Поиск по сайту

Краеведческая деятельность Черницкого

Следствие по «делу Зыбковца» длилось несколько месяцев, ви­новным он себя так и не признал. Наконец, в мае 1938 г. «следственное дело» было направлено в Особое Совещание НКВД СССР, а последнее 21 июня 1938 г. приговорило В.Ф.Зыбковца «за контрреволюционную деятельность» к заключению в исправительно-трудовой лагерь сроком на 8 лет (включая срок с момента ареста).10′
Отбывать наказание он был отправлен в сентябре 1938 г. на ст.Ны-роб Пермской области ведомства «Усольлага НКВД», а оттуда писал заявления в Ленинградское Управление НКВД, Наркому внутренних дел Н.И.Ежову, а 28 апреля 1939 г. обратился непосредственно к И.В.­Сталину, где опять же упорно доказывал, что никаких преступлений не совершал и вины за собой не видит. «Дорогой Иосиф Виссарионо­вич, — писал Владимир Филатович. — Я не обманываю Вас. Дело мое запутали карьеристы и двурушники. Прикажите расследовать это дело до конца…».102 В качестве «карьеристов» и «двурушников» Зыбковец называл-бывшего начальника Псковского окротдела НКВД Рубенчи-ка и начальника 4-го отделения Викторова, а поводом для расправы с ним считал увольнение в 1936 г. с должности секретаря музея жены бывшего начальника 3-го отделения окрНКВД и, несмотря на оказан­ное после этого давление, Зыбковец своего приказа не отменил.103
Поскольку в марте 1939 г. Викторов за фальсификацию дел, подло­ги и «контрреволюционную деятельность» был осужден на четыре года, то «дело Зыбковца» было направлено в ОСО для пересмотра.104
В 1939-40 гг. проводилось доследование, в ходе которого 25 янва­ря 1940 г. была назначена экспертная комиссия, составленная на сотруд­ников Псковского музея: нового директора А.А.Пурышева, зам. дирек­тора И.Н.Ларионова и зав. антирелигиозным музеем Е.И.Бурмистровой. Она попыталась более объективно подойти к оценке деятельности ВФ.Зыбковца на посту директора музея с 3 сентября 1935 г. по август 1937 г. и отметить то положительное, что было им сделано; открыт в шести комнатах историко-революционный отдел (ул.Ленина, 3), в худо­жественном отделе положено начало организации раздела советс’кбго искусства, проведена реэкспозиция исторического отдела, начатьг’рес-таврационные работы по Гремячей башне, установлено несколькб’ме-мориальных досок на исторических памятниках, проведена частичная инвентаризация фондов исторического отдела, но в то же время не уда-
лось отремонтировать Дом Искры и открыть антирелигиозный от­дел, «не приняты во внимание постановления СНК и ЦК ВКП(б) и указания т.Сталина о преподавании истории, сказывались установки школы Покровского». Комиссия все же сделала вывод, что допущен­ные искажения и недостатки можно отнести не только к В.ФЗыбковцу.105
На основании проведенной экспертизы и в условиях частичного ослабления репрессивной деятельности НКВД в 1939-1940 гг. появи­лась надежда на пересмотр «дела». 23 марта 1940 г. в ОСО было на­правлено об этом ходатайство, но последнее в июне того же года сняло его с обсуждения и постановило: «ходатайство Зыбковца оставить без удовлетворения», оставив в силе прежнее решение ОСО.106
В.Ф.Зыбковец пытался добиться пересмотра дела и в условиях Ве­ликой Отечественной войны, но 28 июня 1943 г. заявление его было оставлено без рассмотрения, т.к. «нет оснований для пересмотра дела».107 В результате он отбыл свой восьмилетний срок заключения полнос­тью. Отмечалось его хорошее отношение к работе (работал счетоводом) и примерное поведение в быту. 20 августа 1945 г. В.Ф.Зыбковец был освобожден из Усольлага, но оставлен проживать на ст.Ныроб и рабо­тал в качестве начальника финотдела Ныроблага МВД. Но 31 декабря 1948 г. он «за принадлежность к антисоветской группе «правых» и ан­тисоветскую деятельность» был вновь арестован Молотовским УМГБ и 18 мая 1949 г. решением Особого совещания сослан на поседение в Красноярский край — в пос.Мамуховка Таневского района. В.Ф.Зыб­ковец, таким образом, разделил участь сотен других «повторников», когда люди вновь арестовывались по старым обвинениям, за которые срок уже отбыли. На поселении В.Ф.Зыбковец работал в леспромхозе -десятником, мастером, техноруком лесоучастка.
25 февраля 1951 г. он вновь обратился с письмом на имя И.В.Ста­лина, но ответа не получил. Уже после смерти Сталина, 24 апреля 1953 г. Зыбковец отправил заявление на имя Г.М.Маленкова с просьбой о ре­абилитации. И хотя УМВД Красноярского края сообщило, что «комп­рометирующих материалов на Зыбковца не имеется», тем не менее про­шение его 7 сентября 1953 г. было оставлено без последствий. 20 июня 1954 г. В.Ф.Зыбковец обратился с заявлением к Генеральному прокурору СССР, затем отправил в его адрес еще два заявления (19 июня и 13 августа 1954 г.), а 27 декабря 1954 г. обратился к мини­стру госбезопасности Серову. Лишь 7 мая 1955 г. по’протесту Генераль­ной прокуратуры судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда СССР постановила «за недоказанностью преступления» отменить
«дела» 1938 и 1949 гг. и реабилитировать В.Ф.Зыбковца. Комитет партийного контроля восстановил его в рядах Коммунистической партии.108 Справедливость восторжествовала, таким образом, только через 18 лет!
В сентябре 1955 г. В.Ф.Зыбковец вернулся к своей прерванной на столь долгий срок работе историка: он был принят на работу младшим научным сотрудником сектора религии и атеизма Института истории АН СССР. 1 июля 1960 г. он защитил кандидатскую диссертацию и продолжал работать в Институте истории старшим научным сотруд­ников.109 Основные его научные интересы были связаны с изучением вопросов первобытного общества, зарождением и развитием религи­озных верований. Им было написано около 10 книг и брошюр, вышед­ших в центральных издательствах (некоторые — двумя изданиями),110 он являлся одним из составителей распространенного справочного из­дания — «Атеистического словаря», выдержавшего несколько изданий, сборника ответов на вопросы о религии и вере.1″
Во всех этих работах история Пскова, естественно, отражения не находила. Но в Пскове В.Ф.Зыбковцу все же удалось после долгого пе­рерыва побывать. В июле 1963 г. в Псковском музее состоялся научный семинар музейных работников области, посвященный вопросам атеис­тической пропаганды. В числе прочих на нем выступил и приглашенный из Москвы В.Ф.Зыбковец.112 А два месяца спустя псковичи смогли по­знакомиться с Владимиром Филатовичем, выступившем в новом каче­стве — поэта; «Псковская правда» опубликовала три его стихотворения: «Идол», «Творчество» и «Полесье», написанных в разные года (1940,1943, 1963 гг.). Поэтическое творчество было тесно связано с его научной ра­ботой, а тематика стихотворений часто повторяла исследования по воп­росам истории первобытной культуры. Таково, например, стихотворе­ние «Идол», написанное в заключении в 1940 г.:
Затем, чтобы дальше он видел,
Над ширью речной на виду
Поставлен был каменный идол;
Ему приносили еду
И толстогубый рот
Услаждали кровью и медом,
Дабы истукаиище тот
Был ласков с народом…1″
В последние годе жизни В.Ф.Зыбковец исследовал более близкую к современности проблему: о ликвидации монастырского землевладе­ния и имущества в первые годы Советской власти. По теме были опуб-
ликованы статьи,»4 а уже после кончины В.Ф.Зыбковца в свет вышла монография «Национализация монастырских имуществ в Советской России 1917-1921 гг.» (М.Институт истории СССР АН СССР. 1975).
Скончался Владимир Филатович Зыбковец 25 октября 1973 г. в Москве.118

Директор Псковского музея А.А.Пурышев
В январе 1938 г. в Псков прибыл командированный Ленинградским облоно Алексей Андреевич Пурышев, назначенный 15 января на должность директора Управления Псковских государственных музеев, объединявшего исторический, историко-революционный, естественно-исторический и художественный музеи.
А.А.Пурышев происходил из крестьян селаТеребонижье Волхов­ского района Петербургской губернии, где он родился 15 марта 1888 г. Когда ему исполнилось 13 лет, умерла мать, и Алексею пришлось отпра­виться на заработки в Петербург. Трудовую деятельность он начал уче­ником конторщика в магазинах столицы (1904-1909 гг.), в 1909-1914 гг. служил в армии — сначала рядовым, затем унтер-офицером Выборгско­го полка в Новгороде, где остался и после окончания службы, работая конторщиком и помощником бухгалтера губернского казначейства. В 1915-1917 гг. А.А.Пурышев снова служил в армии: унтер-офицером 177-го запасного полка в Новгороде, затем курсантом 2-й Ораниенба­умской школы прапорщиков, комиссаром 176-го запасного пехотного полка в Твери, а после этого работал в торговых, финансовых и коопе­ративных учреждениях Новгорода (1918-1932 гг.), в том числе в Осо­бом отделе ЧК. В октябре 1919 г. он был принят в ряды РКП(б), в Нов­городе же получил образование, сдав экстерном за 7 классов реально­го училища (ранее он учился в приходской школе и городском учили­ще, которое не окончил).
С декабря 1932 г. в качестве научного сотрудника Новгородского музея началась музейная деятельность А.А.Пурышева. С январе 1934 г. по 2 марта 1937 г. он был ответственным секретарем и научным сотруд­ником Новгородской истпарткомиссии, занимаясь сбором и научной

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • На пристани «Псков» предлагают установить мемориальную доску
  • Кузнецы сделали ключ от Псковского кремля
  • Краеведческой музей г. Пскова
  • Авиорадиохим в Пскове.
  • Интересное