Поиск по сайту

Красный Городец

«Я, Федос, худой раб Пресветой Троицы, отца и Сына и Святого Духа, в чистой и Православной вере рожден и воспи­тан в добре и наказании правоверными отцом и матерью, на­ставляющими меня доброму закону: верой же латинской не прельщаться, обычая их не держаться и причастия их избегать и всякого учения их избегать, и нравов их гнушаться и обере­гать своих дочерей: не отдавать за них и у них не брать. (Нель­зя) ни брататься с ними, ни кланяться им, ни целоваться, ни есть или пить с ними из одной посуды, ни пищу их прини­мать. Тем же, кто у нас просит Бога ради, есть или пить, дать, но в их посуде: если же не будет у них посуды, то в своей дать, а потом, вымыть ее, помолиться…»
(Златоструй. Древняя Русь X — XIII веков. М. 1990, стр. 160 — 162).
Никона прежде всего и обвиняли за то, что он переносит в православную веру обычаи «Латинян».
Из рассказов и пересказов очевидцев, проживающих в этих деревнях, складывается определенный стиль поведения, исполнения и почитания традиций у проживающих в этом небольшом кусте людей, придерживающихся вероисповеда-1 ния дониконовских реформ в конце 17-го века.
Православные для староверов — неверные. Трактуется, как не той веры. Они не позволяют себе пользоваться с ними одной посудой. Если захотел попить, то не лезь своей круж­кой в ведро с водой. Они нальют тебе воды своей кружкой или ковшиком, а после пользования посудой обязательно вымоют ее. После посещения дома неверным, протрут ручку двери. От приглашения покушать или попить чайку, в нестароверском доме, как правило, отказываются. Они не посещают правос­лавную церковь, не признают наших священников. У них нет церквей вообще. Есть избы-молельни, где они собираются и проводят свои обрядовые мероприятия.
До наших дней дошла легенда о том, что бог карает тех, кто признает и пользуется церковью. Рассказала ее Фаина Петровна Антонова из д. Серебрянникове:
Когда-то, — говорится, — была деревня. Называлась она Церковище. Там жили церковники и нецерковники. У одних была церковь — у других изба-молельня. Однажды во время службы церковь вместе с народом провалилась, ушла под зем­лю. Деревни давно не стало, но поле под названием «Церко­вище» существует и там, якобы, сохранилось место, где стоя­ла церковь. Там ничего не росло и люди никогда не пахали это место. Лишь в 30-х годах появились тракторы, это поле было распахано сплошь.
Староверы делят себя на три группы: Молодежь (холос­тые); Новоженные — это брачные; Рабские, когда человек стареет или вдовеет.
Они решают «отнести пост», то есть в течение шести недель питаться один раз в сутки, тогда они становятся «рабскими». Рабским с мирскими молиться (креститься} нельзя. При про­ведении молебней они должны стоять «руки сложивши на гру­ди». Даже не могут кланяться. Креститься на панихидах имеют право лишь попы и прислуживающие им. У староверов совер­шенно иной обычай чем у православных использования кутьи. Готовят они ее из вареных зерен пшеницы, воды и меда. Угошд-
ют кутьей на поминках не всех присутствующих, а только «мо­лящих», тех, кто проводит панихиду. Едят ее только «рабские».
Курение у староверов запрещено… Пранославных они на­зывают «табачниками», потому что православие курить не запрещает и во-вторых православные крестятся тремя сло­женными пальцами, как табак берут, пальцы щепотью. Крестное знамение староверы совершают двумя перстами. Несколько иначе у них проводится причастие. Это у них ис-поведывание, которое проводит избранный поп. Активным организатором староверов в Грайнском кусту был Петр Ев­геньевич Дмитриев из деревни Соснивица, участник Великой Отечественной войны. Он неподражаемо исполнял обрядо­вые песнопения. Умер Петр Евгеньевич в 1996 г. В деревне Станкеево Красногородской волости проживала Ирина Ан­дреевна Андреева — староверский поп (умерла в 2003 г.).
Среди современных староверов бытует два представления о будущем: Неуклонно соблюдать все кононы веры и обряды, сохранить в неприкосновенности традиции, образ жизни сво­их предков, неукоснительно следовать их заветам. Многие, например, в Сибири, не едят картошку и помидоры, не поль­зуются спичками, отказываются от пенсий, считая их грехов­ными. Другие же (их подавляющее большинство) считают возможным жить светской жизнью, соблюдая лишь опреде­ленные укоренившиеся обычаи. Например, в Эстонии созда­ли Союз Старообрядческих приходов, устраивают Съезды, праздники ежегодно в определенных местах, съезжаются туда и проводят свои религиозные дни.
КРАСНОГОРОДСКИЕ ЭСТОНЦЫ
Незаурядным фактом для истории Красногородчины, возможно каким-то образом связанной и с монастырскими землями, является переселение в наш край жителей из-под Печор. Скорее всего это представители народности сету (по-луверцы). Сету — это небольшая народность — этническая группа, проживающая на территории части Печорского райо­на Псковской области и Вырувского уезда Эстонии. Говорят они на эстонском языке с некоторым акцентом, однако испо­ведуют православную веру. У них совместные с русскими при­ходы и церкви.
Переселение их на русские территории не вызывало про­тиворечий из-за вероисповедания. Красногородская земля действительно была опустошена и имелись незаселенные земли. Поселились они преимущественно на монастырских землях.
Очень интересный материал был опубликован в газете «Псковская правда» о красногородских эстонцах. Помещен он в книгу без сокращения. Этот очерк был опубликован в сбор­нике Псковского общества краеведения «Познай свой край!» в 1925 году. Всего местные краеведы в двадцатые годы успели издать четыре таких сборника. Затем их деятельность была прекращена. 1руды псковских краеведов давно стали библио­графической редкостью. Этот материал является кратким из­ложением книги эстонского краеведа Оскара Калласа, издан­ной в 1903 году в Гельсингфорсе финляндским литературным обществом. Книга эта — результат поездки Оскара Калласа в Красногородскую волость Опочецкого уезда в 1901 году.
На месте было давно известно, что часть деревень Крас-ногородской волости была заселена каким-то народом, но только не русскими, более же точных сведений не имелось. С появлением названной книги загадка разъяснилась — народ этот оказался переселенцами из Эстонии, говорившими до обрусения на верровском наречии.
ЭТНОГРАФИЧЕСКИЙ ОЧЕРК
Местожительство эстонцев и их численность. Эстонцы поселились вблизи пригорода Красного, главным образом вдоль дороги, ведущей из города Опочки, всего в 32 деревнях. К моменту исследования в этих деревнях было 999 мужчин и 978 женщин. Эстонцев чистой крови осталось очень мало, пу­тем браков население смешалось с русскими, а часть эстонцев выселилась в другие деревни, мужчины в качестве примаков, а женщины при выходе замуж.
Жизнь и быт населения. Несмотря на благоприятные поч­венные условия, население все-таки не получало от земледелия того, что могло бы получить. Причина этого — чересполосица и очень отсталая техника. При выходе на волю эстонцы были наделены землей на ревизские души. Налоги были сравнитель-
но небольшие — около 3 рублей 40 копеек с десятины хорошей земли с прибавлением к этому очень маленькой суммы волост­ных сборов, но земельные переделы, усиленные посевы льна и плохая обработка истощали землю. Питается население очень плохо. В рабочую пору (в Петровском посту) весь завтрак рабо­чего ограничивается ломтем хлеба и ковшом кисло-горького кваса, а обед (вечером после работы) — какой-нибудь холодной грибной похлебкой, в которой изредка плавает какая-нибудь пара снетков. В мясоед население в очень ограниченном коли­честве потребляет мясо и молочные продукты. Чай пьют по праздникам. Пшеничных пирогов почти не едят, ограничива­ясь «кокорой» из мягкой (сеяной) ржаной муки.
Вследствие плохого питания население выглядит не­сколько истощенным и работоспособность его понижена. Раньше жили еще беднее. Живут очень грязно. Изб, топящих­ся по-черному, теперь уже не строят, но и теперешние избы с трубами в гигиеническом отношении немногим лучше. Часто в банях обходятся без воды, только попарятся. В будни, в ра-. бочее время, считают достаточным вымыть одни ноги, считая ненужным мыть руки и лицо. Так живет большая часть насе­ления.
Духовная жизнь также бедна. Маленькая кучка деревень не могла создать сносных условий для образования, царское правительство об этом не заботилось, духовенство стояло в стороне от народа. Вообще народ поголовно неграмотен и к уменью писать и читать относится суеверно с почтительным страхом. Только в 1901 году в этом районе земством была от­крыта первая школа. В распланировке деревень и расположе­ния построек внутри двора нет никакой разницы от русских: переселенцы построились на старых местах и даже старых фундаментах бывших русских деревень, опустошенных во время литовских набегов и нашествий.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • Нет подходящих публикаций
  • Интересное