Поиск по сайту

Краеведческая деятельность Черницкого

Весьма успешно функционировал художественный отдел музея, при котором действовала художественная студия, а 1 мая 1934 г. от­крылась выставка картин псковских и ленинградских художников, на которой были представлены полотна И.Н.Ларионова, В.Кузнецова, В.О.Рехенмахера, Г.И.Иванова, А.Д.Рыбчевского, отражавших эпоху социалистического строительства. В июне 1934 г. выставка была на­правлена в лучшие колхозы: первоначально — в колхоз «Металлист» Тямшанского сельсовета, затем в колхозы зоны Карамышевской МТС.71 В мае 1934 г. в музее открылась выставка фарфоровых изделий, кол­лекция которых была приобретена для картинной галереи у государ­ственного фарфорового завода им.Ломоносова.72 В том же году музей­ный отдел Наркомпроса направил экспедицию реставрационного от­дела Государственной Третьяковской галереи для осмотра фресок древ­ней церкви с.Мелетово; по завершении работ она продолжила исследо­вание Снетогорских фресок XIV в.» Псковский музей к тому времени имел свой опытный участок, где выращивались семена чечевицы, нута, табака, дыни, арбуза, предоставляемые бесплатно колхозам.74
В 1933-1934 гг. в Пскове строилась трасса нового водопровода, проходившая но улицам исторической части города. По линии тран­шеи сотрудники музея фиксировали рельеф местности, остатки пост­роек, обнаруженные находки (золоченые бусы, бронзовые браслеты из языческого погребения X в., древние подковы и др.) поступали в фон­ды. Всего было собрано более 100 находок, на основе которых органи­зована выставка. Решено была приступить к раскопкам наиболее древ­них мест города — в Мирожском и Ивановском монастырях, во дворе общежития медицинского техникума и др. »
Сотрудники музея постоянно занимались пропагандой истори­ческих знаний через печать. Особой активностью в 1934 г. отличались И.Н.Ларионов и В.А.Богусевич, опубликовавшие в специальной руб­рике «Из блокнота историка» на страницах «Псковского колхозника» заметки о Псковском восстании 1650 г., Псковском Кремле, псковских тайниках, Петровских бастионах, художественных сокровищах Пско­ва и др.76
А.И.Баллод в начале 30-х гг. выступал на страницах печати крайне редко. Подпись его можно встретить, разве что, под некоторыми объявле­ниями музея, приглашающими на очередную выставку. Но с лета 1933 г. он возобновил публикацию статей, по-прежнему посвящая их истории революционных событий на Псковщине. В августе 1933 г. впервые после 1929 г. газета напечатала его заметку «Балаховщина», приуроченную к очередной годовщине освобождения Пскова от белогвардейцев.
Затем в течение 1934-весны 1935 гг. А.И.Баллод опубликовал на страницах «Псковского колхозника» около десятка небольших статей и заметок о пребывании В.ИЛенина в Пскове («Ильич в Пскове»), собы­тиях революции 1905 г. («1905 год в Пскове», «Псков в те дни»), 1917 года («Февральские дни в Пскове», «Октябрь в Пскове»), гражданской войны («Псковские полки») и др.(Приложение 1). Большинство из них иллюстрированы фотокопиями плакатов, листовок, газет, материал черпался как из воспоминаний и сообщений периодической печати, так и из архивов. Все его статьи не могут быть призиаиы в полном смысле исследовательскими, это были скорее научно-популярные заметки, к тому же опубликованные в газете, а не в научном издании. Тем иё ме­нее ими А.И.Баллод внес свой вклад в изучение истории края, в пропа­ганду революционного прошлого Псковщины.
Последние статьи (февраль-март 1935 г.) были написаны, когда А.И.Баллод уже оставил работу в музее: в январе 1935 г. он был наз­начен заведующим Центральной городской библиотекой, но прорабо­тал здесь всего полгода, т.к. 22 июля 1935 г. был назначен секретарем
Псковского горсовета.77 Работа стала для А.И.Баллода не менее беспо­койной и ответственной, чем в музее, хотя материальное положение его улучшилось: секретарь горсовета получал зарплату в 500 руб. — на уровне зав.горОНО, горздравотделом и др. (оклад председателя горсовета со­ставлял 700 руб.). Отныне краеведческая деятельность его закончилась, если не считать того, что бюро Псковского горрайкома ВКП(б) созда­ло специальную комиссию по написанию очерка, посвященного 30-ле­тию революционных событий 1905 г. в Пскове, в которую вошел и А.И.Баллод (очевидно, учитывая характер его прежней работы и за­метки по истории революционных событий).79 Но очерк этот, скорее всего, написан не был.
Теперь же А.И.Баллоду приходилось очень много заниматься организационной работой по подготовке и проведению заседаний Пре­зидиума и Пленумов горсовета, а также выполнять ряд других нагру­зок. В августе 1935 г. он был, например, назначен председателем ко­миссии по назначению персональных пенсий местного значения, и од­новременно председателем гордеткомиссии, в декабре 1935 г. включен в состав городской комиссии по организации детского фонда им.В.И. Ленина и почти одновременно стал членом Президиума горсовета, в январе 1936 г. — членом окружной комиссии по вопросам религиозных культов. В марте 1936 г. А.И.Баллод был утвержден одним из регист­раторов для заполнения партийных билетов, кандидатских и отчетных карточек при Псковском горрайкоме ВКП(б), т.к. шла проверка и об­мен партийных документов. Поручение это было не случайным: А.И.Бал­лод обладал четким, прямо каллиграфическим почерком, что можно видеть на многих, написанных им документах.80 В январе 1937 г. Прези­диум окрисполкома, обсудив вопрос о рассмотрении жалоб трудящих­ся в Псковский горсовет, обратил внимание на множество недостатков в этом деле и сделал вывод, что «секретарь горсовета Баллод не орга-низовал проверки исполнения принятых по жалобам и газетным за­меткам решений, к работе с жалобами относится формально», поста­вив ему на вид.81
А.И.Баллод работал в должности секретаря горсовета в течение двух лет; в августе 1937 г. приступил к исполнению обязанностей но­вый председатель горсовета, и Баллод с 20 августа был освобожден от занимаемой должности.82 Он перешел на работу помощником управляю­щего одного из новых предприятий Пскова — лишь в мае 1935 г. обору­дованного в помещении бывших Окуневских бань лимонадного заво­да им.С.Разина.83 Коллектив завода был небольшим, здесь не было даже первичной партийной организации, и А.И.Баллод числился в качестве
коммуниста-одиночки. Но работать здесь ему довелось недолго: 3 де­кабря 1937 г. А.И.Баллод был арестован органами НКВД, как член не-существовавшей на самом деле «контрреволюционной латышской националистической организации». В подписанном после окончания скорого следствия обвинительном заключении от 15 декабря 1937 г. ут­верждалось, что А.И.Баллод, якобы «в 1935 г. в Пскове был завербован руководителем латышской националистической контрреволюционной организации Розенбеком К.К. в организацию, существующую при Ла­тышском клубе «Труд», в которой состоял по день ареста. Собирал и передавал в латвийскую разведку через Розенбека шпионские сведения: о частях 56 СД и 25 СД, расквартированных в Пскове, об отдельном танковом батальоне и Крестовском военном аэродроме, передал моби­лизационные планы Псковского горсовета, гороно, горкомхоза и по ав­тотранспорту, план г.Пскова с нанесением расположения воинский час­тей. Среди латышей проводил контрреволюционную пропаганду, на­правленную против мероприятий ВКЩб) и Советской власти. Распрос­транял провокационные слухи о скорой войне и поражении в ней Совет­ского Союза. Высказывал террористические намерения по отношению руководителей ВКП(б) и Советского правительства».84
А.И.Баллоду, сломленному на следствии, пришлось признать все эти абсурдные обвинения. О том, какими методами велось следствие, говорит хотя бы такой факт. В апреле 1939 г. в связи с арестом группы сотрудников Псковского окружного управления НКВД, обвиненных в нарушениях законности, было установлено, что подписи на ряде про­токолов допроса А.И.Баллода (7 и 9 декабря 1937 г.) оказались под­дельными.85 А.И.Баллод даже «признал», что «ряд заданий до конца выполнить не смог, т.к. в августе 1937 г. был с работы секретаря горсо­вета снят, как не справившийся с работой… Непосредственного учас­тия в повстанческой деятельности принять не мог ввиду плохого» со­стояния здоровья. Вознаграждений за это не получал, работу прово­дил из-за националистической ориентации».
Когда же следователь потребовал назвать хотя бы некоторых членов организации, А.И.Баллод никого, кроме К.К.Розенбека, назвать не мог. Еще бы им не знать друг друга! Ведь в марте 1927 г. именно А.И.Баллод сменил К.К.Розенбека на посту заведующего Музеем Ре­волюции, а в январе 1935 г., наоборот, К.К.Розенбек стал вместо А.И.Баллода директором краеведческого музея. Но следователь истол­ковал факт знакомства по-своему: «Никого, кроме Розенбека, из учас­тников организации назвать не могу. В целях конспирации Розенбек о них не говорил».8*
Записал он и такую нелепость, якобы высказанную Баллодом: «Я никогда не был настоящим большевиком, уже с 1921 г. я не соглашался с политикой ВКП(б) и Советского правительства, заявлял, что нынеш­няя политика ЦК ВКП(б) ведет страну к гибели, колхозы развалива­ются, крестьяне терпят нищету и голод».87

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • Кузнецы сделали ключ от Псковского кремля
  • На пристани «Псков» предлагают установить мемориальную доску
  • Краеведческой музей г. Пскова
  • Авиорадиохим в Пскове.
  • Интересное