Поиск по сайту

Календарные и трудовые обычаи

«Прияжжает к тёшше зять. Ну и сабираютца дя-рёвня "на ура" паднять — как ты, новый зять, в дя-рёвню пришёл. "На ура" паднимают. Свёрнут та­кой мяч или куклу, или што им там падкйнут, пад-бросят. И што — ставь водку! Пьют-папьют. Ну -приняли в зятй… Или, бывало, сашьют там шелыгу такую, как мяч круглый. С тряпочек нашьют. Вот и смеялись: "Шелыгу гонют!" — шелыга такая круг­лая…» (Печ., Лавры 1188-24).
КУШАНЬЯ на Масленицу: «Раньше в старину ни скаромились. Мясново ня ели, толька малошное на Масленой. Масло, яйца бьють, блины пяклй, ка­ша, кофей, рыба, кисель авсяный» (Палк., Болотово 2218-22). «Тварог да масло, да яйца, да блины, ся-лёдки» (Палк., Добычи 1558-09).
ГАДАНИЯ на Масленицу: выбегают с блином -спрашивают имя встречного (это будет имя мужа или свекрови, если встретится женщина).
Женщины по вечерам ходили на улицу петь долгие песни. Шли на открытое или возвышенное место — на берег реки, на горку. Пели всю неделю. Но чаще всего — в последние дни масленичной неде­ли, начиная с четверга. На описываемой террито­рии не были распространены собственно обрядо­вые напевы, их функцию здесь выполняли лириче­ские песни (за исключением песни «Дорогая наша Масленица, дорогая, полюбовная»). С пением хо­дили рядами по улицам, взявшись под руки, ходили «во кружок». Пели «Не одна в поле дорожка», «Зе-ленися, мой зелёный сад», «Стой, берёзонька, не шатайся», «Повыйдемте, белые лебёдушки», «Мо­лодость моя молодецкая» и другие песни.
«С четверьга начинают загуливать раньше. И вот в Маслену пают. Ходют па дирёвни. В субботу, большая часть, на масленай пают» (Пек., Заходы 1193-06).
«Главной» на Масленице называют песню «Не одна в поле дорожка» (Печ., Малые Видовичи РФ 1385). Без нее не обходится ни одно упоминание о праздновании Масленицы в Псково-Печорском Обозерье. «Выходим, бывало, на ряку, как тёмнень­ко бу\ця, и начинаем петь» (Печ., Моложва 3329-46). «За неделю до Велйкава паста — это масляная неде­ля. И вот в эту неделю пелась эта песня. Па вечерам сабиралися девушки на улицу, па улицы хадйли и пели» (Печ., Заболотье 1178-05). «Эту песню пели, когда на конях каталися. И так вот жёншчины са-бярутца, што масляна нядёля. Ну, тагда и пайдуть па улицы, масленую песню петь» (Печ., Замошье 1178-07). «И вот сядуть на лошадь. Насажають баб цёлны дровни и вот лошадь ганяють, и бабы пають. Вот такая была мода» (Печ., Каменка 1183-02). «Мы, маленькие, бегали в Маслену па реке, а анй [женщины], вышевши все на речке, пели. А мы слу-хали» (Печ., Моложва 3329-47).
КАТАНИЯ во время масленичной недели раз­нообразны, но все имеют обрядовое назначение -катались «на долгий лён».
Катались с горок на «ледянках»: «Вырубали ле­дянки. Лукнб такое — карзйнка, туда набито, патом замарожено» (Пек., Б. Толбица 2989-27). Катались на лошадях. Детей катали «на длинный лён» — чем больше детишек набивалось в сани, тем считалось лучше.
«Насажають полные сани ребятёшек. И аны там лелокают:6 "Пойте, рябятки, песни, пойте — лён вы-расте, а если петь ня будетя песни — у нас лён ня вы-растя!" А если в Маслену катаютца да песни пают, тагда в хазяина лён вырастя хароший. <…> Рябятки маленькие насажены. Пают там, кто как моге. Рябя-ты-то. Другой ишшо не гаварйт (пасажена) — дак и ён там как-нибудь пае — заставлена. Па-палувёрски7 лелокают…» (Печ., Лесицко 3335-08).
Во время катаний подкидывали вверх пригорш­ни снега — чем выше подкинут снег, тем длиннее вы­растет лен. Когда дети катались, «снег кверху кида­ли, штоб такой лён вырос бы» (Печ., Иваново Бо­лото 3351-31). Нужно было кричать, призывая лен вырасти длинным, шелковистым: «Лён, урадйсь за-латйст!.. Што вот лошадь не дадуть, так вот гаварят — лён не родитца. Штобы лён рос, дають лашадёй кататца ребятам. <…> "Лён-лянбк! Урадйсь зала-тйст, шелкавйст!" — штоб, как шёлк — вот так кри­чат» (Палк., Плещеево 1414-21).
«Абязательно надо рябят пакатать, штоб был лён-далгунёц. В Верхолино са всих деревень съез­жались. <…> Лашадя так и пляшуть. [Катались по кругу, собиралось очень много повозок]. На ча-
тыри наги [коня] — чатыри валенка. На первые ноги валенки старый, каторыи ня жаль. А на задний — та-кйи абрёзанныи. И не в ряду едет, как вси паёхали, а между» (Пек., Б. Толбица 2989-27).
«Бывало, дядюшка Антон лошадь запрягёт, всех ребят пасадит: "Паёхали па дирявням катат­ца!" Убвязёт нас кругом — все дирявня. "Ну, рябяты, тольки пейте песни, пейте песни с картинкам, а то катать ня буду!" Старый мужик, такой смяшной! Ну, вот мы песни паем, а он ржёт всю дарогу. Маль­чишки с картинками пают, а он ржёт. И вот па всем, па всем дирявням убвязёт, мы замёрзши, а всё равно сидим. Было весело, не даждатца Масленицу было! Все сусёды катали, штобы лён лучше рос. А бальшйе каждый день всё на вечер хадйли. Всё где-нибудь гулянка. А на ярманку-то на Масленице па-ёдешь на лашадях-то! Боже, как красиво! Катались адйн перед аднйм» (Палк., Ирхино 2215-01).
Последний день — ПРОЩЁНОЕ ВОСКРЕСЕ­НЬЕ. В селах в этот день (и накануне) непременно бывали ЯРМАРКИ. Съезжались девушки на выда­нье. Парни и их родители присматривали невест. «Ярмарки были в субботу и воскресенье на Масле­ной» (Остр., Заходы 2248-01). «На ярманку ёдуть на канях. Народу-та памногу, на санях. Умея играть в гармонь — с гармонью! Абоз такой сабярётца! Рань­ше в деревнях-то было много маладёжи, вси дома жили. Вот съёдуть на ярманку, коней паставють и ходють вдоль дярёвни па ярманке» (Палк., Казако-во 2212-07).
«Вот у нас было сборище в Малаживе8 в Масле­ну, в устьях Псковской реки. Там уж со всево округа сабиратца. В Кульях сабирались утовсюдова из де-рявёнь. Ну, и в Маслену уже каждый сам собой фор­сил: на лошадях катались» (Печ., Каменка 1182-42).
Повсеместно на Масленицу в Прощёное воскре­сенье жгли КОСТРЫ (называлось — «жечь масло»).
Дети собирали дрова и всякое старье «на огни­ще», просили: «Дай, дяденька, салбмки!» (Палк., Коровкино 2213-17). Ездили по деревне, крича: «Дров, салома, пара веников!»; «Давайте саломы, а не дадите, крыса в малако ввалитца!» (Пек., Задво­рье 2948-32). Для масленичного костра хозяева спе­циально оставляли солому, разное старье, хлам, тол­стые дрова, пни, которые невозможно разрубить -«это рябятам на огнище» (Печ., Киршино 3330-02).
«Ездили па дярёвне ребятишки, сабирали дро-вы, салому — кто што дасть. К каждаму дому на ло­шади падъежжали, гаварйли: "Што дадйти на мас­ло?". Хто — ахапку дров, хто — пуков [сена], хто -салому» (Печ., Иваново Болото 3351-31).
«Жгли салому, лён такой сухой, у каво е запа­сён» (Палк., Выставка 2212-07).
Костер жгли в 11-12 часов ночи на специально отведенном месте — на берегу реки, на льду озера, за околицей в поле, на горке.
«Через озеро переяжжали на Валданьскую тару, там пясок. И вот жгут, и песни паем. Раньше сало-му капёшечкай сложат. Красиво гарйт. Снапы [со­лому] паставють вкругавую и навярёх» (Печ., М. Калки 3350-32).
Делали «огнище паотдаль от деревни» (Печ., Киршино 3330-02). Складывали «стогом», делали «столб» из соломы. «Огнище было на льду. На озе­ро дров, соломы наносят, сожгут, соберётся дерев­ня — "масло сгорит". Огонь жгут и пели "Дорогая наша Масленица"» (Печ., Песок РФ 1385).
«Ставют длинный палки, абкладывают сало-мой, дров, пукам таким. Хто — сена ахапку. Краси­ва гарйт. Ребята бегают с галавёшкам» (Печ., Ива­ново Болото 3351-31).
«И дров принесут, то вёникав набярут, то што, да квёрьху паднймут. Может, лён у каво есть. Лишь бы был бальшой кастёр. И саломку… Сдалй-то ви­дать, с других дерявёнь. Пасмотришь — в адной дя-рёвни гарйт, в другой дярёвни гарйт. Эта вочень многа раньше была, тяпёрь меньше» (Палк., Небо­ги 1561-01а). «Масленицу жгём всегда. Старьё вся­кое. На мясоди съедим всё мясо. А масло надо "сжечь"» (Пек., Горки 2946-18).
Дети бегали вокруг костра, кидали «масляты» (зажженные палки — факелы). «Жгуть Масленцу. И вот все с вярткам — навяртываешь ану, эту саломку, и зажигаешь ану, нясёшь. "Широка Маслена! Ши­рока Маслена!" — крича вси» (Палк., Коровкино 2213-17). «"Прашла наша Маслена, прашла-прака-тйлыся!" — это в паслённый день Маслены пають. На улицы, на агнй, где кастёр жгуть, и пають. Сало-му, баллоны с машины9 — "масла жгуть"». Дети кричали: «Прашщай, наша Масленица!» (Печ., Гверстонь 1167-13). Пели припевки:
«На масленой недели Са стала блины литёли, Смятана да тварог -Всё литёло пад парбг»
(Пек., Котятино 2990-104).
Кричали: «"Гари, наша Масленица да Пятрбва дни, с Пятрбва дни — да Ильи, а с Ильи хвасткбм вярнй!" — значит, с Ильи "камень в воду", купатца брасают» (Печ., Малые Калки 3350-33).

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • Изменение границ Псковской земли
  • Воды
  • Куда инвестировать свободные средства?
  • Этические и эстетические оценки в речи псковичей
  • Интересное