Поиск по сайту

Краеведческая деятельность Черницкого

В июле 1936 г. и.о.зав.историческим отделом музея Н.Е.Алаева подала на имя В.Ф.Зыбковца «Докладную записку по вопросу о подзем­ных ходах г.Пскова». «Согласно имеющимся в историческом отделе Псковского государственного музея историческим источникам, — писала она, -в г.Пскове в конце XVI и XVII вв. существовали подземные ходы, которые устраивались в стратегических целях». Далее автор на трех ма­шинописных страницах приводила свидетельства различных источни­ков о «слухах»: сочинения КТ.Евлентьева, доклад Н.Ф.Окулич-Казари-на, «Повесть о прихожении польского короля Стефана Батория на град Псков», 1-ю Псковскую летопись, Годовую смету 1665 г., опросы быв­ших сотрудников ПАО и др. Получилась довольно полная справка, Дающая представление о характере и местонахождении древних подзе­мелий.58
В.Ф.Зыбковец, ознакомившись с ней, через день после получения, 9 августа 1936 г. направил «Записку» в адрес секретаря окружкома ВКП(б) П.И.Петрунина и зав.агитпропотделом окружкома В.В. Агапо-
ва, — просто «для сведения».59 Реакция высшего партийного руковод­ства округа последовала незамедлительно, и была она, возможно, неожиданной для сотрудников музея.
Уже 10 августа, т.е. на следующий же день по получении записки, бюро окружкома ВКП(б) специально по докладу В.В.Агапова обсудило вопрос «О подземных ходах, обнаруженных в г.Пскове» и приняло сле­дующее постановление:
«Заслушав сообщение т.Агапова о подземных ходах, обнаружен­ных в г.Пскове, окружком ВКП(б) ПОСТАНОВЛЯЕТ:
Сообщение т.Агапова принять к сведению. Имея в виду бесспор­ную и исключительно большую не только историческую, но и практи­ческую ценность подземных ходов для целей обороны, обязать горсо­вет и окротдел НКВД поставить охрану подземных ходов и произвес­ти очистку их в срок до 1 октября с.г.».60
Но что понималось под «целями обороны» — предотвращение воз­можных диверсий, шпионажа в условиях пограничного положения го­рода, или же намерение использовать подземные ходы в качестве убе­жищ в случае войны, как и то, была ли на самом деле выставлена упо­минаемая охрана — остается неизвестным. В.Ф.Зыбковцем же, по свиде­тельству очевидцев, лично проверялась версия о возможности существо­вания подземного хода из церкви Иоанна Предтечи за пределы монас­тыря, но никакого хода обнаружить не удалось.61
Говоря о работе коллектива музея по сохранению памятников старины, следует обратить и на такое направление их деятельности, как этикетаж памятников. Еще до назначения директором В.Ф.Зыбков-ца в печати стали появляться критические заметки о том, что почти все памятники не имеют мемориальных досок и пояснительных текстов, что затрудняет ознакомление с ними. «Каждая пядь земли Пскова; подкрепленная сохранившимися памятниками прошлого и революци­онного настоящего при соответствующей обработке должна стать ин­тересной, любимой, исторической книгой, — писал, например, один из читателей, подписавшийся псевдонимом «Турист». — Но пока эта кни­га, к большому огорчению, еще не переведена на наш, доступный по­ниманию язык. В музеях принято экспонаты снабжать этикетками, в лаконичной форме дающими представление о предмете. Город-музей (как принято теперь называть) не имеет еще этого элементарного посо­бия. Говорят, что Государственная Академия истории материальной культуры уже несколько лет тому назад обещала заполнить этрт суще­ственный пробел и составить тексты к каждому охраняемому памятщн ку. Но увы, эта книга еще не переведена и недоступна. Организован*’
ные экскурсии прибегают к помощи переводчика (экскурсовода), но одиночке это недоступно…»62
Восполнить имеющийся пробел обязывало музей и Постановле­ние Псковского окрисполкома от 21 ноября 1935 г., рекомендовавшее провести этикетаж всех памятников. В том же месяце музей сделал за­каз заводу «Металлист» на изготовление 200 чугунных мемориальных досок размером 1 м х 80 см каждая с целью установки их на каждой башне, церкви, памятнике гражданского зодчества, имевшими художе­ственно-историческое значение. Надписи на них содержали краткие сведения о памятнике. В Пскове предполагалось первоначально все памятники этикетировать к 1 мая 1936 г., а к осени закончить эту рабо­ту и в округе. Но завод под разными предлогами оттягивал выполне­ние заказа, и первую доску изготовил лишь в марте 1936 г. Она была укреплена на стене Поганкиных палат и содержала выдержанную с «классовых позиций» информацию о памятнике и его владельце СИ. Поганкине:
РСФСР Псковский Государственный музей
Поганкины палаты сооружены в 1667-1671 гг. крупнейшим псковс­ким купцом С.И.Поганкиным. Поганкин разбогател путем хищений на псковском монетном дворе, управляющим которым он являлся, и от ба­рышей по торговле пенькой, льном, кожами и салом.61
Вот такие доски с краткой характеристикой и выдержанные в таком же духе предполагалось установить и на других памятниках. Однако все из предполагаемых 200 досок изготовлены так и не были, и количество их в конечном итоге исчислялось единицами. Появилась, например, доска на здании бывшей Приказной палаты, на ряде церк­вей. Вот одна из них: «Церковь Василия на Горке построена 1413 г Является одним из лучших образцов строительной техники феодала ного Пскова. В подвале под церковью хранились купеческие товары».64
Гораздо актуальнее считалось увековечение мест революционных событий, особенно в связи с приближавшейся ХХ-й годовщиной Ок­тября и работой музея по выявлению историко-революцонных мест. Не случайно из Ленинграда было выделено на изготовление мемори­альных досок для памятников революции 1 т латуни, а заказ на первые 14 досок был размещен на ленинградском заводе «Красный литейщик».65
В апреле 1937 г. В.Ф.Зыбковец представил на утверждение окруж-кома ВКП(б) тексты первых шести досок для историко-революцион­ных мест:
— В этом доме проживал Владимир Ильич Ленин по приезде в
Псков 10.11 — 26.11. 1900 года; (для дома бывш.Лапотникова на ул.Со-ветской, 40);
— Здесь происходило избиение демонстрации учащихся полицией и черносотенцами вечером 20(7) февраля 1905 г. (для дома бывш. купца Разбегаева на ул. Советской);
— На этом месте героически погиб в бою с белоэстонцами коман­дир минно-подрывной роты тов.Чепурин, взрывая мост при отступле­нии из Пскова 25.V. 1919 г. (для моста Красной Армии);
— Здесь в 1919 г. помещался штаб Красной Армии, Псковский уез­дный исполком и ревком. Под руководством тов.Фабрициуса отсюда началась подготовка разгрома Красной Армией войск белобандита Булак-Балаховича (для станции Торошино);
—  На этом столбе белобандитом Булак-Балаховичем были пове­шены 26.V.1919 г. несколько граждан, открыто высказывавшихся за Советскую власть (для ул. Советской);
—  Здесь проходила организация Псковского коммунистического батальона для борьбы с белогвардейскими бандами в 1919 г. (для Дома Советов).66
Предусматривалась также установка мемориальных досок на зда­нии фельдшерско-акушерской школы (бывш. Псковский централ), на братской могиле красноармейцев на р.Кебь, на месте захоронения 7 крас­ноармейцев у Покровской башни, на братской могиле красноармейцев в д.Ветошка Псковского района, на месте расстрелов активистов Булак-балаховичем в пос.Череха и в Елизаровском монастыре и др.67 Тексты мемориальных досок, связанные с именем В.И.Ленина, подлежали окончательному утверждению в Институте Маркса-Энгельса-Ленина, другие — в Главной редакции «Истории гражданской войны в СССР».*8 — — Несмотря на неполное осуществление задуманного, установлен­ные мемориальные доски все же стали примечательным явлением для Пскова. С разрешения уполномоченного по охране памятников при Ле­нинградском облисполкоме в кратчайшие сроки предполагалось уста­новить четыре памятника: взамен обветшавшего красноармейцам на Дмитриевском кладбище, на реке Кебь, за кинотеатром «Аврора», где были сожжены выкопанные из могил у Дома Советов Балаховичем тела 6 красноармейцев, а также в Чертовом ручье — в месте подпольныхсб-браний социал-демократической группы в 1905 г. Музеем был объяв­лен конкурс проектов памятников.*9 Уполномоченный по охране па­мятников при облисполкоме Оконешников просил провести фотофик­сацию мест предполагаемой установки памятников, а также предста­вить ему эскизы памятников. В этом же письме, направленном в адрес
В.ФЗыбковца, он коснулся и вопроса об установке в Пскове памятни­ка С.М.Кирову. Ранее этот вопрос поднимался в устной беседе во вре­мя поездки в Ленинград В.Ф.Зыбковца и зав.историко-революционным отделом А.М.Шкаредных. Оконешников обещал обеспечить проект в необходимом количестве бронзой, а 25 мая 1937 г. он писал в Псковс­кий окружком ВКП(б) и одновременно В.Ф.Зыбковцу:
«Мы имеем возможность договориться о приобретении бронзо­вой фигуры С.М.Кирова работы скульптора Томского, получившего 1-ю премию на конкурсе Ленсовета. И если этот вопрос псковскими организациями ставится вполне конкретно, необходимо выехать в Ле­нинград представителю псковских организаций для осмотра памятни­ка».70 Следовательно, к сооружению памятника С.М.Кирову, откры­тому 6 ноября 1937 г. в Пскове, В.Ф.Зыбковец также имел отношение.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • Кузнецы сделали ключ от Псковского кремля
  • На пристани «Псков» предлагают установить мемориальную доску
  • Краеведческой музей г. Пскова
  • Авиорадиохим в Пскове.
  • Интересное