Поиск по сайту

Календарные и трудовые обычаи

Родовская вол.: Голубово 2953-29. Печорский район:
Изборская вол.: Малы 1198-03; Петровск 1397-29. Круппская вол.: Моложва 3341-05. Лавровская вол.: Папушево 1408-10. Новоизборская вол.: Запутье 1170-17; М. Видовичи 1185-48. Печорская вол.: Декшино 1169-23; Печоры 1417-03.
184.  «А мы, девушки, перепели, у нас горлышки пересели» (варианты напева 23)
А мы, девушки, перепели, у нас горлышки пере­сели, женихова пива (пивца-винца) захотели. Жени­хово пиво выпивали, а невестина не видали. Жени­хово пиво — что водичка, а невестино — что сытич-ка. С женихова пива задремали, а с невестина загу­ляли. А мы, девушки, «ошибйлись» («умахнулись»), не «покохавши»1 расхвалили, а «покохали» — расху­лили. Женихово пиво — что сытичка, а невестино -что водичка! С женихова пива загуляли, а с невести­на — задремали.
Палкинский район:
Васильевская вол.: Бобъяково 2215-15 (т.); Зубовщина
2213-07; Любять 2217-09. Новоуситовская вол.: Ушаки 1559-37. Печорский район:
Изборская вол.: Вастцы 1197-16; Турок 1225-04, 05. Лавровская вол.: Ладейники 1230-02; Папушево 1572-22,
1574-03, 15, 1576-03,05, 1577-19. Паниковская вол.: Кудрово 1210-37, 38. 1  «Покохать» — попробовать.
185.  «Ах ты, шиш, воробей, слети на гумно»
(вариант напева 23)
Ах ты, шиш, воробей, слети на гумно, склюй там зерно, зерно маленькое, конопляненькое. Нава­ри пива пьяного. А как пиво рогато, то в бочку не лезет, а как теща богата, то к зятю не едет.
Зять-«шелудёй», сапогов не купил, у тёщи-зло­дейки ноги коротки. Подбейте колодки, не будут коротки.
Печорский район:
Лавровская вол.: Новожилы 1420-17.
186.  «А нам дали чару, и мы выпили» (вариант напева 23)
А нам дали чару, и мы выпили. И поставили на головушку, из того голова веселая была, мы пропи-лися-«пробарышилися». Зять мил по дочушечке, сват мил по «невёнюшке». Я топчу гробовую доску, не могу стоптать, не могу стерпеть, что мне хочется — и пивца, и винца, и добра молодца.
Псковский район:
Теребищенская вол.: Мтеж 1190-11.
187.  «Я сестра-посекаленка» / «Встану на лавку на липовую» (варианты напева 23)
Я «сестра-посекаленка», встану на лавку на ли­повую, вдарю в три ножки, в кривой (сафьян) сапо­жок. Разломайся ты, лавка липовая! Сыплю я и жи­том, и хмелем. Жито — к житью, хмель — на ярмар­ку. У меня-то, у сестры, «тиряшок в манды», а он колется, а мне хочется и пивца, и винца, и добра мо­лодца.
Вариант: …не пробить дубовой доски, не до­быть, чего хочется. А мне хочется и пивца, и винца…
Вариант продолжения: А у нас горлышки пере­сели… [см. текст 184].
Печорский район:
Изборская вол.: Нижний Круппск 1233-04 (т.).
Лавровская вол.: Ладейники 1229-16; Смолянка 1172-45,
45а; Ладейники 1230-01. Паниковская вол.: Кудрово 1210-36.
*  *  *
Раздел 8
ПОХОРОННО-ПОМИНАЛЬНЫЙ ОБРЯДОВЫЙ КОМПЛЕКС. ПРОВОДЫ В АРМИЮ
ПОХОРОННЫЙ И ПОМИНАЛЬНЫЕ ОБРЯДЫ
Сведения о похоронном и поминальных обря­дах на территории Псково-Печорского Обозерья и в районах нижнего и среднего течения р. Великой, к сожалению, немногочисленны. Весьма затрудни­тельно найти этому причину, особенно на фоне прекрасно сохранившихся в памяти местных жите­лей календарных и свадебного обрядов. Тем не ме­нее, имеющиеся записи, при всей их фрагментар­ности, позволяют четко проследить ход обрядо­вых действий и значение художественных форм в обряде.
Представления об отлетающей душе, о душе-птице выражены в обычае ставить на стол стакан с водой, когда в доме находится умирающий: «Это, мол, душа будет вылятать — так искупнётся и все грехи свай аставит» (Печ., Кривск 3345-09). Зажига­ли также свечу, ставили ее на стол. Когда человек умрет, созывают всю родню, знакомых.
За окно или на угол дома ВЫВЕШИВАЮТ ПОЛОТЕНЦЕ. Обычай этот объясняют необходи­мостью сообщить всем соседям о смерти родствен­ника: «Платок или палатёнце — на угол, штобы ви­дели, што пакойник» (Печ., Моложва 3342-07).
Мыть покойника сразу нельзя, некоторое время надо подождать. Часа через три кто-нибудь из род­ни ОБМЫВАЕТ тело. Раньше клали умершего на лавку или в уже подготовленный гроб:
«Умоют, адёнут, в больший угол простынь па-стёлют, саломки падстёлют и паложут в больший угол. Галавбй глядишь на икону. Сделают гроб, в гроб паложут» (Пек., Нароново 2989-47).
В гроб клали стружки, подушку, набитую лис­тьями от веников. Листья и стружки «ложат туды в падушку и навалачку надявают, только не зашива­ют ану. Зашивать нельзя. Кагда шьёшь навалачку на пакойника, тоже нельзя зашивать. Нельзя узлы завязывать» (Пек., Ровница 2990-54).
ОБРЯЖАЛИ умерших в новую одежду. Муж­чине надевали белую рубаху с тканым поясом, чер­ные суконные тапки, женщине — белые вязаные чул­ки до колен с узором, платок.
Сведения о том, что в глубокую старину хоро­нили в саванах, практически не встречаются. Одна-
ко косвенное подтверждение этому содержится в быличке об умершем неестественной смертью (так называемом «заложном» покойнике), которого не принимала земля.’
«С мылом моют. Адёжда уже пригатовлена. Новенькая. А старую сажгуть, в каторой умер. Ни­кто не хоча мёртвую адёжду адёть. [Пепел высыпа­ют] на улице, в агарбди» (Печ., Моложва 3342-07).
«Воду выливают туда, где ня ходют — пад боль­ший угол. На дарогу и в агарод не выливают» (Пек., Егорьевщина 2989-57).
«[Одежду] сжигали. Пепел вынесешь — против большева угла высыпешь. Ево вымоешь — ваду то­же, где больший угол, на улицу выльешь» (Печ., Б. Видовичи 3342-67).
По другим сведениям, до шести недель никто никаких вещей покойного не трогает, «пака ещё, гаварят, тут душа витает ево, пакойника» (Палк., Голубово 2942-07). После шести недель вещи мож­но подарить. Сжигали только солому, которой был набит матрас: «Матрас этот выносють и жгуть салому» (Остр., Перевоз 1619-03).
«Салому на кресты [перекресток дорог] выно-сют — сжигают» (Пек., Егорьевщина 2989-57). ,    «Вытряхнут салому на крясты, за пакойником, и тагда смотрят, куда дым пашёл — в том краю па­койник должен быть» (Палк., Голубово 2942-07).
До похорон, которые совершались обычно на третий день, тело находилось дома, если же в селе была часовня, тело относили туда: «Вымаешь — и в цасовню. Харошая цасовня, цйстая. Там и иконы стая» (Печ., Б. Видовичи 3342-67).
Накануне похорон дорогу, по которой повезут покойника, устилали ЕЛОВЫМИ ВЕТКАМИ, вет­ки клали также на сани (телегу, машину), где будет стоять гроб.
В день похорон гроб с телом, если он находился в часовне, приносят домой, вносят в комнату, что­бы он немного постоял. Ставят так, чтобы умер­ший лежал лицом к иконам. Когда ВЫНОСЯТ по­койного из дома — гроб поворачивают, несут по­койного ногами вперед. «Вынесут на улицу, паднй-мут вверх раза три, папращаютца и тагда паняслй» (Пек., Егорьевщина 2989-54).
«Похараны харбшие устраивают. Вся дярёвня приходя. [Как из дома выносят] — паем "вечную па-
мять", бкол дома [гроб] сдымають» (Печ., Б. Видо-вичи 3342-67).
«С избы на палатёнцах выносют. Два палатён-ца, чатыри мушшйны» (Пек., Егорьевщина 2989-47).
«На руках выносют, качают [гроб], прашчают-ца. [У покойного на груди иконка]. Если мужчина -иконка Спасителя, и эта иконка яму на грудину па-ложена, женщине — женская иконка — Пакров Пре­святой Багародицы, Божья Матерь Скорбящая» (Печ., Красная Гора 3349-32).
«…Панясут на палатёнцах. На наейлках наейли раньши, даже и до церкви наейли на наейлках. А те­перь на машинах становят. Насйлки верёвкам свя­зана пад гроб. <…> Кагда панясут [из дома], пла­чут. Скрозь дярёвню пранясут, и жёнку, мать ли <…> под ручки вядут, и ана всё плачет, галосит. Так же и родственники все тут плачут» (Пек., Наро-ново 2989-47).
В церкви ОТПЕВАЮТ, служат панихиду.
«Кончитца служба, памянут все, и тагда первое блюдо — ложка кутьи берётца» (Печ., Городище 3346-10). Кутью готовили — вареный рис с сахаром или с медом. Певчим давали по яичку (Печ., Б. Видовичи).
«Кагда с цёрьквы-то вынаейть ево — Боженька мйласливый, тагда плачут (родство). Перед мужу-кбм, или дитёнка харонишь, или мать харбнишь, то уже свету ня видишь, как плачешь» (Пек., Нароно-во 2989-47).
На руках гроб несут до края деревни, до крес­тов (перекрестка дорог), но могут и везти. Прово­жающие идут за гробом, плачут.
На крестах останавливаются, снова три раза ПОДНИМАЮТ гроб:
«Принясуть [на кресты] и едь’шуть [гроб]» (Печ., Б. Видовичи 3342-67). Это покойный «папращаетца с деревней, апять квёрьху паднймут» (Пек., Егорь­евщина 2989-54; Печ., Кривск 3345-09).
«Устанавливают на крястах и павёрнуть, ня-суть-та впярёд нагам. <…> И тагда уже павёрнут яво и пакачают, три раз пакачают. Он папрашчает-ца. Машина загудит. Раньше наейли всё на наейл­ках, с палок сделают. Три — пад нагам, пад галавой и на срядйны — шесть челавёк нясуть» (Печ., М. Калки 3350-31).
Здесь же ПОМИНАЮТ, обносят всех чашечкой с кутьей, раздают конфеты, печенье. Часть прово­жающих возвращается в деревню, остальные на­правляются на кладбище.
«Станут в яму апускать или зарывают, вот там галосють» (Печ., Моложва 3342-07).
«А дачка так и рвётца в магйлу, плачет» (Пек., Нароново 2989-47).

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • Изменение границ Псковской земли
  • Воды
  • Куда инвестировать свободные средства?
  • Этические и эстетические оценки в речи псковичей
  • Интересное