Поиск по сайту

Календарные и трудовые обычаи

Излюбленным хороводным «действом» было исполнение цикли песен, обозначаемое понятием «водить "Долину"». В этот цикл входили следую­щие песни: «Долина-долинушка», «Как на горке, на пригорке», «Я стояла у колодца, у воды», «Привя­зала жена мужа ко белой берёзе», «Как по морю», «Ишёл Ваня долиною», «Я бегу, бегу по поженке», «Я рассею своё горе» и др. (в разных деревнях этот «набор» различен).
«Каждая песня харавбдная — всё по две пары. Па аднаму ня ходють, всё по две» (Палк., Яхново 2218-23). «Первыми выходят два парня, кланяются друг другу, выбирают себе девушек. Потом ходят "крестами" [крест-накрест]. За руки не берутся. Парни обходят девушек лицом к ним. В конце целу­ются. Потом парни уходят, девушки приглашают других парней. К каждой песне прибавляется поце­луй» (Палк., Луг РФ 1468). В д. Голубово (Палк.) о «вождении "Долины"» говорили: «Ходят "в крес­ты"» (РФ 1467-6). Ходили в две, а также в четыре пары. Есть сведения, что пары ходили под ручку вкруговую (Палк., Зайково РФ 1568); держась за ру­ки (Палк., Юрченки 1469-6).
Были также орнаментальные хороводы, набор­ные («Хожу я, гуляю вдоль по хороводу»).
«Мы выйдем двое — две девки. Я пайду — маль­ца вазьму за шапку. Малец выходя, паклонитца мне. Ходим — уже нас четверо. Патом малец идё -бярё девку. Абьш [оба] мальцы. Уже нас шестеро. Патом мы идём — тыи девки, каторыи взяты, — маль­цев апять бяруть. Вот набяруть такой круг, и всё па­ем, и всё ходим. Адйн за аднйм, плятнём ходим кру­гом. Ищё набираем-набираем… Бальшой плятёнь набярётца. И ходим, и всё паем, всё паём-паём…» (Палк., Зайцево 1565-34).
Среди плясок2 особенно популярны были (вплоть до начала 1950-х годов) «Кадриль», «Рус­ского», «Камаринского», «Казачка»; из танцев -«Краковяк», «Па д’эспань», «Полька», «Вальс», «Ту-степ», «Венгерка».
Отметим один из приемов ВОРОЖБЫ, к кото­рому девушки прибегали именно в период святоч­ных вечёрок: «А парни-то другие были и багатыи -на лашадях приедут. Вот выбежишь на улицу. С са­ней вазьмёшь сена и нясёшь к дому, всю дарогу тру-шишь, штобы женихи приязжали, сваты приязжа-ли. Всю дарогу трушишь сено. Украдёшь с саней» (Палк., Ирхино 2215-01).
•ф- Обрядовое ряженье
Местные названия: «камёдить», ходить «абла-дивши» («абделавши»), «цыганить», «валь’шиться» («Вот такой валь’шкой валынились» — Палк., Голу­бово 2942-02). В д. Медли ряженых называли «бёси» (Печ., Медли 3334-33).
Одним из самых распространенных способов ряженья было переодевание в одежду противопо­ложного пола. Рядились также в старинную одежду — доставали из сундуков и надевали старинные вы­шитые рубахи, намеренно использовали также вет­хие, рваные вещи. Мазались сажей, свеклой, наде­вали маски. «Маски — во! — интересные делали. У меня брат двоюродный так делал, так — о! С авчйн-ки, с бараньей. Здесь глаза вырежит, выбреит. А тут всё это оставит: усы чёрные, бародку. А то — ейвай авцы какой, да страшный, рябяты баялися» (Палк., Палкино 1569-25).
Как уже было сказано, ряженые могли участво­вать в обходе дворов как в качестве христославцев, так и колядовщиков.
«Как цыганки адёнутца, плат бальшой наки­нуть и пайдуть песню петь.3 <…> И так па всей дя-рёвне хадйли, и я сама не раз была абдёлавши, ха-дйла. Вот такие были, как набойныи, бальшйе [платки] — плат павяжешь красивый, и пашлй в пляс!» (Палк., Казаково 2212-06).
Ряженые запрягали сани и ездили по деревням целыми группами, там тоже могли и петь, и чудить по-всякому: «…хто — цыганка, хто — женщина бярё-менная, рябёнка в охапку. Вот и сабирали: кто мяса дасть, кто муки на кашу, кто дяньгам, кто што. На-бярёшь, патом справляли празник. <…> Лошадь за­прягали, да кучера найдём, и вот ездили. Даляко кругом, и много набирали веяво. И гуляли патом. Где-то харошии люди — приймуть. А другие-то па-смяютца и растрёплють, как варон…» (Печ., Ворон-кино 1212-21).
Но чаще всего ряженые являлись на вечёрки. «На Святки мускарады ходили. По вечерам до деся­ти, одиннадцати. Переодевались <…> посмяшнёе… Ходили по вечёркам — цыганкам, гадают, перьями облепятся» (Печ., Емельяново РФ 1401). Зайдя в из­бу, плясали, «пели по-собачьи». Плясали «што чуд­ней и смешней» (Печ., Городище 3332-27).
Среди наиболее распространенных «персона­жей» ряженья называют следующих:
— Антропоморфные: «поп» (заставляет «пока­яться»), «матушка», «беременная баба», «баба с ду­биной», «врач» («рюмочку подносит»); чужаки -«солдат», «цыгане», «цыганка с ребёнком».
«Вот ана банку нашла, вот таку проволочину -как-будто кадило. А ёта Маруська — тая идё сгор­бивши, как-будто матушка. Поп и матушка. Падай-дё: "Миру памазанье!" И взяла чарнйлы. И всё на­мазала чарнйлами!» (Остр., Устья 1637-10).
Очень важное место в этой группе занимают «предки»: «дедок»; «покойник», которого приноси­ли в челне и отпевали. «…Вот человек "умер". Яво абдёли, как пакойника. В простынь завярнули. Фа-нарь, с фанарём идёшь, с кадйлай. Адёвшись в бальшой кафтан, бальшйи такйи армяки были да полу; кто памёньше — адёвшись как поп. И больше девушки всё — косы распустють и идуть, и с кадйлай кадят. А тут вси плачут сзаде. А тут пают-падпева-ют. Ну, поп как поп. Што в церкви пают, так и пе­ли тагда. У нас Никалая-то "харанйли". Харанйли-харанйли, ляжйть "умерши". Как стали плакать! "Ой, не-е-е, (выругался), мне худо стало!" — и встал» (Палк., Горбунова Гора 1402-09).
В д. Шартово рассказали, как делали чучело в виде человека: «Парни это делали. Набьють сало-май — как мужшйну. Пиньжак адёнут и штаны, и патом адйн челавёк ходя и нося яво за сабой, как пляша с ним, с этым, за спину павёся. Как чучелу сделают такую» (Печ., Шартово 3342-54).
—  Зооморфные: «конь», «журавль», «медведь» (в двух вывороченных шубах, надетых на руки и на ноги), «волки»: «Шубы вывернуть шерстью кверь-ху. И вот так ж… с ж… сьвяжуть их. Адйн задом идё, другой передом. Больших мальцев-то выберуть. Гарманйста пасадють навярёх, на их. Идя. Волки во-зють, а он в гармонь играя» (Палк., Зайцево 1572-01).
«Каня справляли, да вады взят[о] туды. Да вот падайдё, задом-то как кйне, да как фукне с бутылки ваду… Абливали. [Конь — два человека] — и скакаем. Накрыт[ы] прастынёй (прастыня — штоб не узнали). Вот такой Васька-старик, а у нево была канёвья га-лава сделана и хвост. И как тблько задом вдарит, так — вадой! Вадой как свйкне, абальё и затухнешь» (Палк., Горбунова Гора 1402-09).
«Журав с носом. Палку вденут в рукав. И идуть. А тут вси — куды хто, што ня склявал ба. Ва вси ва в разный стораны!» (Палк., Ключи 1401-23).
—  «Нечисть»: «бесы», «черти» (накрывались простыней, хвост приделывали); «чудо» (длинный сарафан подвязывали, подняв подол к голове, на голову надето решето, сверху платок, в рукава вде­ты палки — «и идёшь, как какой кракадйла» (Печ., Городище 3332-24).
•Ф- Святочные гадания
Повсеместно было распространено множество разных форм гаданий. Участвовали в них не только девушки, но и парни, матери загадывали на детей, пожилые люди — на свою судьбу и судьбу близких.
Гадания весьма разнообразны, но, в то же вре­мя, представляют общерусскую традицию.
Девушки бегали слушать по «падоканью» (под окнами): становились под окном и слушали, о чем говорят в доме. Если в разговоре скажут: «иди» -выйдешь замуж, «сиди» — останешься в девках в
этом году. Могли брать с собой блин. «Блины пяк-лй. Блин спекёшь, за пазуху и бяжйшь слухать, кто што гаварйть» (Печ., Иваново Болото 3351-30).
Так же, под окнами, спрашивали у хозяев имя будущего жениха. Кричали: «Как суженого зовут?». Из дома отвечали, называя какое-нибудь имя. Если узнавали голос девушки, называли имя ее парня. Могли и пошутить.
Случайно встреченных на улице прохожих спрашивали, как их зовут (таким будет имя жениха, а если встретится женщина — так будут звать све­кровь). Во время этого гадания могли держать за пазухой блин.
Имя жениха «узнавали» и таким способом: «Се­ребряное абручальное кальцо нужно дяржать на сваём валаскё над вадой. Держишь, а у тебя бумаж­ка падпйсана — за каво замуж» [куда кольцо повер­нётся] (Остр., Огурцово 2295-04).
«Зазывали» суженого приговором:
—  клали под подушку «колодец» из лучинок с приговором:  «Суженый-ряженый, приходи коня поить»;
—  через дымник в бане опускали веревку, при­вязывали ее к ноге, дергая веревку, приговаривали: «Суженый-ряженый, приди и разуй меня» (потом слушали, какие звуки почудятся в печной трубе).
Обращались к святому покровителю:
—  мочили рукав с приговором: «Пятница Пра-скёва, скажи-ка паскарёе, где мне жить, где мне быть, где мне кофтачку сушить» (Печ., Кривск 3345-02).
Раздевшись догола, нужно было мыть пол в ба­не (суженый должен показаться). При этом нередко парни подшучивали над девушками. «Какой-то чёрт хахлатый яну схватил. В патемках» (Печ., Ива­ново Болото 3351-30).
В гаданиях использовались различные предме­ты, которые в представлении гадающих имели ма­гическую силу (например, зеркало, кольцо, пояс):

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • Изменение границ Псковской земли
  • Воды
  • Куда инвестировать свободные средства?
  • Этические и эстетические оценки в речи псковичей
  • Интересное