Поиск по сайту

Краеведческая деятельность Черницкого

Через день, 17 июля, об этом же писала областная газета «Ленинг­радская правда», поместив статью уже под более громким названием -«Bfcar в музее». Повторив ряд фактов, приведенных С.Рудиным (даже со­хранив некоторые их формулировки), авторы статьи еще больше заост­рили отрицательные оценки: «Руководящий обслуживающий персонал, научные сотрудники музея… все как на подбор — кто из духовного звания, кто чином повыше — из потомственных дворян, — таковы научные сотруд­ники Скоропостижная, Рисположенский. Свора чужаков, пробравшаяся в музей, творит свое грязное контрреволюционное дело… Кучка жуликов и чужаков, пользуясь притуплением классовой бдительности руководите­лей — зав.музеем Розенбека, коммуниста с 1919 года, и руководителей гор­совета, вершит всеми музейными делами города Пскова».45
Факты, изложенные в газетах, расследовала специальная комиссия, а 10 августа 1935 г. по итогам ее работы вопрос о положении в музее рас­сматривало бюро Псковского окружкома ВКП(б). Хотя К.К.Розенбек находился на посту директора немногим более полугода, вся вина за «не­нормальное» положение в музее была возложена на него. Факты, опуб­ликованные в газетах, как отметило бюро, подтвердились полностью:
«вследствие оппортунистического благодушия и притупления классовой бдительности со стороны руководителя музея т.Розенбека в музее имело место неудовлетворительное состояние работы (отсутствие историко-ре­волюционного отдела, перегрузка исторического отдела религиозными экспонатами, отсутствие разделов развития капитализма и социалисти­ческой революции, слабость отдела социалистического строительства) и засоренность личного состава классово-чуждыми и жульническими эле­ментами… Розенбек не руководил музеем и работой в комнате В.И.Лени­на, а передоверил эту работу неблагонадежным в политическом отноше­нии элементам, проявил классовую близорукость в безответственность».
Обсуждение закончилось вынесением постановления: «За притупление классовой бдительности, халатное и безответственное отношение к работе, за допущение режима самокритики т.Розенбеку объявить строгий выговор и снять с работы в музее». Окружному отде­лу народного образования было предложено пересмотреть состав ра­ботников музея, очистить его от «классово-чуждых» элементов, заме­нить негодных работников более квалифицированными. Предложено было также «проработать целевые установки музея, его отделов», сроч­но завершить работу по созданию историко-революционного отдела.46
К.К.Розенбек после этого перешел на работу в райпотребсоюз, а вскоре, в ноябре 1935 г. в парторганизации этого учреждения, как и в других, проходила проверка партийных документов. Попытались было найти новые «компрометирующие денные» и на уполномоченного по закупке хлеба К.К.Розенбека: «При проверке установлено, что родители его находились в Латвии, имели молочную ферму, являлись арендатора­ми земли, эксплуатировали наемную силу…». Но, учитывая, что «связь с ними Розенбек порвал в 1917 г.», и принимая во внимание «доброволь­ную службу в Красной Армии командиром полка, партийную дисцип­линированность и активность в настоящее время», решено было в партии его оставить.47 В начале 1936 г. К.К.Розенбек был назначен директором Псковского райлесхоза, где трудился до сентября 1937 г.48
В сентябре 1937 г. он был привлечен к партийной ответственнос­ти за то, что, «работая директором межрайлесхоза, окружил себя вра­гами народа, возглавлял и вместе с ними проводил вредительство, направленное на вызов недовольства крестьян и колхозников и причи­нение государству огромных убытков, разбазаривание и расхищение лесоматериалов, порчу их, разбазаривание и расхищение крупных де­нежных сумм государственных средств… Розенбек, имеющий связь с родственниками за границей, передавал им за границу кое-какие све­дения и занимался шпионажем». Бюро Псковского райкома ВКП(б) 17
сентября 1937 г. исключило К.К.Розенбека из членов ВКЩб) «за вре­дительские действия, широко проводившиеся им в райлесхозе, вслед­ствие чего нанесен государству огромный ущерб».49
Через несколько дней Розенбек был уволен с работы и оказался человеком «без определенных занятий», т.е. стал безработным. Прожи­вал он в это время в Пскове уже по другому адресу: ул.Советская, д. 47, кв. 13. Оказавшись безработным, он сосредоточился на общественной работе в латышском национальном клубе «Труд», с которым сотруд­ничал уже давно и руководил там секцией военного дела. 4 декабря 1937 г. органы НКВД арестовали сразу 30 членов этого клуба, в том числе К.К.Розенбека. Вое они были объявлены членами несуществую­щей на самом деле «латышской шпионской, националистической, ди­версионной повстанческом организации», которая занималась якобы сбором шпионских данных по пограничным районам, готовила дивер­сионные акты по разрушению военных объектов, вооруженное выступ­ление против Советской власти, террористические акты против партий­ных и советских работников и т.п. К.К.Розенбек, у которого Яри обыс­ке обнаружили «кобуру к револьверу «Наган» и флотский кортик», был объявлен руководителем организации. Якобы еще в 1919-1920 гг. он установил связи с латвийской разведкой, а в 1930 г. был завербован одним из ее агентов, после чего начал проводить работу по созданию означенной организации; устраивал в клубе «Труд» и у себя на кварти­ре нелегальные сборища, на которых обсуждались вопросы подготов­ки восстания против Советской власти; «недостаток» оружия предпо­лагалось компенсировать путем захвата военных складов.
Следствие закончилось очень быстро, и по постановлению Кол­легии НКВД и Прокуратуры СССР от 29 декабря 1937 г. все арестован­ные (и К.К.Розенбек) 3 января 1938 г. были расстреляны.50
В процессе дополнительной проверки, проведенной в 1956-1957 гг., было установлено, что К.К.Розенбек в 1937 г. был репрессирован нео­боснованно, по надуманным обвинениям. По определению Военной кол­легии Верховного Суда СССР от 11 июля 1957 г. дело в отношении его было прекращено, за отсутствием состава преступления он был посмер­тно реабилитирован.51 Спустя 32 года был рассмотрен вопрос и о партий­ной реабилитации К.К.Розенбека. Учитывая необоснованность обвине­ний, предъявленных К.К.Розенбеку при исключении из партии, полную реабилитацию в судебном порядке, бюро Псковского обкома КПСС 11 апреля 1989 г. отменило постановление бюро Псковского райкома ВКП(б) от 17 сентября 1937 г. и восстановило К.К.Розенбека в рядах Коммунистической партии с 1919 г. (посмертно).52
Примечания

А.А.Скобелев — педагог, общественный деятель, архивист
февраля 1930 г. газета «Псковский набат» известила читателей, I ~ что «в 1-й Советской больнице умер А.А. Скобелев, пользовав­шийся широкой известностью и большим влиянием среди дореволю­ционного крестьянства Сидоровской и смежных с ней волостей быв. Псковского уезда». В опубликованном некрологе были обозначены важ­нейшие вехи биографии человека, вся жизнь которого прошла на Псков­ской земле.’
Александр Афанасьевич Скобелев родился 19 ноября 1864 г. в д. Вадрино, Сидоровской волости, Псковского уезда, в крестьянской се­мье. С детских лет он начал трудиться на земле в хозяйстве отца, а в 1880 г. поступил в Псковскую учительскую семинарию. Окончив пол­ный курс этого среднего учебного заведения в 1885 г., А.А. Скобелев начал в школах Псковского уезда педагогическую деятельность, про­должавшуюся целых 20 лет. Сначала были два года работы в Шаневс-кой школе (1885-1887 гг.), затем 12-летний отрезок деятельности в То-рошинской школе, откуда в сентябре 1899 г. Скобелев перешел в Стре-
муткинскую школу «с целью руководства переходом с трехполья на многополье крестьянских хозяйств» (по его объяснению).2
Начало работы А.А. Скобелева в Стремуткинской школе совпа­ло с активным революционным брожением в стране, захватившим, хотя и слабо, Псковскую губернию. Втягивается в него и учитель Скобелев. Уже с 1902 г. он приступил к организации нелегального кружка в Стре-мутке, вовлекая в него крестьян и подростков, а с середины 1903 г. А.А. Скобелев поддерживал связь с Псковской социал-демократической группой.3
Сидоровская волость относилась к числу волостей, где .количе­ство нелегальных ячеек по сравнению с другими было наибольшим, и «уже со второй половины 1905 года, — вспоминал А.А. Скобелев, — во­лость подвергается почти беспрерывному натиску объединенных сил уездной полиции, стражников, жандармерии и солдат… На обыск к учителю Стремуткинской школы Александру Скобелеву поздним ве­чером является несколько приставов, жандармов, с десяток урядников, больше сотни стражников и помощник прокурора; здание школы ок­ружается, на перекрестках ставятся вооруженные патрули. Все встре­вожены, оглядываются, прислушиваются. На мое заверение, что пре­бывание у меня не угрожает никакой опасностью, кто-то из них отве­тил: знаем, мол, это ведь Сидоровская волость».4
Увлечение нелегальной деятельностью вскоре поставило крест на педагогической карьере А. А. Скобелева: в январе 1906 г. он был уво­лен «по политической неблагонадежности» и лишен права проживать среди сельского населения.5

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • Кузнецы сделали ключ от Псковского кремля
  • Краеведческой музей г. Пскова
  • Авиорадиохим в Пскове.
  • К охране памятников природы.
  • Интересное