Поиск по сайту

Краеведение после революции

В заседании ПАО 26 ноября 1922 г. приняли участие представите­ли губполитпросвета и губпрофсовета, речь шла об организации выс­тавки, а затем и Музея Революции. Предполагалось, что выставка ох­ватит период народных волнений, начиная с XVII в., события трех ре­волюций, время германской оккупации и др. Общество для постоян­ной работы в комиссии по организации выставки выделило двух своих членов — Г.М.Козакова и А.К.Янсона. На этом же заседании был под­нят вопрос о необходимости «советизации» ббщества, т.е. превраще­нии его из узко профессиональной организации в массовую обществен­ную, куда «широкой волной необходим приток партийных и советских сил». В связи с этим вновь встает вопрос об изменении Устава ПАО: предполагалось, в частности, для вступающих в общество ввести обя­зательную рекомендацию двух его членов.30 Общество по-прежнему работало в условиях острой нехватки средств, которые складывались лишь из членских взносов, доходов от платных лекций и экскурсий, продажи изданий, которых было очень мало. К Тому же оно в условиях Советской власти не было свободным в своих действиях: даже сроки проведения собраний, например, оно обязано было согласовывать с соответствующими органами власти.
В дореволюционное время ПАО занимало далеко не последнее место в научном мире отечественной археологии и поддерживало свя­зи с заграничными организациями. С возрождением деятельности ПАО эти связи, хотя и далеко не в прежних масштабах, начинают восстанавливаться. Этому в немалой степени способствовала неболь­шая заметка в журнале «Научный работник», в которой говорилось о возобновлении деятельности ПАО, освещалось значение работ, проде­ланных псковскими археологами. В мае 1922 г. ПАО получило письмо от Академии изящных искусств, старины и древностей в Стокгольме (Швеция), которая, узнав о возобновлении деятельности общества, предлагала восстановить прерванный в 1914 г. обмен корреспонденци-ями и изданиями. В знак восстановления связей Академия выслала в адрес ПАО первый номер «Ежемесячника», а остальные обязывалась высылать по мере их выпуска. ПАО со своей стороны должно было посылать в Швецию свои издания, информировать коллег из Стокголь­ма о ходе работ, исследованиях, находках и др. Вскоре аналогичное предложение поступило из Кракова. «Явление в высшей степени от­радное, — писала газета «Псковский набат», — т.к. видно, что заграница зорко следит за всем, совершающимся в России и желает иметь тесную связь… Эти отклики из-за границы имеют громадное моральное значе­ние: заграница не утратила интереса к памятникам русской старины».31
5 ноября 1922 г. в связи с 25-летием археологической деятельности в ПАО состоялось чествование Г.М.Козакова — заведующего музеем, губархивом, уполномоченного Главнауки по реставрационному делу, знатока палеографии, старопечатных книг, живописи, церковной ут­вари, который «жертвовал своим слабым здоровьем и личными сред­ствами для организации и охраны музея». Чествование прошло в теп­лой дружественной обстановке, выступавшие подчеркивали вклад Г.М.Козакова в изучение и сохранение псковских древностей, а в зак­лючение «ПАО избрало его почетным членом и в память юбилея реши­ло выбить специальный жетон». Через три дня в газете «Псковский набат», правда, появилась реплика некоего А.Коршунова о том, что чествовали Г.М.Козакова явно не по заслугам: «археологическая дея­тельность Козакова никому не известна, он известен только как икон-ник», «научные знания его слабы», музеем он заведовал с 1919 г., «но разорил его» и т.п.32 Но никакой письменной реакции на эту реплику со стороны ПАО не последовало.
А в мае 1923 г. в Псков пришла печальная весть: 26 апреля в за­холустном местечке Эстонии Обер-Палене (близ Феллина) скончался Н.Ф.Окулич-Казарин. В газете «Псковский набат» помещен был напи-
санный А.К.Янсоном и Д.Владимирским некролог. Ввиду того, что он невелик по объему, приведем его целиком:
«26 апреля с.г. в Оберпалене (Эстония) скончался Н.Ф.Окулич-Казарин, известный знаток псковской старины, археолог, археографист, автор многих исторических статей и известного «Справочника по Пско­ву», более 20 лет редактировавший возникшие исключительно при его энергии, талантливости и работе «Труды Псковского Археологичес­кого общества». Н.Ф. родился не в Пскове, но попав в него, так сросся с его жизнью, что Принимал участие во всех мало-мальских значимых научных, исследовательских и т.п. работах, относящихся к Пскову: ос­новал научно-архивную комиссию, был секретарем археологического общества, потом его председателем, хранителем музея Поганкиных палат и т.д.
Не будучи историком-профессионалистом (юрист по образованию) и занимая на бюрократической лестнице в прежнее время достойное ме­сто, покойный большую часть своего служебного времени отдавал на пользу науки, собирал и опубликовывал различные материалы и доку­менты, относящиеся к XVII, XVIII и отчасти XIX векам, а у него самого есть, безусловно, ценные исторические мемуары, рисующие неисследо­ванное до сих пор матросское восстание в Кронштадте в 1§70 г., террористический акт над графом Адлербергом и верхи выдающейся царской бюрократии: Вышнеградского, Милютина, князя Урусова, графа Палена и др.
После покойного остались громадные сырые материалы, рисую­щие и наше недавнее прошлое. Все это будет достоянием истории.
Смерть Н.Ф. последовала от затяжного удушья, от которого он лечился в Оберпалене (маленькое местечко), уехав туда в 1919 г. по со­вету врачей, и эта смерть помешала ему вернуться обратно в Псков. Считаем своим долгом Отметить эту трагическую смерть одного из луч­ших людей старого мира»."
Позднее А.К.Янсон написал более развернутую статью о покой­ном, помещенную в первом выпуске сборника общества краеведения «Познай свой край». В лице Окулич-Казарина, — писал он, — «древний Псков потерял талантливого, в высшей степени трудолюбивого быто­писателя и популяризатора, русская историография — ценного работ­ника и мемуариста, а все знавшие его — высококультурного, обаятель­ного согражданина».34
Выдающийся вклад Н.Ф.Окулич-Казарина в изучение древнего города постоянно признавался и после его кончины, а к «Спутнику но древнему Пскову», ставшем непревзойденным образцом путеводителя
и научного труда, обращалось не одно поколение псковских краеве­дов. «Это самостоятельный труд, охватывающий историю города, его топографию, замечательное подробное описание города и его окрест­ностей, — писал в 1926 г. журнал «Известия Центрального бюро краеве­дения». — Автор — знаток прошлого Пскова, и выполнил свою задачу основательно, полно, выразительно и беспристрастно… Только немно­гие русские города обладают таким ценным пособием для ознакомле­ния с ним».35 А видный русский историк С.В.Бахрушин спустя два года (1928 г.) назвал труд Н.Ф.Окулич-Казарина «прекрасным образцом настоящей краеведной работы».36
27 мая 1923 г. состоялось последнее годичное собрание ПАО, на которое, однако, явились только 12 человек (Гринвальд, Гладкий, Груз­дев, Владимирский, Козаков, Кисляков, Хмелинский, Тенгель, Тваров-ский, Петров, Иеропольский, Янсон), т.е. 1/3 общего количества. Раз­горелись споры: правомочно ли проводить собрание с таким коли­чеством присутствующих?, — но очень скоро пришли к выводу: «т.к. на сегодняшнее собрание получено разрешение губисполкома, как на го­дичное, а отложение собрания до будущего воскресенья вызвало бы задержку в деятельности общества, то собрание считается правомоч­ным, что не противоречит и Уставу археологического общества».37
С докладом Правления о деятельности общества за год выступил его секретарь А.К.Янсон. Он отметил, что «общество работало при крайне незначительных денежных средствах, платных специалистов приглашать не могло, должно было ограничиваться лишь собственны­ми силами», поэтому члены его исследовали только одну отрасль, — древ­нюю псковскую живопись. В течение года было обследовано 15 церк­вей города и его окраин, где изучили много памятников XV-XVII вв., в том числе многие ранее неизвестные. Особое внимание обращалось на сравнение разных школ живописи, отдавая преимущество произведе­ниям псковских мастеров». Докладчик не мог не обратить внимания «на печальное состояние некоторых памятников старины». Положения доклада А.К.Янсона развил в своем содокладе Г.М.Козаков.
Собрание избрало новое Правление ПАО: членами его стали Ян­сон, Груздев, Козаков и Владимирский, кандидатами — Тенгель и Пет­ров. На должность председателя были предложены кандидатуры Груз­дева, Владимирского и Янсона, но «Груздев отказался, мотивируя, что он временно в Пскове» (он был военврачом — Авт.), «Янсон согласился работать секретарем при условии, что председателем будет Владимир­ский». В результате председателем ПАО стал Д.А.Владимирский, замес­тителем его — Г.М.Козаков, секретарем — А.К.Янсон, а В.Ф.Груздев — каз-

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • Отчет Псковского Общества Краеведения
  • Сборник Псковского общества краеведения
  • Краеведческие учреждения в Псковской губернии.
  • Авиорадиохим в Пскове.
  • Интересное