Поиск по сайту

Краеведческая деятельность Черницкого

Еще 2 декабря 1925 г., когда он заведовал музеем Революции, по­становлением секретариата губкома РКП(б) он был включен в состав редколлегии Истпартотдела, а 23 февраля 1926 г. — созданной взамен ее литературной комиссии.18 Правда, вскоре последовала ликвидация Псковского истпартотдела, невосстановленная в марте 1928 г. Истпар-ткомиссия вновь привлекла К.К.Розенбека к сотрудничеству. На первом же заседании ее, состоявшемся в июле 1928 г., обсуждался вопрос о праз­дновании 25-летия II съезда РСДРП. К.К.Розенбеку поручили «разыскать в архиве материал, характеризующий революционное и крестьянское движение в Псковском округе и передать последний музею Революции на временную выставку», а на следующем заседании (28 июля 1928 г .) ему предложили «предоставить материал для газеты».19
Результатом стала статья К.К.Розенбека «1903 год», опублико-
ванная через два дня после получения им задания в газете «Псковский набат». Основанная на архивных материалах — донесениях и рапортах уездных исправников и полицмейстеров, она рассказывала об агитаци­онной работе социал-демократов в начале XX в. Особое внимание обра­щалось на распространение воззвания к солдатам в период военных ма­невров в присутствии императора Николая II в августе 1903 г. Статья имела сноски на источники (что не совсем характерно для газетных публи­каций), из которых видно, что в ней использованы документы из «сек­ретных фондов». Автор привел ряд ценных фактических сведений, отсут­ствовавших в работах других исследователей, посвященных этому перио­ду (их авторы, к сожалению, не ссылались и на К-К-Розенбека).20
Через год с небольшим, 22 ноября 1929 г. окружная Истпарткомис-сия, обсудив вопрос о подготовке к 25-летию революции 1905-1907 гг., поручила К.К.Розенбеку «подготовить статьи но архивным материа­лам для журнала «Красная летопись» и для газеты «Псковский набат».21 Выполняя это решение, К.К.Розенбек расширил хронологические рам­ки статьи «1903 год», дополнил ее новыми материалами, и в результате появилась статья «Канун 1905 г. в Псковской губернии», опубликован­ная в ленинградском журнале «Красная летопись». Она состояла на двух глав — «Аграрное движение» и «Агитация и пропаганда» — и повество­вала о революционном, крестьянском и социал-демократическом дви­жении начала XX в. К статье были приложены извлеченные из «сек­ретных» фондов тексты трех прокламаций, в том числе воззвание к сол­датам (август 1903 г.).22
В том же году в журнале «Красная летопись» увидела свет вторая крупная статья К.К.Розенбека, посвященная другому историческому периоду, но тоже на революционную тему — «Комитеты деревенской бедноты в Псковской губернии в 1918 г.». Впервые в исторической ли­тературе автор дает сведения о количестве комбедов в губернии, в уез­дах и волостях, рассказывает об их деятельности. В основу статьи были положены документы волостных Советов Опочецкого, Порховского, Великолукского, Псковского и др. уездов. К.К.Розенбек и здесь оста­ется верен избранному им правилу: к статье приложил четыре доку­мента.23 Сокращенный вариант этой статьи был опубликован в августе того же года в газете «Псковский пахарь».24
Этим ограничивается перечень статей К.К.Розенбека, посвящен­ных истории революционного движения. К ним можно добавить еще одну, но несколько иного рода, и посвященную другому вопросу, в сен­тябре 1928 г. Гозенбек рассказал в газете о музее А.С.Пушкина в с.Ми-хайловском.25
Следует отметить, что все статьи К.К.Розенбека не отличались i лубиной теоретической разработки, а представляли собой набор фак­тических данных, тщательно подобранных в архивных фондах и систематизированных в хронологической последовательности. Автор, впрочем, и не претендовал на создание подлинно научных трудов: все его статьи, как правило, имели подзаголовки — «По материалам Псков­ского окружного архива» или «Архивная справка». Значение его ста­тей в том, что они познакомили читателя с фактами революционных событий, до того времени неизвестных.
Использовал «секретные» документы не только К.К.Розенбек: «По одному фонду Псковского окружного суда за 1905-1913 гг. просмотре­но сотрудниками Музея Революции 4135 ед. хранения, — отмечал в от­чете за 1928/29 г. К.К.Розенбек, — но для музея из них ничего почерп­нуть не удалось… За год в читальном вале занимался 51 человек, число посещений 144, выдано дел 5820».26
1928-1929 гг., несмотря на большие трудности, были для К.К.Ро­зенбека наиболее продуктивными не только в изучении архивных фон­дов, но и в публикации их документов. Вклад в изучение истории Псков­ского края, сделанный К.К.Розенбеком публикацией статей, ограни­чивается именно этими годами. В основном же заведующему архивным бюро приходилось заниматься сугубо архивной работой, по делам ар­хива выезжать в районы округа. Свою первую поездку он совершил в июне 1927 г. в наиболее отдаленный уезд губернии -Велижский, о чем докладывал 6 июля на заседании Президиума губисполкома.27 2 декаб­ря 1929 г. он проводил обследование архива Опочецкого района, а 28 декабря того же года с этой целью выезжал в Остров. Если в Опочке он застал относительный порядок, то в Острове обнаружил архивные дела, сложенные в беспорядке на чердаке здания райисполкома. В заключе­ние составленного акта он предложил в недельный срок устранить та­кое ненормальное положение.28
К.К.Розенбек у также приходилось выслушивать упреки в свой адрес — не только от проверяющих, но и публично в печати. «В псковс­ком окружном архиве скопилась за последнее время огромная масса архивного материала — около 500 пудов, — писал один из авторов замет­ки в «Псковском набате». — Большая часть его в полном беспорядке. Администрация архива разбазаривает его как макулатуру, а выручен­ные суммы тратит на повышение зарплаты».29 В ответ на это замеча­ние К.К.Розенбек публикует заметку «Об архивных операциях», где пишет, что «сообщение газеты о том, что фонды в беспорядке — невер­но. Все 534 фонда разобраны и установлены на полках. О разбазарива-
нии не может быть и речи, т.к. все акты утверждаются проверочной комиссией Центрархива РСФСР. Зарплата устанавливается комиссией по нормированию и самостоятельно не повышается».30
Но оказалось так, что спустя несколько месяцев эти упреки стали реальностью, а К.К.Розенбеку по долгу службы пришлось быть не толь­ко очевидцем, но и участником инициированной сверху так называемой «макулатурной кампании». Коллегия НК РКИ, основываясь на поста­новлении СТО СССР от 28 ноября 1928 г., приняла 20 декабря 1928 г. постановление «О порядке изъятия из учреждений и предприятий архи­вной и иной бумажной макулатуры для нужд бумажной промыш­ленности». Согласно этому постановлению, все государственные и об­щественные учреждения, организации и предприятия, в том числе архи­вные учреждения, обязывались срочно сдать документы, не подлежавшие хранению («архивная макулатура»), органам утильгосторга для отправ­ки в качестве сырья на бумажные фабрики. Документы, не имевшие ис­торической ценности и практического значения, предписывалось сдать в месячным срок («макулатура 1-й очереди»), а требующие пред­варительного просмотра — в двухмесячный («вторая очередь»).
5 декабря 1928 г. постановление «О сдаче архивной макулатуры» принял Президиум Псковского окрисполкома, рекомендовавший в двухнедельный срок выявить организациям и учреждениям наличие указанной макулатуры, после чего организовать сдачу «ненужной, не имеющей по определению в каждом отдельном случае окрархбюро, исторической или художественной ценности литературы, старых, не­нужных, не подлежащих сдаче в архив дел, канцелярских и конторских книг, журналов, газет, использованных черновых записей, тетрадей -по установленным ценам госторгу» и «ни в коем случае не допускать передачи старого газетного материала на рынке; черновики секретно­го характера — уничтожать, строго секретного — сжигать».31
В соответствии с указанными решениями в утиль пудами и тон­нами стала сдаваться «архивная макулатура», причем очень часто без какой-либо экспертной оценки и даже без санкции окрархбюро. Точ­ные цифры гибели архивных документов в ходе «макулатурной кампа­нии» установить невозможно, но даже отдельные сведения позволяют дать представление о ее масштабах. Всего с января по май 1929 г. 77 организаций и учреждений Псковского округа сдали Госторгу 5Q т. макулатуры, из них 22 учреждения сдали 9 т материалов без санкции окрархива. Более же половины учреждений и организаций округа во­обще к тому времени к сдаче макулатуры не приступали. Не все орга­низации выполняли предписание сдавать макулатуру только Гостор-
гу. Выяснилось, например, что клуб Н-ского полка 12 декабря 1928 г. сдал 46 кг макулатуры и 32 кг газет коллективу кулечников, то же са­мое сделали в январе 1929 г. отдел труда и погранотряд, сдавшие соот­ветственно 35 и 68 кг газет.»

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • На пристани «Псков» предлагают установить мемориальную доску
  • Кузнецы сделали ключ от Псковского кремля
  • Краеведческой музей г. Пскова
  • Авиорадиохим в Пскове.
  • Интересное