Поиск по сайту

Краеведческая деятельность Черницкого

ской революционной законности» должен погибнуть человек, которого люди, судившие его, не стоят и подметки. Умоляю вас, будьте хоть вы беспристраст­ными судьями в моем несчастье, поймите меня, как человека, как честного бойца рядов ВКП(б). Надеюсь, что моя просьба не останется гласом вопию­щего в пустыне, и вы посетите меня в моем заточении, где перед вами откроет­ся еще большая картина моей невинности, ибо все не описать, нет сил. Все описанное мною, если надо, вам подтвердится свидетелями, которые были со мною в те годы моих страданий. А со своей стороны, если я вам что-либо со­лгал хоть в одном слове — расстреляйте лучше меня, ибо страдать ни за что для человека безупречной службы Революции — выше всяких сил.
12.XI.27r.                          Дроздов
(ГАНИПО, ф. 2, оп 2, д. 724, лл. 41-42)
К, К. Розенбек — музейный работник, архивист, краевед
В роли краеведов в 1920-е гг. часто выступали люди, являвшиеся од­новременно организаторами музейного и архивного строительства. К таковым относился и Карл Карлович Розенбек.
Первоначально жизнь его складывалась так, что не предвещала той судьбы, которая выпала на долю К.КРозенбека в дальнейшем. Ро­дился он 1 апреля 1885 г. в семье крестьянина-латыша Венденского уезда Лифляндской губернии; по окончании в 1901 г. Прекульского двухкласс­ного училища (с правами городского) жил и работал в хозяйстве отца; затем служил конторщиком и бухгалтером. В 1914 г. Карл по мобилиза­ции был призван в армию и до мая 1915 г. служил рядовым в 349-й Твер­ской пешей дружине. После окончания в августе 1915 г. Гатчинской шко­лы прапорщиков он был направлен в 434-й Череповецкий пехотный полк, стоявший на Рижском участке фронта. В полку К.К.Розенбек служил младшим офицером, в апреле 1917 г. принял командование ротой, а пос­ле Октябрьской революции избран завхозом полка. На этой должности он и находился вплоть до расформирования волка 15 апреля 1918 г., по­лучил чин штабс-капитана. Летом 1918 г. он вернулся к сельскохозяй­ственному труду, работая в бывшем хозяйстве отца, перешедшем те­перь к брату.
Но уже 5 января 1919 г. К.К.Розенбек вступил в Красную Армию — первоначально служил инструктором военного дела при Венденском уездном военном отделе, затем командовал ротой, полком, исполнял обязанности помощника командующего войсками группы и др. В фев­рале 1919 г. Венденским районным комитетом он был принят в ряды
РКП(б). В течение всего этого времени жизнь и деятельность К.К.Розен-бека протекала преимущественно вблизи от родных мест — в Латвии.
На Псковщину судьба забросила его осенью 1919 г., когда К.К.Ро-зенбек был направлен в распоряжение Псковского губпродкома и рабо­тал там до августа 1921 г., оказавшись затем снова на военной службе: он стал командиром батальона 74-х Псковских пехотных курсов ком­состава. С окончанием интервенции и гражданской войны Псковская губерния стала пограничным районом. Из находившихся рядом буржу­азных государств — Эстонии и Латвии — на ее территорию неоднократ­но вторгались вооруженные банды, для борьбы с которыми создава­лись части особого назначения (ЧОН). В июне 1922 г. К.К.Розенбек назначается командиром Великолукского батальона ЧОНа, числен­ность которого составляла около 500 человек. Он же осуществлял об­щее руководство действиями всех отрядов по ликвидации бандитизма на территории Холмского уезда. В ноябре 1923 г. К.К.Розенбек стано­вится командиром Псковского батальона ЧОНа и в этом качестве со­стоял вплоть до расформирования частей особого назначения в июне 1924 г. Затем в течение четырех месяцев он являлся заведующим загот­пунктом Псковского госторга, а в октябре 1924 г. в жизни К.К.Розеи-бека произошел крутой поворот, во многом неожиданный, если учи­тывать уровень образования и всю предшествующую деятельность: 30 октября губернский отдел народного образования назначил его заве­дующим псковским Музеем Революции.1
В автобиографии (весьма подробной) К.К.Розенбек столь неожиданному назначению объяснения не дает. Очевидно, сыграли свою роль его службе в Красной Армии, ЧОНе, кратковременное нахожде­ние в дореволюционный период под негласным надзором полиции, а главное — его членство в Коммунистической партии. Назначение на со­вершенно новую для К.К.Розонбека работу было не чем иным, как оче­редным «партийным поручением», тем более, что он получил некото­рую «политическую подготовку», окончив в 1919 г. курс политэконо­мии в Венденской партийной школе. Недостаток же общего образова­ния (К.К.Розенбек так и остался до конца жизни с образованием в объе­ме двухклассного училища) ощущался постоянно. Тем не менее К.К. Розенбек показал себя подлинным энтузиастом в выполнении поручен­ного ему дела.
Музея Революции, на должность заведующего которым К.К. Розенбек был назначен, в 1924 г. как такового еще не было. Он только создавался, хотя уже было разработано о нем «Положение», образован Совет и введена должность заведующего. Именно на К.К.Розенбека
легла вся работа по подготовке к открытию музея Революции, которая завершилась 18 марта 1925 г.: в этот день в помещении по Комсомоль­скому переулку д. 2, состоялось торжественное открытие означенного музея. Экспозиция, разместившаяся в нескольких комнатах второго этажа, рассказывала о крупнейших событиях классовой борьбы на Псковщине XVII-XIX вв., о движении декабристов, событиях трех ре­волюций, гражданской войны и интервенции, о пребывании в Пскове в 1900 г. В.И.Ленина. Помимо этого, коллектив музея во главе с К.К. Розенбеком периодически устраивал временные выставки, приурочен­ные к юбилеям исторических событий (например, к 100-летию восста­ния декабристов, 20-летию первой русской революции и др.); с начала 1926 г. была организована музей-передвижка, в миниатюре повторяв­шая стационарную экспозицию. Передвижка выезжала в ряд волостей Псковского уезда, в Остров, Опочку; во время выездов-еесопровождал К.К.Розенбек, дававший пояснения посетителям и попутно занимав­шийся сбором новых материалов для музея. Собирательская-работа велась и за пределами губернии. Например, весной 1926 г. К.К.Розен­бек побывал в Московском и Ленинградском музеях Революции и до­говорился о взаимном обмене экспонатами и опытом работы. Были получены, в частности, материалы о народниках, имевших отношение к Псковскому краю — П.Лаврове и С.Перовской, о Февральской рево­люции, что позволило восполнить имеющиеся в экспозиции пробелы. На проходивших в Пскове выставках местных художников для музея приобретались картины на революционную тему; так пополнялся ху­дожественный отдел музея Революции.
Конечно, не все благополучно обстояло в музее, руководимом К.К.Розенбеком. Не случайно печать отмечала «поразительную бед­ность, поразительную убогость» музея «как по части количества экс­понатов, так и по части внешней обстановки»: некоторые событий революционного движения оказались в экспозиции вообще обойден­ными, другие были показаны кратко в не вполне убедительно, основ­ная часть материалов представляла собой копии, преобладал иллюст­ративный материал, очень мало имелось подлинных вещей и предме­тов и т.п. Во многом это являлось отражением постановки музейного дела в стране, отсутствием опытных специалистов, недостаточным уров­нем подготовки работавших сотрудников и самого заведующего К.К.Розенбека. Псковский музей Революции в середине 1920-х гг. по своему характеру больше напоминал выставку и являлся не столько музеем в привычном смысле этого слова, сколько средством партийно-политического просвещения.2
К.К.Розенбек руководил Музеем Революции в течение двух лет со времени его открытия, а в марте 1927 г. ему поручается новый учас­ток работы- он назначается заведующим губернским архивом, или, как в те годы официально называлось это учреждение, губернским архи­вным бюро.3 Это назначение, как и предыдущее, было ДЛЯ него совер­шенно новым, хотя, занимаясь сбором материалов для Музея Револю­ции, К.К.Розенбек прибегал и к поискам документов в архивных фон­дах. Он участвовал в работе проходившего в ноябре 1925 г. 1-го губер­нского съезда архивных работников: был избран в президиум съезда, председательствовал на одном из заседаний, хотя сам не выступал.4
К.К.Розенбек был назначен на должность заведующего спустя ме­сяц после случившегося 7 февраля 1927 г. в помещении архива пожара, по результатам расследования которого был осужден предшественник -В.П.Дроздов.5 Поэтому К.К.Розенбеку пришлось начинать свою деятель­ность с ликвидации последствий этого чрезвычайного происшествия.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • Кузнецы сделали ключ от Псковского кремля
  • На пристани «Псков» предлагают установить мемориальную доску
  • Краеведческой музей г. Пскова
  • Авиорадиохим в Пскове.
  • Интересное