Поиск по сайту

Краеведческая деятельность Черницкого

также выставка «Псков в Пушкинскую эпоху» с показом быта губернии посредством документов и художественных полотен. Псковский худож­ник В.О.Рехенмахер восстановил для этого картину «Пушкин и Мицке­вич», написанную в 1-913 г. и сгоревшую при пожаре в Михайловском в 1918 г. Зав.историческим отделом Н.Е.Алаева обнаружила в фондах му­зея переписку Екатерины II с А.Ганнибалом и его сыном Иваном Абра­мовичем, часть которой также экспонировалась на выставке.82
Выставка открылась 6 февраля 1937 г., в первый день ее посетили 220 чел. На выставке экспонировались кроме собственных материалов около 200 гравюр и автографов, присланных из Литературного фонда Москвы. Псковский же музей, наоборот, отправил на Всесоюзную Пуш­кинскую выставку картину Г.Мясоедова «Побег Григория Отрепьева из корчмы на Литовской границе», хранящуюся в ее фондах. «Но все же выставка бедна, — отмечала газета «Псковский колхозник». — Устро­ители выставки имели целью отобразить жизнь и творчество Пушкина в работах Псковских художников, тогда как это должно составлять всего один из ее отделов. Второй отдел должен был состоять из доку­ментов о Пушкине и книг, а третий — из фоторепродукций. В этом ее существенный недостаток, который подчеркивают посетители».83
В музей продолжали поступать и вещественные памятники, — как обнаруженные сотрудниками, так и присланные гражданами. В декаб­ре 1935 г. т Синерецкого сельсовета Островского района были достав­лены 69 серебряных монет однокопеечного достоинства, на лицевой стороне которых имелась надпись «денга псковская» и изображение барса, на оборотной — князя Всеволода Гавриила. В.Ф.Зыбковец в свя­зи с этим сообщил в печать, что поступившие монеты представляют большую редкость и ценность, т.к. первые псковские монеты стали че­каниться с 1425 г.84 Примерно в то же время музей приобрел у местного старожила медный квадратный знак — свидетельство уплаты пошлины за ношение бороды петровской эпохи.85 Летом 1937 г. нумизмат-люби­тель Слесарев, счетовод одной из сельхозартелей, передал музею со­бранную им в течение многих лет коллекцию старых монет и медалей: 25 медных монет эпохи Петра I, свыше 50- второй половины XVIII в. и 15 — первой половины XIX в. 14 медалей посвящались различным па­мятным датам.86
Эти поступления пополняли коллекции музея и историческую экс­позицию, работа над которой занимала в деятельности В.Ф.Зыбковца и сотрудников исторического отдела одно ив главных мест, поскольку Постановления СНК СССР и ЦК ВКП(б) 1934-1936 гг. о преподавании истории изменили подходы к освещению многих исторических перио-
дов, событий, личностей, что следовало отразить и музейными сред­ствами. Предстояло проделать большую работу, т.к. исторический от­дел в силу проявлений «национального нигилизма» и увлечения совре­менными проблемами был сведен до минимума. 30 октября 1936 г. переоборудованный исторический отдел музея был открыт. Он зани­мал три зала, объединенных общей темой «Псков XI-XV вв.», В Пер­вом зале освещалась эпоха возникновения Пскова (древние поселения, городища, неолитические стоянки), во втором — экономика Пскова XII-XV вв., где видное место занимал план Пскова на иконе, расчи­щенной для экспонирования сотрудниками музея, в третьем зале рас­крывалось государственное устройство Пскова. Центральной темрй здесь была «Князь»: одежда, иконы, карта походов князя Довмонт’а на литовцев, выписки из летописей. Использовались материалы раскопок в Кремле 1936 г., показывались формы землевладения, деятельность веча, проявления классовой борьбы. В конце года открылся еще один зад — «Церковь на службе у псковских феодалов», а к 1 мая 1937 г. обо­рудован отдел, посвященный Пскову после присоединения к Москве: в двух задах были представлены материалы о развитии ремесла, торгов­ли и земледелия в XVI-XVII вв. На основании росписных списков Раз­рядного приказа XVI в. сотрудники музея составили карту псковской крепости о нанесением на каждую башню и стену точных данных о во­оружении.87
Однако 24 мая 1937 г. в газете «Псковский колхозник» появилась статья «Музей истории…без истории», в которой все усилия сотрудни­ков практически полностью перечеркивались. Отмечалось, что они находятся в плену установок так называемой «школы М.Н.Покровс­кого», которая «пыталась ликвидировать историю как науку, подме­нив ее изучением мертвых схем развития общественных форм и рас­суждений об истории и исторических событиях без изучения самих со­бытий». «Руководители музея, — продолжал автор, — не сделали для себя практических выводов из неоднократных решений ЦК партии и Со­внаркома по вопросам истории. Только этим и можно объяснить, что показ гражданской истории Пскова здесь подменен попыткой дать схе­му развития материальной культуры и классовой борьбы вне связи с конкретной исторической обстановкой и историческими событиями». Отмечалось, в частности, полное замалчивание такого факта, как Ле­довое побоище, а имеющиеся экспонаты — рыцарские доспехи и оружие — показывались в музее для демонстрации развития… материальной культуры. Не были отражены в экспозиции и другие факты героичес­кой борьбы псковичей с иноземными захватчиками, например, с войс-
ками Стефана Батория, а в этикетке, посвященной князю Довмонту, этот «выдающийся исторический деятель» назывался авантюристом.
В вину руководству музея ставилось и распространение книги Н.И.Платонова и В.А.Богусевича «Современный и древний Псков» (Псков. 1932), где «что ни фраза, то искажение истории…»: «Борьба русского народа в лице псковичей с немецкими рыцарями-поработите­лями изображается как борьба русского торгового капитала с обезли­ченным западноевропейским», «стремление к Балтийскому побережью, являющееся абсолютно необходимым, по словам Маркса, для разви­тия России, Платонов и Богусевич раскрывают так же, как и ученики Покровского, как хищническую политику торгового капитала».
В заключение автор привел в подтверждение своих выводов ряд отзывов посетителей музея: «Истории для человека, незнакомого с рус­ской историей и историей Псковщины, в музее нет» (запись отб ноября 1936 г.); «Музей совершенно не дает представления о значении Пскова в строительстве нашего государства. Нельзя назвать музеем собрание монет и украшений. Надо дополнить музей экспонатами, отражающи­ми настоящую историю Пскова…» (запись от 3 декабря 1936 г.); «Нуж­но отразить последовательно историю Пскова, ибо по имеющимся эк­спонатам и объяснениям трудно вложить в голову посетителям исто­рическое развитие. Мой совет — необходимо показать, как переделывал­ся город Псков, как происходила историческая борьба и как Пскрв ста­новился форпостом социалистического строительства в современных условиях» (командир РККА).88
Назначенная для проверки приведенных в газете фактов комис­сия подробно ознакомилась с работой музея и посчитала, что «статья правомерно поставила вопрос о неблагополучии в Псковском государственном историческом музее». Члены комиссии согласились с выводами газеты о трактовке деятельности князя Довмонта, как «не­правильной и вредной», таким же образом квалифицировалось распро­странение книги Н.И.Платонова и В.А.Богусевича, т.к. «авторы ее -люди, не заслуживающие политического доверия, допустившие в кни­ге ряд трактовок антинаучных и политически вредных», что «показ гражданской истории и героических страниц истории Пскова в музее отсутствует», а историческая подготовка большинства работников музея крайне низкая, работы же по повышению их квалификации и политической подготовки не ведется. «Все эти недостатки в историчес­ком отделе музея есть результат того, что из Постановления ЦК ВКП(б) «На фронте исторической науки» дирекция и работники музея практи­ческих выводов для себя не сделали», — следовал вывод. В качестве не-
достатков были отмечены слабое отражение в историко-революцион­ном отделе роли И.В.Сталина, обнаружение на одной из фотографий «врага народа» Бухарина, на картине — Тухачевского и Гамарника, выпячивание при освещении событий революции 1905 г. интеллиген­ции в слабое отражение участия рабочих, отсутствие антирелигиозной работы и т.п.
Комиссия предложила музею устранить все эти недостатки, про­должить систематическую проверку экспонатов для устранения уста­ревших и негодных материалов, для повышения квалификации работ­ников организовать семинар с привлечением научных сил города и Ленинграда, совместно с СВБ организовать антирелигиозную выстав­ку-музей и др. Последовала персональная критика и в адрес В.Ф.Зыб-ковца: «чувствуется его оторванность от работы музея…, к членам партии, выступающих против него, он старался пришить какой-либо ярлык» и др., а посему «необходимо взять под контроль работу дирек­тора музея т.Зыбковца».8*
Вскоре после завершения работы комиссии в газете «Псковский колхозник» появилась новая статья под названием «Ничего не измени­лось» (через месяц после предыдущей статьи), в которой рассказыва­лось о серьезных недостатках в работе партийной организации музея, о зажиме критике со стороны В.Ф.Зыбковца.90

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • Кузнецы сделали ключ от Псковского кремля
  • На пристани «Псков» предлагают установить мемориальную доску
  • Краеведческой музей г. Пскова
  • Авиорадиохим в Пскове.
  • Интересное