Поиск по сайту

Краеведение после революции

На том же заседании Комиссии были рассмотрены еще два предложения Истпарта ЦК РКП(б): о составлении Хроник местных событий 1905 г. и 1917-1918 гг. Они встретили единодушное одобрение присутствующих, которые постановили: «Составление хроники мест­ных событий 1905 г. поручить тт. Крумину и Березскому, с тем, чтобы закончить таковую к 1 июня 1925 г.» и «признать целесообразным при­ступить к составлению хроники местных событий за 1917-1918 гг., вклю­чив и 1919г., т.к. Советская власть в Псковской губернии значительно укрепилась лишь в 1919 г.’Но ввиду отсутствия сил приступить же к этой работе лишь по окончании составления хроники событий за 1905-1907 гг.».69
Так у Истпартотдела, несмотря на отказ от весьма важного начи­нания, появилось еще одно направление деятельности. Но, очевидно, надежда на издание сборника какое-то время еще сохранялась, т.к. сек­ретариат губкома лишь спустя четыре месяца после решения Истпарта, 8 августа 1925 г., рассмотрев вопрос «Об историческом материале к праз­днованию 20-летия 1905 г.» постановил: «Особого сборника материалов к празднованию не издавать. Все материалы о революции 1905 г. помес­тить в «Известиях губкома», в номере, который будет посвящен празд­нованию 1905 г.». Сбор же материалов секретариат рекомендовал про­должать, приняв даже решение командировать «для выявления ряда ма­териалов по 1905 г., относящихся к Псковской губернии» в историко-революционном архиве Ленинграда Эгле и Крумина.70
С октября 1925 г. существенной опорой Истпарту была специально созданная под руководством председателя губисполкома А.М.Смирнова губернская комиссия по празднованию 20-летия революции 1905 г., в ко­торую вошли партийные и советские работники губернии, а также зав. Истпартотделом Ю.Р.Эгле.71 Она обратила, например, внимание на революционные события 1905 г. в Великих Луках, сведений о которых в распоряжении Истпарта почти не было. Между тем Великие Луки, и особенно Главные железнодорожные мастерские, являлись в годы пер­вой русской революции одним из центров революционных выступле­ний. Поэтому 9 октября 1925 г. комиссия обратилась к уполномочен­ному Истпартотдала при Великолукском укоме Г.Н.Разину (Никифо­рову), он же ответственный редактор уездной газеты «Наш путь», с просьбой «собрать весь материал по забастовочному движению 1905 г. в Великолукских железнодорожных мастерских», для чего при содей­ствии укома РКП(б) «собрать рабочих этих мастерских и вообще учас-
тников забастовочного движения на Великолукском железнодорожном узле, прочесть им прилагаемый очерк «1905 год в Великолукских глав­ных железнодорожных мастерских» и пополнить его, насколько явит­ся возможным, коллективным воспоминанием участников (записывая тут же на собрании), выявить на собрании партийную принадлежность в момент забастовочного движения упоминаемых в очерке участников, отметив, кто и где изображен на снимке, кем он был раньше и кем он является теперь по партийности и по служебному положению, и сфо­тографировать несколько мест, где происходили в 1905 г. массовые собрания бастующих, место, где проходило избиение демонстрантов 31(13) октября и общий вид главных железнодорожных мастерских…».72
Одновременно Г.Разин (Никифоров) получил еще ряд заданий. Выяснилось, что на Великолукской электростанции работал бывший в годы первой русской революции рабочим литейно-механического заво­да Штейна в Пскове Алексей Панфилов. Рекомендовалось опросить его «о забастовках в г. Пскове за период 1904-1907 гг. с указанием, когда, где, на какой почве, при каком участии социал-демократов и с каким результатом эти забастовки происходили, а также выявить путем опро­са того же Панфилова — социал-демократические кружки 1904-1907 гг. на заводах, их состав и деятельность, и вообще составить воспомина­ния т.Панфилова по этому вопросу «." Другое поручение сводилось к тому, чтобы — «выяснить вопрос — имели ли действительно место в фев­рале 1905 г. в Великолукских главных железнодорожных мастерских две забастовки или была только одна», т.к. по имевшимся в распоря­жении Истпарта «данным Псковского губернатора (донесение в Осо­бый отдел Департамента полиции от 19(11) — 1905 г., № 342) — правиль­ное движение поездов, как товарных, так и пассажирских и почтовых, по линии Московско-Виндаво-Рыбинской железной дороги восстанов­лено в ночь с 8 февраля 1905 г. 10 февраля рабочие Великолукских ма­стерских вновь забастовали, порядок нарушен не был». Поэтому Г.Ра­зину в случае выявления факта двух забастовок предстояло «выяснить и причины второй забастовки, требования рабочих, а также добыть сведения о ней, в частности, установить срок окончания».74
Наконец, в фонде секретного архива Псковского губернатора сотрудниками Истпарта был обнаружен составленный крестьянами Наговской волости Холмского уезда 17(4) декабря 1905 г. «Приговор» с перечислением конкретных требований и подписями, за которых, бывших неграмотными, и за себя лично подписался бывший в то время учителем Наговской школы тот самый Г.Разин (Никифоров). Еще в сентябре 1925 г. он прислал в Истпартотдел свои воспоминания о со-
бытиях 1905 г. в Наговской волости и об ученическом движении в Пско­ве. «Воспоминания Ваши, -писал ему Ю.Р.Эгле, — Истпартотделом ис­пользованы с благодарностью. Первое из них обязательно будет поме­щено отдельной статьей в октябрьском номере «Известий губкома», целиком посвященного революционному движению 1905 г. в Псковс­кой губернии. Копия приговора схода крестьян бывшей Наговской волости… будет помещена в этом же номере «Известий». Дела Петер­бургской судебной палаты же уничтожены пожаром и выявить подроб­ности процесса не удалось», поэтому Г.Разина просили «выяснить партийность, настоящее занятие и местопребывание крестьян, подписав­шихся под приговором», т.к. Истпартотдел, «считая данный вопрос заслуживающим соответствующего внимания, предполагал бы в слу­чае возможности устроить вечер воспоминаний крестьян — участников 1905 г. в Наговской волости, а также получить список живых участни­ков, подписавшихся под указанным приговором, для использования в печати и для выставки губернского Музея Революции к годовщине ре­волюции 1905 г.».75
Через несколько дней, но уже от губернской комиссии по организа­ции празднования 20-летия первой русской революции, Г.Разин полу­чил уже более определенное задание: «поехать в Наговскую волость, собрать участников революционного движения, особенно оставшихся в живых крестьян, подписавших Натовский приговор, составить их коллективные воспоминания и сфотографировать их группой, указав, кто и где изображен, и кроме того, сфотографировать также здание школы, где происходило подписание приговора».76
Г.Н.Разин (Никифоров) отнесся к полученным просьбам и зада­ниям с полной ответственностью. 1 ноября 1925 г. состоялось собрание участников революционных событий 1905 г. в Великолукских желез­нодорожных мастерских, на котором присутствовало 11 человек. От­крыв собрание, Разин рассказал о его целях, а затем поочередно высту­пили присутствовавшие: В.И.Казакевич (бывший член забастовочно­го комитета), В.Е.Носков, Д.Г.Карчевский, Ларцев и др. Выступления тут же обсуждались и уточнялись, все это заносилось в протокол со­брания,77 направленный затем в губернскую юбилейную комиссию, как и приложенные к нему «Список рабочих-железнодорожников, участво­вавших в революционном движении 1905 г.» с перечислением 57 фами­лий, указанием возраста, партийности и профессии, «список тех из них, кто фотографировался общей группой», очерк «1905 год в Главных Великолукских железнодорожных мастерских», копия рукописи «Рас­сказ очевидца» (1905 г.), воспоминания В.И.Казакевича, В.Е.Исакова,
Н.Богданова (бывший член боевой группы), И.Н.Сапунова, В.Лукаше­вича, Л.Горегляда, 16 фотоснимков.78
В бывшую Наговскую волость, в 1925 г. являвшуюся уже частью Бологовской волости, Г.Н.Разину удалось выехать лишь 8 ноября. О своем приезде он заранее сообщил председателю Бологовского волис-полкома, просил оповестить и собрать крестьян, особенно тех, кто 20 лет назад подписывал «Приговор», а также своих бывших учеников. К сожалению, из подписавших «Приговор» удалось отыскать в живых лишь трех крестьян: многие умерли (Из 25 подписавших в живых не было 14) или же переселились в Сибирь. Г.Разина сопровождал фото­граф, который, как и было условлено, запечатлел здание школы, где происходило заседание крестьян, так и группу оставшихся в живых участников собрания.™ Все это с соответствующими комментариями Разин направил в Псков, а, кроме того, выслал ряд фотоснимков и не­гативов о 1905 г., полученных от старожилов Великих Лук и фотогра­фа-любителя Д.Г.Карчевского и объединенных общей темой «После погрома». «Считаю все поручения Ваши выполненными», — с чувством исполненного долга писал Г.Н.Разин.80

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • Отчет Псковского Общества Краеведения
  • Сборник Псковского общества краеведения
  • Краеведческие учреждения в Псковской губернии.
  • Авиорадиохим в Пскове.
  • Интересное