, опального поэта к себе в Лямоново. И Александр Сергеевич нанес ответный визит в имение Пещурова в начале августа 1825 г. Позже он написал об этом В. А. Жуковскому так: «На днях виделся я у Пещурова с каким-то доктором-аматером. Он пуще успокоил меня — только здесь мне «кохельбеккерно».
Но вот две недели спустя, в Лямоново приезжает не на­долго племянник Пещурова Александр Михайлович Горчаков — лицейский товарищ ссыльного поэта (между 20 — 22 авгус­та). Александр Сергеевич не мог упустить случая встретиться с ним. А. М. Горчаков — первый секретарь русского посоль­ства в Великобритании, только что вернулся из-за Гранины. Пушкин хотел узнать о политических новостях в столице и о многом другом.
Этот эпизод нашел отображение на страницах книг изве­стных пушкинистов: Гордина, Вересаева и других.
Приводим очерк известного псковского поэта Е. Изюмо-ва и выдержки из книги В. В. Вересаева, печатавшиеся в районной газете «Заря».
Один лень в Лямонах (из истории нашего края).
В самом конце августа 1825 года по крепкой, еще не раз­мытой затяжными дождями грунтовой дороге, бойко катила карета. Молодой русский дипломат — князь Александр Ми­хайлович 1орчаков ехал к своему псковскому дядюшке Алек­сею Никитичу Пещурову. Имение-дяди Лямоново, или, как
его попросту называли крестьяне Лямоны, располагалось в западном краю губернии, там, где течет река Лжа, а за ней на­чинаются латышские селения.
Алексей Никитич хлебосольно встретил племянника. Лишь одно обстоятельство омрачило встречу. По дороге из Англии молодой князь простудился и, приехав в Лямоново, совсем слег.
А в это время, недалеко, верстах в шестидесяти, если брать по прямой, в селе Михайловское отбывал ссылку Алек­сандр Сергеевич Пушкин. Горчаков и Пушкин вместе учи­лись в Лицее, вместе окончили его, Александр Сергеевич пос­вятил себя литературе, а его тезка Александр Михайлович по­шел по дипломатической части.
В 1822 году Горчаков был назначен первым секретарем русского посольства в Лондоне, откуда и приехал в 1825 году в отпуск по болезни. Впоследствии он достиг должности ми­нистра иностранных дел и немало сделал для утверждения ав­торитета России на международной арене. Имя Горчакова приобрело европейскую известность, как талантливого дип­ломата. Он был темпераментен, не чужд сильных порывов. Современники отмечали не только его высокий ум, но и пре­данность людям, которых он ценил и уважал.
Не зря говорят, что земля слухами полнится. Пушкин вскоре узнал, что в Лямонове находится Горчаков и лежит больной. Поэт немедленно отправился к своему лицейскому товарищу. С его дядюшкой, опочецким уездным предводите­лем дворянства Пещуровым, Александр Сергеевич был зна­ком. Пещурову было поручено наблюдение за опальным поэ­том.
Целый день они провели вместе. Вспоминали Лицей, то­варищей. Александр Сергеевич читал стихи, наброски сцены Пимена и 1ригория из «Бориса Годунова».
Встреча в Лямонове не прошла бесследно. В стихотворе­нии «19 октября» 1825 года (в этот день праздновались ли­цейские годовщины) опальный поэт, вспоминая друзей, об­ращается к Горчакову:
«Ты, Горчаков, счастливец с первых дней, Хвала тебе! — фортуны блеск холодный
Не изменил души твоей свободной: Все тот же ты для чести и друзей. Нам разный путь судьбой назначен строгой; Ступая в жизнь, мы быстро разошлись, Но невзначай проселочной дорогой Мы встретились и братски обнялись». Проселочная дорога, упомянутая А. С. Пушкиным — это дорога: Красногородск — Лямоны.
В другом стихотворении «19 октября 1827 года» есть стро­фа:
«Бог помочь вам, друзья мои, И в бурях, и в житейском горе, В краю чужом, в пустынном море, И в мрачных пропастях земли?»
В словах «В краю чужом» речь идет о дипломатах А. М. Горчакове и С. Г. Ломоносове.
Кроме этого, Пушкин посвятил Горчакову послания — «Пускай, не знаясь с Аполлоном» (1814 г.), «Встречаясь я с осьмнадцатой весной…» (1617 г.), «Питомец мод, большого света друг…» (1819 г.). Все это говорит о дружеском располо­жении поэта к своему лицейскому товарищу.
И все-таки встреча в Лямонове, если судить по письму Пушкина к Вяземскому, которое, кстати заметить, доставил Горчаков, носила какой-то двойственный характер, «Горча­ков, — писал поэт, — мне живо напомнил Лицей, кажется он не переменился во многом». А в других строках отмечает: «Мы встретились и расстались довольно холодно, по крайней мере, с моей стороны».
Конечно, между Пушкиным и Горчаковым не было ни близкого духовного родства, ни глубоких общих интересов. Но они были однокашниками, питомцами одного Лицея. Та­кое не забывается.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • Нет подходящих публикаций
  • Интересное