Поиск по сайту

Краеведческая деятельность Черницкого

В 1915 г. В.П.Дроздов был призван в армию, дослужился до ун­тер-офицера кавалерии, стал командиром взвода. В 1916 г. за хранение нелегальной литературы он был арестован, получил 50 розог и разжа­лован в рядовые. Он участвовал в трех рукопашных боях, был трижды ранен, награжден двумя Георгиевскими крестами. После Февральской революции В.П.Дроздов оказался в Пскове, где по поручению ревкома вел агитацию на предприятиях и в воинских частях, выступал на митин­гах. В марте 1917 г.- он вступил в ряды РСДРП. В 1918 г., с началом формирования первых красноармейских отрядов, он вступил в Крас­ную армию. На Псковщине В.П.Дроздов оставался и в период герман­ской интервенции, и во время борьбы между «красными» и «белыми» в 1919 г.; несколько раз с разведывательными целями пробирался в ок­купированный Псков, был арестован контрразведкой и подвергался зверским пыткам.
В 1919 г. связь В.П.Дроздова с Псковщиной на несколько лет пре­рвалась. Он продолжал служить в Красной Армии, пройдя путь от бой­ца до политрука Отдельной интернациональной бригады Южного фрон­та и командира эскадрона. В.П.Дроздов участвовал в пяти рукопашных боях, дважды был ранен и дважды представлялся к награждению орде­ном Красного Знамени. Затем он служил в особом отделе Юго-Западно­го фронта, после окончания гражданской войны — в железнодорожной охране, окончил школу кремлевских курсантов (школу ВЦИК) в Моск­ве, после чего направлен в органы ЧК-ОГПУ в Сибирь. Из далекого Баргузина он осенью 1926 г. вернулся в Псков, и с 1 октября получил новое партийное поручение: Псковский губком ВКП(б) рекомендовал его на должность заведующего губернским архивным бюро.2
На этом посту В.П.Дроздов не только занимался повседневной текущей работой архивного бюро, но и выступил в качестве автора статей по историко-революционной тематике. Уже через месяц после вступления в должность, к очередной годовщине Октябрьской револю­ции он опубликовал в газете «Псковский набат» заметку «В те дни в Пскове»,3 в которой кратко рассказал о расстановке политических сил в октябре 1917 г., о приезде в Псков лидера эсеров В.Чернова (которо­го он называет почему-то Михаилом — Авт.), о выступлении его на
митинге буржуазной общественности, а также о большевистском ми­тинге в Народном доме им. А.С.Пушкина, где выступил приехавший из Петрограда Б.П.Позерн. Называет Дроздов имена активных псков­ских большевиков — Свердлова и Ушарнова, представителей автороты Егорова и Пчелкина, много поработавших в воинских частях. Статья написана, очевидно, по личным воспоминаниям, т.к. никаких указа­ний на использование документов в ней не просматривается. В.П.Дроз­дов писал о событиях, свидетелем которых он был. Чувствуется хоро­шее знание автором города: он точно указывает места, где происходи­ли описываемые им события. Статья конкретными примерами допол­няет картину Октябрьских событий 1917 г. в Пскове.
Почти одновременно с газетной заметкой в журнале «Спутник большевика» была опубликована более обстоятельная статья В.П.Дроз­дова «Балахович в Пскове», посвященная событиям 1919 г., очевидцем которых автор также был. «При составлении статьи я пользовался не только архивным материалом, — пишет автор, — но и воспоминаниями отдельных участников и своими личными».4 Неоднократно, например, ссылается В.П.Дроздов на известную работу члена Северо-Западного белогвардейского правительства В.Л.Горна «Гражданская война на Северо-Западе России» (неясно, впрочем: на книгу, изданную в 1923 г. в Берлине, или же отрывки из нее, опубликованные в «Псковском на­бате» — Авт.). Основное внимание автор уделяет показу личности и действий Булак-Балаховича: приводит факты его биографии, расска­зывает в службе в Красной Армии, переходе на сторону белых, звер­ствах в захваченном Пскове и освобождении города.
В литературе, посвященной событиям гражданской войны на Псковщине, статья В.П.Дроздова была одной из первых. Тем самым он стоял у истоков историографии этой проблемы.
Других опубликованных работ В.П.Дроздова, за исключением указанных двух, обнаружить не удалось. Скорее всего, их больше и не было. На посту же заведующего архивом его больше всего беспокоили вопросы материального порядка: состояние архивохранилищ, обеспече­ние надлежащего хранения документов, их прием и обработка. 30 декаб­ря 1926 г. он подал в губисполком обстоятельную «Докладную запис­ку», в которой писал: «Будучи не 100%-ным архивным работником, мне все же пришлось столкнуться с теми многими халатностями и с той малой заинтересованностью в деле постановки архивной части» как со стороны самих архивных работников, так и ряда государственных уч­реждений. Далее Он убежденно доказывал, что архиву нужны постоян­ная помощь и внимание со стороны губисполкома, «всех советских уч-
реждений и предприятий», чтобы обеспечить надлежащее хранение документальных материалов, добиться «более-менее сносного обору­дования уездных хранилищ», завершить прием материалов за 1921 г. и подготовиться к приему документов 1922 г. Ввиду предстоящей боль­шой работы он просил губисполком рассмотреть возможность увели­чения штата архива на два человека.5
Почти одновременно В.П.Дроздов разослал на места циркуляр Центрархива «О проведении в жизнь «Положения об уездном архиве» от 27 октября 1926 г., решив тем самым обратить внимание на имевши­еся в уездах серьезные недостатки в деле архивного строительства.6
Псковский губисполком среагировал на «Записку» В.П.Дроздо­ва очень быстро: уже 3 января 1927 г. заслушал его доклад на заседа­нии Президиума. В принятом постановлении он рекомендовал уиспол-комам срочно заняться оборудованием надлежащих архивохранилищ, Псковскому горсовету в месячный срок решить вопрос о расширении помещений губернского архива, а губернской штатной комиссии изыс­кать возможность увеличения штата архива.7
Проблему увеличения архивных площадей В.П.Дроздов начал ре­шать еще до настоящего решения губисполкома: уже 13 декабря 1926 г. Президиум губисполкома выделил 175 руб. на ремонт здания Тиунс-ких палат, которое предполагалось передать в ведение губархбюро.8
Возможно, у В.П.Дроздова были какие-то другие творческие за­мыслы, но его архивная карьера, продолжавшаяся всего четыре меся­ца, была прервана уже упомянутым пожаром.
Причина пожара оказалась для следствия непонятной: он случил­ся рано утром в понедельник, печи с 5 февраля в помещении не топили, уборщица М Лунева в воскресенье 6 февраля дважды (около 5 и 10 ча­сов) заходила в канцелярию и ничего подозрительного не обнаружила. Горючих веществ, за исключением свечей, в помещении архива не было. От электропроводки пожар возникнуть не мог, т.к. электричеством в эти дни не пользовалась, и находилась проводка в углу, противоположном от места загорания.» Вот тогда-то и родилась версия о поджоге.
Следствие выявило немало нарушений финансовой дисциплины со стороны заведующего В.П.Дроздова, который «не стремился поставить денежную отчетность на должную высоту, вел самолично кассовую кни­гу, хранил все денежные суммы у себя, не открывал в финогранах соот­ветствующего счета, хотя по инструкции и циркулярам Центрахиваобя­зан был открыть счет в банке или губфо». Допустил, якобы, Дроздов и необоснованную растрату командировочных средств, принял на работу секретарем губархбюро помимо биржи труда своего зятя П.Д.Кустова.10
Нарушения, очевидно, в действительности имели место, но в та­ком случае можно сделать упрек и губкому ВКП(б), рекомендовавше­му на ответственную должность человека, не только являвшегося но­вичком в архивном деле, но и недостаточно искушенного в финансо­вых вопросах, а вдобавок ко всему больного неврастенией.»
И вот этот человек, как записано в решении суда, «задумал скрыть следы преступления, для чего в субботу вечером около 6 часов пришел в архив, где в то время уборщица Лунева мыла полы в канцелярии, прошел к себе в кабинет и минут через 20 стал уходить, припечатав дверь кабинета сургучной печатью, что делалось всегда, а свечку, ко­торой топил сургуч, не погасив, поставил горящей на стол секретаря Кустова, где лежали бумаги, а сам ушел. Сторожиха же Лунева, заме­тив горящий огарок свечи, потушила его и, закрыв архив, ушла домой, при чем ранее при припечатывании двери огарок свечи всегда клался на окно. По показаниям той же Луневой ключ от наружной двери ар­хива брал ранее Дроздов… Не отрицал этого и сам Дроздов».12

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • На пристани «Псков» предлагают установить мемориальную доску
  • Кузнецы сделали ключ от Псковского кремля
  • Краеведческой музей г. Пскова
  • Авиорадиохим в Пскове.
  • Интересное