Поиск по сайту

Календарные и трудовые обычаи

«Вот на талакй и опяваишь, припяваишь к пар­ню девушку. Вот на этам поле, где вывозим этат па­зём. Это палявбй гблас. Матйв такой. Вот понрави­лась парню девушка, значит к парню девушку при­пявают.^.^ Или кто гуляя с кем, дружа, таво и припявают» (Палк., Луг 1393-63). Пели «продлй-тельно». «Вот так упявали раньше на поли. Навоз вазйли, разбивали. Вот это полевой был голос. Упе-вають, а сасёди слушають: каво апёли? Каку пару апёли? Пять-шесть [девушек] разбивают навоз и апевають каку-нибудь пару… Талаку сабирали… Пока нет навозу привязёна — разбили — и стают, и апевают.<…> А всем интярёсно, што: каво апёли-то, каво припели-то? Эта долга вядуть этат паля-вой-та гблас» (Палк., Луг 1395-07). «Сабирались де­ревней, кагда на работу идут или с работы идут. И тоже припявают. Парень с дёвушкай как дружат, так сейчас и припают» (Печ., Тайлово 1400-25).
«Вот эта "Бярёза белая" — тоже на талакё ану пают. Раньше девушек много было, мальцев мно­го! Вот бабы на работы сабираютца — на закурке -вот и пели. И в свадьбу, и в талаку. Не такой же са­мый матйв» (Палк., Дубохново 2212-27). Пели «Бе­рёза-берёза, берёза белая, под тобой, берёзонька, сидит красна девушка (называют девушку по име­ни-отчеству), ко этой девушке пришёл добрый мо­лодец» (называют молодца). Эти припевки могли звучать летом и в другое время, после любых ра­бот. «Бывало, выгонишьсе в поля — всих упаёшь в
деревне, как каво завить, всих упаёшь» (Палк., Лю-бять 2217-6). Точно так же могли петь и на полевой голос, и на свадебный. В Печорском районе в поле, на толоке пели также лирические песни «Не в бору кукушечка куковала», «Долина-долинушка, доли­на широкая».
Все работы выполнялись за один день. Хозяева кормили работников 4 раза. Несмотря на то, что толоки проходили во время петрова поста, обязате­лен был сытный ОБЕД. Ели суп (или квас) со снет­ками, кисели — овсяный, толокняный, варили также каши — просяную, ячменную, пшеничную, овсяную (Пек., Заорово 2948-04)), ели пареный ячмень с го­рохом, еда приправлялась постным маслом (Пек., Троицкая Гора 2979-13). Молока в посту не пили.
«На талакй надо кашу варить. Ячменная крупа, пшеничная крупа, какая есть. Паслёдняя талака -далжны кашу варить — у хазяина, каму вазйли на­воз» (Печ., М. Калки 3350-38).
По одним сведениям, после толоки участники устраивали гулянье, по другим — вечёрки не было.
Поговорка: «Как у нашего дурака каждый день толока, а толку нема» (Палк., Луг РФ 1468).
ИВАНОВ ДЕНЬ
Праздник известен повсеместно, однако отме­чался не везде. В Палкинском районе ни гуляний, ни костров на Иванов день не было. В других мест­ностях устраивали и костры, и съезжие праздники, ярмарки. В Пыталовском районе существовал обычай ХОДИТЬ НА ЗЕЛЕНЬ (на гулянье). Есть сведения, что в канун Иванова дня женщины соби­рались на «своё» гулянье.
В ночь накануне Иванова дня жгли ОГНИЩА. Дети собирали для костра дрова. В д. Медли (Печ.) на ржаном поле была лужайка, где жгли костер. Гу­ляла у костра, прыгала через костер только моло­дежь. Ребятишки бегали по попю. В других местах костер мог быть на горе. Поднимали зажженные «смалякй» (пни), специально для этого припасен­ные. «Иванов день — огнище зажгут. Навозят ребя-ты дров на поле. Там може кто са скрйпкай, либо -гармошкай. Раньше огнище сабярётца. Дак страд-ки18 настрадают! На канун Ивана» (Печ., Моложва 3330-12).
«[Гуляли всю ночь] «напралёт. И с галавёшкам бегали, и прыгали… Баловаешься, как каму надоб­но» (Печ., Горбатицы 3345-15). Парни прыгали че­рез костер. Записано свидетельство о том, что на гу­лянье приходили ряженые (Печ., Лесицко 3334-43).
Поджигали пни («смалякй»): «Смалякй в вядро падвёшивают. Сделают такой сталоп вкопанный. <…> Паднимаитца па провалачины это вядро са смалякам. Сгарйт, тада апускают, апять снова на-кладают. <…> Тут сталы собраны. <…> У каво што
есть: кто водки нясё, кто пива. Всё там: танцуют, пляшут- всё» (Пыт., Пуща 1561-37).
«Сабирали цвяты, плялй вянкй. Шли — кастёр жгли — на кастёр. Тада, где "зелень" была — ухадйли "на зелень" гулять. Ну вот берёзкам там аттбрка-ють, "на зелень" туда прийдуть девчонки, с вянкам. Идуть, танцутоть, пляшуть с парням, и всё… Гар­мошка играла, танцавали… И пад гусли маглй [тан­цевать]. Какая есь музыка, пад такую и танцавали» (Пыт., Армоново 1641-16).
«У нас дирявням празнуют. Вот на этат Иван моладежь вся скапляетца, туды утправляетца [в де­ревню Копаницы]. И целый день гуляют: навёрна, с часу или с двух атправятца и да вёчара там гуляют. Ну вот, па дярёвни тут и ходют. А в каво где какй родичи, тагда в гости заходют… Где харошии плашшадки — танцуим; натанцуимсе, тагды дамой идём под ручки, кто с кем знаетца. [По дороге] яе-ли, да и как! Чуть ли ни на галавы хадйли…» (Печ., Гверстонь 1167-15).
На второй день праздника была ярмарка (сведе­ния из Островского района): «Играли гармошки -па ярмарке, па дярёвне. Народу много сабравши, гарманйетов очень много и хадйли с краю в край. Пели песни пад гармошку. Танцы устраивали. Всю ночь гуляют маладёжь, до утра» (Остр., Иловицы 2296-06).
В Постоеве и соседних деревнях от стариков пе­редавался обычай устраивать гулянье в иванскую ночь в лесу. Место это называется «Богатыри»: «В лес хадйли на "Багатырй",19 это километра за пол­тора (в бывалошные годы какие-то багатырй баро-лися). На "Багатырй" хадйли только на Иван. Там кастёр жгли ребяты. Четыре деревни сабирались и там гуляли» (Пек., Постоево 2986-60).
Специально приуроченных к этому празднику песен в данном регионе не было. Пели — «какй на ум прихадйли, такй и пели» (Печ., Гверстонь 1167-15).
Известны общераспространенные ПОВЕРЬЯ О КОЛДУНАХ, имеющих особую силу в иванскую ночь. Считалось, что в ночь на Ивана колдуны «чу­дят», себе «спор» делают:
«У ево всё спорко, всё у ево ёстя» (Пек., Заоро­во 2948-05).
«Калдовшчики на Иванав день шествуют па па­лям, кто зная калдавать» (Пек., Заорово 2948-08).
«И калдуны бегали раньше, чево только не было! Па ржи што-то делали» (Остр., Иловицы 2296-06).
«На Иван еярьпом всё поле перяжнуть. Это пчельники — штоб пчёлы вялйсь. И калдуны были. А кто ж пережинал рожь?! И на палке, гаваря, езди­ли па дярёвне. На палку, гаваря, сядуть и паёдуть голый! Калдуны!» (Остр., Заходы 2248-01).
[Колдунья] «рожь абстригала, хадйла па па­лям. Спор есть в каласках. А у ней не спарйлася. Са-
32*
жу на дарогу высыпала. На мой агарод тоже сыпа­ли — зло делали. Хоть на мяжу, да высыплет» (Печ., Городище 3330-01).
«Иван — праздник скатйнный, надо следить. Ка­кая-то бабка на мятлы паёдя кругом дярёвни — кал-довки были. Там што-нибудь наврядйт для ска­таны. Бывали такие старые бабки, анй што-то зна­ли, [могли] наврядйть. Баба старая севши на мятлу — и кругом дярёвни или кругом сасёда — а што ана яму делая, Бог зная.,. Ана коло пруда, воласы рас­трёпана и веником махая, а чево махала в цетыри часа ночи? Кругом пруда бегала» (Остр., Борщино 2250-05).
«На Иванов день калдавали. Делают плохо, кто знает. <…> Есть памяло — пашут печку, кагда хлебы пякут в дярёвне. И вот на это памяло ана [колдунья] села, воласы распустила и па дярёвне ездила. Это калдавство. <…> Или што-нибудь падкйнут, што-бы ты взяла свайм рукам — балёть будешь. <…> [Мы] приехали в лодке. Идём с берега. Смотрим -наверно, метра два — такой красивый ситец броше­но нам на трапйнку, где мы далжны идти. Муж устанавйлся, взяли эту тряпку, палили [бензином] и зажгли. Тряпка эта гарёть не стала. От бензина тряпка гарёть не стала! Вот такое калдавство есть!» (Печ., Горбатицы 3345-15).
Оберегаясь от колдунов, накрывали молочные крынки осиновыми ветками, нужно было также найти в лугах колючее растение «дедовник» («ко­лючий дед»), выкопать его, принести во двор и по­ставить около хлева.
Сведения о «венчании» коров (когда надевают корове венок на рога) записаны только в Остров­ском районе, это тоже был оберег от злых сил: «Ве­нок с двенадцати трав вешают карове на роги, штоб ни адйн калдун не взял бы. С двенадцати трав плятёшь вянок, и вот карова идёт с поля, и на роги вешают ей» (Остр., Изъядиново 1627-01).
Жители Островского района вспоминают, что в иванскую ночь скот пасли ночью, чтобы колдуны не могли навредить:
«Караулили на Иван калдунов. Ночью скатйну пасли, штоб калдунй малако не выкликали» (Остр., Коношино 1580-21). Если же не могли почему-то выгнать в поле скот ночью, то накашивали травы, «штоб полную ночь [корова] ела, штоб калдуны не взяли. Каждый раз накосишь, вот полную ночь карова и йсть» (Остр., Изъядиново 1627-01).
Повсеместно в это время собирали различные целебные травы: «Сабирали иваньскую травку на Иван, парвать надо, кринки памь’пъ» (Пек., Посто-ево 2986-60).
На окна клали по три камушка с разных полей, чтобы овцы ягнились «тройками» (Остр., Борщино 2251-01). Подойники наполняли водой (чтобы мо­лока было много).

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • Изменение границ Псковской земли
  • Воды
  • Куда инвестировать свободные средства?
  • Этические и эстетические оценки в речи псковичей
  • Интересное