Поиск по сайту

Краеведение после революции

А 1926 год был отмечен рядом принципиально новых моментов в архивном строительстве. С одной стороны, происходило расширение архивной сети, а с другой, все больше фондов становились секретны­ми, труднодоступными для исследователей, проводился отбор докумен­тов, вообще не подлежащих разглашению. В апреле 1926 г. Истпартот-делу были переданы, например, все архивные дела бывшего ЧОНа,"" в середине года его сотрудники выезжали в Москву, где в архиве Октябрь­ской революции просмотрели псковские газеты за 1917 г., сделав из них выписки. Там же они установили контакт с группой содействия Истпар-ту — бывших псковичей. ‘"Но незадолго до этого, в марте 1926 г. на места был направлен «совершенно секретный» Циркуляр Истпарта ЦК ВКП(б) о пользовании архивами охранного отделения и жандармско­го управления. «В связи с тем, что указанные архивы, — подчеркивалось в нем, — до сего времени не утратили своей злободневности, Центроар-хив дал распоряжение по подведомственным учреждениям о закрытии свободного доступа к этим архивам, сделав исключение для Истпар-тов, ОГПУ и Верховного суда», но право пользования этими архивами предоставлялось сотрудникам местных Йстпартов лишь по предостав­лении визы секретаря губкома и зав. Истпартотделом»."2
29 мая 1926 г. секретариат Псковского губкома ВКП(б), заслу­шав доклад зав.губистпартотделом Ю.Р.Эгле «Об архивах фракций ВКП(б) учреждений и организаций», постановил «в целях сохранения цельности архивных фондов» документы фракций ВКП(б) хранить при секретных частях архивов своих учреждений и организаций, а ликви­дированных учреждений и организаций сдавать в политсекцию архи­ва. Последнюю рекомендовалось обеспечить надежным помещением и подобрать соответствующую кандидатуру ее заведующего."3 Более строго стали подходить и к сведениям воспоминаний. «В материалах местных Истпартотделов (воспоминаниях отдельных товарищей, ис­торико-революционных архивных документах, архивах Октябрьской революции и гражданской войны), — указывалось в письме Истпарта ЦК ВКП(б) от 8 октября 1926 г., — попадаются и могут встречаться за­мечания, документы и другие материалы, порочащие прошлое членов ВКП(б)». Поэтому Истпарт просил обо всех подобных материалах не­медленно извещать ЦИК, высылая копии этих документов."4 Подоб­ный случай (правда, с беспартийным) имел место и в практике Псковс­кого истпартотдела. В октябре 1926 г. в воспоминаниях некоего В.Ут­кина были обнаружены сведения о бывшем надзирателе Литовской тюрьмы в Петербурге И.Е.Егорове, проживавшем в 1926 г. в д.Подсо-сонье Завеличенской волости. Копия отрывка воспоминаний была на­правлена Ю.Р.Эгле в Псковский губотдел ОГПУ."5
Наконец, состоявшееся в декабре 1926 г. совещание при Истпар-те ЦК ВКП(б) предложило проект создания постоянных архивов партийных организаций на местах. 22 декабря того же года его обсу­дил секретариат Псковского губкома ВКП(б). Согласившись с проек­том, он решил, что «партийный архив должен находиться в ведении губ(окр, обл, край-) кома под непосредственным руководством Ист­партотдела»."6
В этих условиях в Пскове шла работа по написанию запланиро­ванных очерков по истории революционного движения и итогах 10-лет­него хозяйственного и культурного строительства в губернии, но двига­лась она крайне медленно, первоначально намеченные сроки представ­ления материалов не выдерживались. В то же время в течение 1926 г. первоначальные планы изменились: решено было не просто написать серию очерков, а составить из них специальный сборник. И вот эта важ­ная работа оказалась на грани срыва. В начале июня 1926 г. Истпар-тотдел, чувствуя недостаточность собственных усилий для организа­ции этого дела, решил прибегнуть к помощи губкома партии. 4 июня 1926 г. Ю.Р.Эгле подал служебную записку в губком, в которой просил
«обязать через секретариат тов. Невернова составить очерк «Банди­тизм в Псковской губернии за 1917-1925 гг.», выделяя, если материа­лов достаточно, период белогвардейщины-балаховщины отдельным очерком, тов.Галацера, — составить очерк о периоде немецкой оккупа­ции. Тов. Галацера, кроме того, необходимо обязать сдать в Истпарт одновременно с очерком также и все имеющиеся у него о периоде не­мецкой оккупации материалы»."7
Но секретариат губкома, рассмотрев в срочном порядке записку Ю.Р.Эгле, принял уклончивое решение: «Предложить т.Эгле догово­риться с тов.Неверновым и т.Галацер о составлении очерков»,"8 чего оказалось явно недостаточно. 22 июня 1926 г. Ю.Р.Эгле подал в секре­тариат новую записку: «Согласно Вашего предложения от 5. VI.26 со­общаю, что тов.Галацер обещался к 15.VIII с.г. составить очерк о пе­риоде немецкой оккупации в Псковской губернии, но ввиду невыпол­нения им аналогичного обещания в 1925 г., полной уверенности, что это будет сделано — не имею. Относительно очерка «Бандитизм и бело-гвардейщина в Псковской губернии» дело обстоит хуже. Тов.Невер­ное (нач.губотдела ОГПУ — авт.), не имея времени, передал составле­ние очерка т.Ильину, который, мотивируя свой отказ перегруженнос­тью работой, отказывается от составления очерка. Чтобы эта тема не осталась неосвещенной к 10-летию революции, имея в виду, что только кто-либо из работников Псковского ОГПУ сможет с наименьшей зат­ратой времени, наиболее полно и правильно осветить бандитизм в Псковской губернии, считаю необходимым тов.Ильина обязать через секретариат составить очерк, т.к. т. Неверное заявляет, что он уже по административной линии привлечь Ильина к этой работе ие сможет»."9
Аналогичным образом «со скрипом» шло написание и других очерков. В результате «из намеченных исторических работ ни одна не закончена, — отмечалось в отчете Истпартотдела за 1926 г. — Очерк «Не­мецкая оккупация» был поручен тов.Галацер. Он закончен, но вслед­ствие того, что он освещает далеко ие весь период немецкой оккупации и события освещены не с точки зрения нашей партии, его можно будет использовать только как материал. Для Хроники событий выписки сделаны из всех имеющихся материалов за 1917 г., они еще не обрабо­таны и составление Хроники за 1917 г. не закончено».120
Результаты по другим направлениям деятельности Истпарта тоже были не такими, как задумывалось. Главной причиной этого губком ВКП(б) считал не только недостаточные усилия самого Истпарта, ио и то, что укомы все еще мало обращали на это внимания. «Некоторые укомы выделяют уполномоченных, — говорилось в одном из писем губ-
кома и Истпарта, — а Истпарту об этом не сообщают, при смене их от­сутствует преемственность. Было предложено губкомом 31.V.26 г. к 1 сентября составить краткие очерки об уездных организациях ВКП(б) за 10 лет революции. Ни один уком, кроме Невельского, этой работы не выполнил… Ни один уком не сообщил, есть ли группы содействия Истпарту. В ряде укомов (Великие Луки, Псков, Порхов) еще не приве­дены в порядок архивные фонды, а были указания сделать это до авгу­ста 1925 г… Губком 10. V.26 г. предложил выявить похороненных в брат­ских могилах, это также укомами не выполнено…».121 Пришлось столк­нуться и с «неотзывчивостью» участников революционных событий, а добровольным помощникам Истпарта их работа зачастую не засчиты-валась в качестве «партнагрузки», поэтому многие из них отказыва­лись работать. Из групп содействия более-менее активно в 1926 г. ра­ботала лишь Московская, члены которой наметили и распределили темы исторических работ, окончание которых намечалось на апрель 1927 г. Они же представили отдельные фотографии, воспоминания, не­которые газеты за 1917 г. и др.122
В том же году была создана группа содействия Истпарту в Пско­ве, — в основном из участников революционного движения, чему пред­шествовало их организационное собрание.123 В октябре 1926 г. Псковс­кий Истпартотдеп по запросу Истпарта ЦК ВКП(б) представил сведе­ния об избранных в бюро этой группы. В бюро входили: А.Я.Юров, член ВКП(б) с 1908 г., в Пскове проживал с июня 1917 г., в то время -социал-демократ — большевик, член ревкома в Острове; З.Я.Шеринс-кий, член ВКП(б) с 1904 г., в Пскове с 1917 г., член социал-демократичес­кой партии Польши и Литвы, большевик, член Псковского Совета; Б.Я. Закс, член ВКП(б) с 1924 г., в Пскове в 1904-1908 гг. — социал-демократ, большевик, с 1904 г. — член комитета Псковской организации РСДРП, в 1906 г. — член редакции газеты «Пчела», в 1917 г. примкнул к социал-демократам-интернационалистам, председатель Псковской объединен­ной социал-демократической группы; П.Ф.Щелок, член ВКП(б) с 1920 г., левый эсер с 1915 г., в Пскове с 1917 г., левый эсер, член ревкома в Острове.124 Но, -отмечалось в отчете Истпартотдела за 1926 г.,-«Псков­ская группа видных результатов работы еще не дала».125 В уездах же в течение 1926 г. групп содействия создано еще не было. В конце 1926 г. несколько изменился состав литературной комиссии Истпарта: вместо Н.С.Патрушева в состав ее вошел Т.И.Гайдук.126
Хотя литературной комиссии в течение 1926 г. не удалось обеспе­чить написание очерков для юбилейного сборника, в периодической печати историко-революционные материалы продолжали публиковать-

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • Отчет Псковского Общества Краеведения
  • Сборник Псковского общества краеведения
  • Краеведческие учреждения в Псковской губернии.
  • Авиорадиохим в Пскове.
  • Интересное