Поиск по сайту

Календарные и трудовые обычаи

Пастух обычно имел рожок: «С вярбйн сделан был ражок, он сам это делал, ну и сигнал давал. Аны знали, каровы. Если пасигналя, значить — да-йть, аны сабираютца в кучу. Каровий рог. Нареза-
но дырочек. И он выигрывал, ой, выигрывал!» (Печ., М. Калки 3350-38).
«Стадо бальшое было — шестьдесят с лишним каров. Тагда три падпастыря было. А главное адйн — нанимали — старик адйн хадйл. Вот он утром прайдёт, свирелка такая, и играя, ражок надет. Вот он и выгаваривает» (Печ., Моложва 3342-03).
Как в любой другой праздник, в Егорьев день были гулянья, ярмарки:
«Как Вясённий Ягорий, так всё ярманка сабира-лася в Бобъякове. Ягорий — это шчитали, што Яго-рий-то ездил на каню, и конь-то святой. Так, быва­ло, нагонят лашадёй к цёрь’квы (там стаяла цёрьква и часовня), и вот па этой стараны пагонят в адну сторану, а поп выйдя, всё прыская, и всё малёбен ганяли служить попа. Конь Ягория. Раз Ягорий, на­до малёбен служить! Поп стайть у канавы и всё прыская. Едуть, ёдуть, а ён всё прыская. А тапёрь зато и коней не стало…» (Палк., Яхново 2232-12).
Из весенних обычаев отметим следующий: ПРИ ПЕРВОМ ГРОМЕ кувыркались (чтобы не болела спина во время жатвы) — «кувыркайся или камуш­ком стучи па галавё» (Печ., Городище 3330-01).
-Ф- Обрядовые голошения на птиц
Весной в поле, на огороде, на улице, в лесу жен­щины причитают, обращаясь к устойчивому в на­родном сознании символу связи мира мертвых с ми­ром живых — птицам и более всего — к кукушке:
«Не кукуй ты, серая кукушечка, На маёй дальней старонушки, Может, прилятёла мая рбнная матушка Нас паправёдать, горьких сирбтушек…
— Плачешь и пригавариваешь…»
(Печ., Заболотье 3342-47).
«Ахти, даждёмся мы тёплых денёчков, Вылетят все птичечки небесные На нашу на бярёзу зелёную…
Кукушка сначала пакуковала, патом-то нет. Я кады стала пригалахывать, яна тутока — тут и есть -на ялйны,’6 и закуковала. Я па сваёму сыну прига-лахывала. Што там — братские магйлы. И где-ни­будь сын, мая удалая галовушка, ляжйт в зямёльке на чужой старонушке.
Прилятай-ка ты ка мне, любимый-то сыночек, Прилятй ка мне сизой кукушечкой
на мой зялёный садик. Выбягать-то буду я слушать
тваево галасочка нёжново Утром рано-ранёшенько и вечером пазнёшенько, Што не лятит ли мой сыночек
сизой кукушечкой?..
Кукушечка прилятйт, в сад прилетят-то [кукуш­ки], я гаварю, што это, наверно, сынок прилятёл ка мне» (Пек., Ровница 2990-52, 53).
«Кукушка — как начинаешь галосить, вот гало-шёние только аткрываешь, ана замалчйт, ана вь’ь
слушая, што галосишь, и ана прилетая к тебе, и ана: "Ко-ко-ко-ко-ко-ко-ко-ко-ко-ко!" — и летая мимо, как крылышком увиваетца и летая мимо тебя. Как ей хочетца на тебя сесть, кагда ты галосишь!..» (Пек., Балсово 1205-06).
Голосили «весной, кагда кукушка. Летом — асо-бенно, в лес вайдёшь, ох! — эхо-то везде раздаётца, па кустам-то. А если галосит кто, ну всё!..» (Пек., Балсово 1206-05).
«Кукушка кукует весной. Если в тебе есть какая обйженность — когда голосишь, она прилетает, она закуковала, начинаешь уголахавать, она подлетает к женщине и кукует, у самого лица летает» (Пек., Балсово РФ 1406).
«Я шла. А кукушка… А я села на камешек. И так я горько плакала… Кукушка кукуя, и я плачу. <…> А патом как-то раз: "Кукушка-кукушка, пракукуй, сколько мне лет жить!" Шчитала-шчитала и са шчёту сбйлася. И ня знаю, сколько — или сто или меньше. <…> Мужчина ишёл, и кукует кукушка. Он гаварйт: "Кукушка-кукушка, скажи, сколько мне лет жить?" Ана пятнадцать раз пракуковала и уш­ла. Улятёла. Пятнадцать лет атжйл» (Печ., Колпи-но 3347-23).
Обращались и к другим птицам, не только к ку­кушке: «Стайт сталоп. И сядет варона. Я ей гаварю:
Варбнушка-варбнушка,
Не с маёй ли ты старо нушки?
Не прилятёла ль ты, мая рбнная матушка,
Нас паправёдать, горьких сирбтачек?
— вароны гаварю. А варона: "Кар! Кар! Кар!". Идут мужукй и гаварят: "Ты папанихина дёвачка?" — я гаварю: "Да!" — "А к тябё тётка идё правёдать тя-бя". Так вот варона, видишь, впярёд абъявйла: "Кар! Кар!"» (Печ., Заболотье 3342-46).
Считалось очень нехорошей приметой, если ку­кушка ранней весной прилетит в деревню, это — к пожару (Печ., Лесицко 3335-03).
ТРОИЦА
Готовясь к празднику, приносили из леса берез­ки, ставили на улице, украшали дома, березовые вет­ки носили на кладбище. «Накануне Троицы с утра служба. Радйтельский день. Тагда гулянья нет в ра-дйтельский день. Много люду сабираетца. Ляпёшки пякём и кутью варим, и ходим [на кладбище]. Како-ры напякём и кутью наварим, и идём туда. Вьгаячек вызьмём нямножка, водачки. Памянем. Там на ма-гйлках пасидйм. <…> Кутьи пальём, памянем, свеч­ки пажгём, выпьем нямножка и пайдём дамой все» (Палк., Голубово 2942-07). На могилах голосили.
После церковной службы шли «В БЕРЁЗКИ» (Печ., Городище 3347-05), женщины шли отдельно, собирались в роще, устраивали складчину. Могли специально наломать небольших берёзок, воткнуть
их на полянке в землю кружком, и под этими дерев­цами пировать.
После Троицы в первое воскресенье соблюдал­ся обряд приобщения молодух (недавно вышедших замуж) к новой для них социальной группе — устра­ивали женский праздник («БАБЬИ ЗАГОВЕНЫ»), собирались на горе, чудили, кто как мог, было «ко-мёнженье всякое», веселье, смех, хохот. «Вписывали в жёншчины маладух». Каждая молодуха должна была принести на праздник пирог. Гуляли по три дня — «бал такой» (Печ., Лесицко 3334-38).
Примета: если нарвешь в Троицу маленьких ро­зовых цветочков (полевая гвоздика или богородиц-кая трава?) — так, чтобы никто не увидел, — будет счастье в этом году (Палк. район).
ТОЛОКИ
«Навозные» толоки — навоз вывозили на поля в Петров пост, под посев озимой ржи. «Вазйли пазём со дварбв. Тблаки сабирали. Летам. И сабирали людей на талаку, што аднаму хазяину ня вывезти. <…> Дявчбнки разбивали навоз, парни капали» (Палк., Луг 1393-63). А возили навоз на поле обыч­но подростки.
«Штук сямнадцать запрягуть или дясятку [ло­шадей]. Рябяты вбзють, жёншины скапывають, пес­ни пають» (Палк., Казаково 2212-06).
Повсеместно в «навозные» толоки были дейст­вия, связанные с магией плодородия — это ОБЛИ­ВАНИЯ водой, купания. «Парни девушек аблива-ли, а девки — парней. Тоже весело было! А то — сня-суть куда да в мачйло и брбсють» (Палк., Казаково 2212-06). «Пайдёшь па дярёвни. Тебя схватють да в пруд бросють куда, и плыви! Гаварят- "рожь будет харбша, надо лить вадбй". Попадись старый — так тоже с галавы до пят» (Палк., Кононово 1541-31).
«У барина нанимались навоз вазйть. Рупь пла­тили ему, и ён на сваей лошади, свая телега, и ён на­капывал. А я павбзницей была, на ниву вазйла. А там скапывал другой уже. Я не могла. Мне двад­цать капёек давал. Вадой абливалися. Талака-та была» (Остр., Романово 2301-01).
Кто кого ухватит — хоть в лужу «за ручки, за ножки, отнесли, положили, кругом похлопали» (Печ., Бодогово РФ 1467-6).
Участники толоки имели разные наименования: «Ребятишки вбзют. Ну там — кто первый? Кто "па­лиза", кто "папярёшник". Абливаютца. Дявчонки уйдут на поле и пают эти самые песни, апявают. "Папярёшник" — впярёд приёдя. Там адйн аднбво абганяя. А паслёдний приёдя — "пализа". Так анй тагда тут смяютца, шутют: "Ты будешь пализа, бу­дешь тарелки лизать, ложки". Абливают ево, бега­ют, што "пализу" надо аблйть. Были "житники"17. Дети хатёли "жйтничать". Тавб, гаварят, пад кары-
то пасадим, раз пришёл "жйтничать". Абальют ево тоже. ["Жйтничать"] — это чевб-нибудь сладеньково паёсть. К талакё-то всячина наделана. Детей-то бы­ло много. Ну вот анй и бежат — знают, што свай-то работают. Анй маленькие и бежат туда "жйтни­чать". А другой дамой убяжйт — [испугается], што пад карйто "житников" пасадят» (Палк., Голубово 2942-15). «Абливаютца, кто пришёл — таво пад ка-рыто лбжут. Как гаваря: "житник идёт жйтничать". Ну если он увернётца — так абальют с галавы да ног всевб. Паймают — в мачйло кинут» (Палк., Дворян-кино 2941-50).
В Псковском районе последнего называли «ки­лой»: «Примерно, сем лашадёй возют навоз. И хто будет килой? Кто паслёдний? Вот на абёд будут вы­прягать, хто килой — таво абливают вадой. Кто крайний астался — таво абливают вадой, што "ты кила, ты килой астался"» (Пек., Постоево 2986-60).
В Палкинском, Пыталовском и некоторых де­ревнях Печорского и Островского районов на толо-ках пели своеобразные припевки с долгими хоро­выми распевами, припевая парней к девушкам. Это так называемый «полевой голос» («гблас полеш-яьш»-Палк., Жуково 1668-12). «О-о!Харошиймо-ладец Владимир Никала’евич! О-ой! Яму прилюбй-лася Наталья Иванывна.! О-ой!» (Палк., Подсев 1413-16).

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • Изменение границ Псковской земли
  • Воды
  • Куда инвестировать свободные средства?
  • Этические и эстетические оценки в речи псковичей
  • Интересное