Поиск по сайту

Краеведение после революции

чались в программы учительских курсов. Большое место вопросы школь­ного краеведения заняли на 1 -м губернском съезде краеведов, к которо­му было приурочено открытие выставки, среди экспонатов каковой вы­делялись издания (стенгазеты и журналы) юных краеведов.22 На Псковс­кой окружной конференции краеведов в ноябре 1927 г. среди представ­ленных 13 краеведческих организаций особенно выделялись организа­ции юных краеведов. На конференции специальный доклад «О школь­ном краеведении» сделал приехавший из Ленинграда инструктор обло-но Бутин, который подробно остановился на вопросах методики соби­рания материалов, принципах их отбора, обработки и использования в школе. В составе Правления окружного общества на этот раз была даже создана специальная секция школьного краеведения, поставившая зада­чу составления методических разработок. Председателем Правления окружного общества был избран зав.окроно, что еще раз подчеркивало важную роль школ в деятельности краеведов.23 Конкретные рекоменда­ции школьным работникам по краеведению (применительно к местным условиям) были напечатаны в IV-м выпуске сборника «Познай свой край».24 О работе школьных краеведческих кружков регулярно сообща­ла газета «Псковский набат», их жизнь освещалась в сборниках «По­знай свой край», писали о них и центральные краеведческие журналы.
Программа деятельности школьных краеведческих кружков за­висела от местных условий, уровня квалификации и интересов их руководителей, степени воздействия губернского и уездного обществ краеведения. Чаще всего кружки работали над изучением широкого круга вопросов, охватывающих историю, культуру, этнографию, на­родный быт и современное состояние края, т.е. в русле того, как пони­малось содержание краеведческого движения в 1920-е гг.
Один из видных деятелей Псковского общества краеведения А.И.Дзенс-Литовский, усиленно ратовавший за развитие школьного краеведения, еще в 1925 г. писал: «Краеведение в школе имеет не толь­ко педагогическую, но и научную ценность. Оно будит в детях любоз­нательность, расширяет кругозор, разрешает научные и практические задачи своей личности. Привитая в детстве любовь к местному краю явится могучей двигательной силой, которая заставит не просто ви­деть край в розовой дымке, но и стремиться улучшить его недостатки рациональными приемами хозяйства».25
Однако масштабы школьного краеведения в те годы нельзя преувеличивать. Краеведческие кружки действовала лишь в отдельных школах и еще меньше из них работали регулярно и активно. Таких примеров, как кружки школ II ступени в Пскове и Опочке, Опочецкой
электромеханической школе и др. было крайне немного. По данным ан­кет краеведной переписи, проведенной с октября 1926 г., и по сведениям, поступившим в Центральное бюро краеведения до 1 января 1927 г., при школах и учебных заведениях Псковской губернии действовали только 17 кружков и ячеек краеведения, самые многочисленные из которых объе­диняли 150 человек, а ячейки — менее десяти.26 Основная масса учащихся во внеурочное время не была вовлечена в работу по изучению местного края. Процесс этот набирал силу, но с конца 1920-х гг., в школьном кра­еведении, как и краеведческом движении в целом, наметился спад, за которым последовала полоса почти полного свертывания краеведчес­кой работы в 1930-е гг.
Примечания

Псковский Истпарт
Победа первой в мире пролетарской революции в России, а затем разгром Советской Республикой объединенных внутренних антибольшевистских сил и иностранных интервентов порождали на­учный и практический интерес к этим проблемам, как и к истории Ком­мунистической партии, ставшей после 1917 г. правящей и заинтересо­ванной в изучении и распространении опыта своей борьбы. Этим це­лям служили созданные после Октябрьской революции новые научные и учебные центры, среди которых ведущее место занимала Комиссия по истории Октябрьской революции и Коммунистической партии (Ис­тпарт), сыгравшая большую роль в собирании, изучении, обработке и пропаганде материалов по истории революционных событий. Создан­ная в сентябре 1920 г. сначала при Госиздате, она с 1 декабря 1921 г. перешла в ведение ЦК партии на правах его отдела. Тогда же стали выходить журнал Истпарта «Пролетарская революция» и «Бюллетень Истпарта». Уже в 1921 г. Истпарт выработал «Обращение», опублико­ванное в печати, в том числе в ряде местных изданий.
«Десятилетия нашей борьбы против самодержавия, а затем годы гражданской войны угнали в могилу многих товарищей, — говорилось в нем. — Память погибших живет в сердцах близких. Но этого мало. Нужно, чтобы она жила и в коллективном сердце всей партии. Достичь этого можно только одним путем: собирать и публиковать воспомина­ния о погибших, составлять их биографии, воспроизводить фотогра­фические снимки. Ведь жизнь каждого из них — частица истории партии,
камень в постройке великого коммунистического будущего. Нельзя жить без прошлого, без знания своей истории. И нельзя знать историю, не зная ее деятелей…».
Далее в «Обращении» отмечалось, что «Истпарт постановил приступить к созданию биографической библиотеки» и для начала опубликовал список, «конечно, очень неполный» погибших товарищей. Вместе с тем он обратился ко всем, «понимающим важное значение изу­чения как истории партии, так и жизни отдельных ее работников», с просьбой присылать фамилии тех, кто пропущен в списке, личные вос­поминания, печатные материалы, фотографии, рисунки, номера про­винциальных газет и журналов и др. В приложенном к «Обращению» списке погибших значилась 91 фамилия, но ни одного псковича среди них не было ‘
С 1922 г. стали создаваться местные Комиссии при губкомах РКП(б), действовавшие под руководством отделов агитации и пропа­ганды (агитпропотделов). 14 февраля 1922 г. агитколлегия Псковского губкома РКП(б) впервые утвердила заведующим бюро Истпарта при агитпропотделе Кальнина-Вецайс Фрица,2 но занимал он эту должность лишь в течение полумесяца и практически сделать ничего не успел.
Агитпропотдел губкома партии в начале 1922 г. испытывал ост­рую нехватку работников, из-за неукомплектованности его штата не­которым из них приходилось работать за двоих да еще выполнять ряд возложенных на них общественных нагрузок. «Из-за этих причин, -отмечалось в отчете отдела за январь-февраль 1922 г., — агитпропу до сих пор не удалось сформировать бюро Истпарта», хотя «подготови­тельная работа для собирания материалов частично проделана и про­должается».1
4 марта 1922 г. агитколлегия, обсудив вопрос «О персональном составе бюро Истпарта и плане его работ», утвердила заведующим бюро Истпарта Петра Ивановича Грасиса, а членами бюро — Громова и Лан-ге. Созданному бюро предлагалось «немедленно приступить к работе, руководствуясь Инструкциями бюро Истпарта ЦК», разработать Цир­кулярное письмо укомам партии относительно их работы по собира­нию материалов и проект Воззвания о сдаче в Истпарт материалов, документов, снимков и пр.4 Но работа бюро и после этого в течение ряда месяцев протекала довольно вяло.
В «Дискуссионном листке» июньского номера «Известий Псков­ского губкома РКП(б)» за 1922 г. была опубликована статья комсо­мольского работника Б.Л.Березского «Немного об Истпарте». «В то время, как Истпарт при ЦК и во многих губерниях широко развернул
свою деятельность, наша партийная организация и не вспоминает о важ­ной работе по истории партии ни единым словом, — писал он. — Можно подумать, что нашу губернию совсем не затронула революционная вол­на, что здесь не было никакого общественного движения. Конечно, Псков никогда не был ареной, приковавшей взоры всей России, но, как бы то ни было, общественное движение и у нас развивалось».
Автор упоминал о таких важных событиях истории революцион­ного движения, как пребывание в 1900 г. в Пскове В.И.Ленина, извест­ном псковском совещании социал-демократов и «легальных марксистов», деятельности социал-демократической и эсеровской организаций («ибо мы изучаем историю общественного движения вообще»), для послеоктябрьского периода — о германской интервенции, гражданской войне 1919 г. и др. «Нет сомнения, — продолжал Б.Л.Березский, — что наи­более старые наши партработники все это знают… Пусть эти товарищи оторвут время для того, чтобы переложить свой опыт и свои воспомина­ния на массы партийцев… Говорят, что рано, де, собирать материалы о таком недавнем периоде. Но, товарищи, когда по «нашему» пора при­дет, то этих материалов давным давно и след простынет. Поэтому наша задача — собирать и собирать, привлекая к этому делу старых псковичей-нелегальников. Надо немедленно создать бюро Истпарта при марксист­ских клубах, через заслушивание докладов и воспоминаний наших партийцев-нелегальников. Надо немедленно предоставить страницы нашей печати историческим воспоминаниям. «Новая жизнь» может без убытка, но с явной выгодой открыть отдел «Из прошлого», могут дать место и «Набат» и «Известия».. Но основное, что должно красной ни­тью пройти через всю работу, это немедленное перенесение в массы всех достижений Истпарта. Иначе работа потеряет половину интереса…».5

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • Отчет Псковского Общества Краеведения
  • Сборник Псковского общества краеведения
  • Краеведческие учреждения в Псковской губернии.
  • Авиорадиохим в Пскове.
  • Интересное