Поиск по сайту

Календарные и трудовые обычаи

Если родители невесты отказывали сватам, те за стол не садились, сразу уезжали. В деревне гово­рили: «жених рогатку вытянул», «поцеловал про­бой и сам — домой» (Печ., Шартово), «жениху бро­сили шапку в лохань» (Печ., Зехново).
Жених, раздумавший жениться, должен был вернуть залог, обычно посылал бабку-повитуху возвратить взятый им платок — тот, которым была обвязана бутылка (Печ., Изб. вол., РФ 1414).
Необычный случай «сватовства» записан в д. Дризели Пыталовского района.1
На второй или третий день после сватовства ро­дители невесты ехали «ДЫМНИЧАТЬ», «МЕСТО СМОТРЕТЬ» — осматривать хозяйство жениха. Это обычно происходило, если жених был издалека и о достатке его семьи не было достоверных сведений. Вместе с родителями могли ездить также и другие родственники невесты. «Дымники» осматривали «хоромы», проверяли в клети запасы хлеба, мяса, их водили во двор посмотреть, какая в хозяйстве имеется скотина — сколько коров, лошадей, овец, свиней, домашней птицы. Если хозяйство родите­лям невесты не нравилось, они могли отказать -тогда полученный женихом залог не возвращался.
Нередки были случаи, когда «дымников» обма­нывали, стремясь выглядеть богаче, чем на самом деле:
«Приехали глядеть — полные бочки зерна» -родные жениха переворачивали бочки кверху дном и в ободок насыпали зерно, клали мясо. Бочки вы­глядели как полные (Остр., Огурцово 2295-01).
«Вместо таво, штобы бочка была с мясом, анй апракйнут вверьх дном да навярёх мясца паложено. Паглядёли дом, а патом абнаружилось багатство -а ево савершённо нет. Чужих каров, бывая, ва хлев привадили, што свая адна, и сусёднюю привядут, што приедут дом глядеть, штоб больше багатства было» (Остр., Гораи 2286-07).
«У сасёда шуб, кафтанов натягая, пасуды. При­едут: "Ой, всё е, багатыи!". Как прайде свадьба, унясуть всё, жанйх голый-босый!» (Печ., Б. Видови-чи 1171-01).
Если все шло благополучно, на третий-четвер-тый день родные жениха приезжали к невесте окон­чательно договариваться о свадьбе. Это — «СМОЛ-
ВИНЫ», «ПОКЛАДИНЫ». Приезжал жених и до тридцати человек его родни. Устраивали стол и до­говаривались о сроке свадьбы, о количестве «поез­жан» (родня со стороны жениха), «кашников» (род­ня со стороны невесты), о том, сколько будет «се­стёр» (сестёр невесты или подружек, приглашенных в «сестры») и «братьев» (братьев жениха или дру­зей, приглашенных в «братья») — обычно по двое или по трое. Уславливались о порядке свадьбы, в каком месте будут «сводить молодых». Жених да­вал невесте 10-15 рублей «николаевскими деньга­ми» — «под дары» (Печ., Каменка).
ОТ СМОЛВИН ДО ДНЯ ВЕНЧАНИЯ
Обычно свадьбу справляли через неделю или
две после того, как договорятся.
У жениха и у невесты в это время идет подготов­ка к свадьбе. Готовят угощение, заваривают пиво:
«Раньше всё пиво. Варили за нядёлю, за три дня, за два дня. Кто как справитца. Пиво варить на­до параньши, пака ано выходитца, пака ано ходя. Солад растили ячменный, варили пиво» (Пыт., Ши­тики 1543-33).
Девушки ходят к невесте, помогают ГОТО­ВИТЬ ДАРЫ — вяжут «деянки» (варежки), чулки (по обычаю — в семь узоров), носки, плетут пояса. Даров нужно было приготовить много. «Падарки явоной ранне (жениховой) — мяшок варешек, паясов — и всё раздаё. Сьвякровки — на рубаху, крёснаму палатёнец завязывала» (Пыт., Шитики 1543-33). Жениху невеста должна подарить рубашку с косым воротом и кальсоны. Подарок каждому родствен­нику складывают отдельно и перевязывают поясом. Девушки помогают также готовить приданое — сте­гают одеяло, шьют занавесы, «озадки» — покрывала на сани для 15 лошадей (Печ., Каменка).
Подружки помогали, «если не справивши като-рая невеста» (Печ., Б. Видовичи 1170-23). Если у ро­дителей была одна дочь, то, как правило, уже все было собрано (обычно приданое начинали соби­рать девочке лет с десяти).
«У другой нявёсты плохо придано. Раньше при­даное што было? — сундуки да дамашнее, вязали да­рить пярчатки, рукавички, паяса плели. Выйдет нявёста, а далжна ана адарйть эту сямью, куда ана вышла» (Остр., Огурцово 2295-01). И тоже были случаи, когда у соседей, родственников одалживали вещи, чтобы приданое невесты выглядело богаче.
Если семья была не очень бедная, в приданое родители давали дочери корову, овец.
Подружки невесты украшали разноцветными бумажными цветами, розовыми и белыми ленточ­ками ЁЛОЧКУ — «КРАСУ» («красоту»).
«Дёлаетца ёлачка, на ёлачке кругом цвяты — са всякай разной бумаги сделают красивую. Сделают
такую — даже ялйнок ня видно» (Пек., Балсово 1205-11).
«Акручена такая, как букет» (Печ., Шартово).
В д. Киршино рассказали, что «красу» делали «спозаранку» — полную неделю делали «красу», на­цепляли разных сортов бумажки. «Красивая "кра­са" перед невестой паставлена» (Печ., Киршино 1208-16).
Ёлочку ставили на стол в бутылку с песком, а на бутылку надевали бумажный сарафан с переднич­ком (Печ., Зимний Борок 1164-08).
Обычно ёлочку приносили сами девушки, но есть сведения и о том, что ее приносил «вянчальный батька»2 (Остр., Заходы 2246-09).
С невестиной «красотой» связаны следующие важные моменты свадебного обряда:3
—  хождение невесты с подругами к родственни­кам (приглашение на свадьбу), прощание с родней, с деревней;
—  вечерина накануне свадьбы;
—  катание с «красотой»;
—  ожидание жениха утром в свадебный день, последний стол в родительском доме (до отъезда под венец);
—  прощание с «красотой».
До венца невеста «скучает» (Палк., Пек., Пыт., Остр, районы).4 В это время исполняются песни и причитания, призванные разжалобить невесту.
Следование установившимся традициям вос­принималось как незыблемое условие успешного хода свадьбы и последующего благополучия новой семьи, поэтому для того, чтобы основные обрядо­вые действия были исполнены подобающим обра­зом, специально приглашали женщин, которые умели «скучать»:
«Прасватают как невесту, и уже должен атёц с матерью сабрать этих женщин — скучалок» (Пыт., Дубново 1579-36).
В округе знатоки старинных обрядовых песен были хорошо известны, и их обязательно пригла­шали.
«Была адная — скучала, самая запалыцица бы­ла, самая главная, каторая свадьбу вела. Ана и ску­чая, и песни пае. И инвеста плачет, и вси… У нявё-сты слёзы — што гарох катитца… Ана заводя, а ей памагають. Там полный стол сидя жёншчин» (Пыт., Шитики 1543-33).
«Дня за два [до] вянца ходють, скучають. Чаво дапають, нявёста заплаче, и вси заплачуть» (Остр., Перевоз 1619-03).
«Бывая — до вянца стол сидя у нявёсты, с жени­хом. Собраны все, всё сродствие свае. И аны [ску-чалки] с ей правбдят — и плак, и всё» (Остр., Изъя-диново 1626-01).
Особенно жалостно провожали невест-сирот. «У каво сироты, гаразд плачут вси, скучая. Эта дружка
[запевала у скучалок] — тая многа знала. А мы толь-ка падтягивали: "Э-э-э!"» (Пыт., Темери 1552-01).
«Скучания» включены практически во все обря­довые ситуации довенечного цикла:5
—  сборища подруг в довенечный период у неве­сты (подготовка к свадьбе, вечерина);
—  хождение невесты с подругами к родственни­кам (приглашение на свадьбу), прощание с родней, с деревней;
—  катание с «красотой»;
—  обрядовая баня;
—  чесание головы, наделение невесты;
—  ожидание жениха утром в свадебный день, последний стол в родительском доме (до отъезда под венец);
—  прощание с «красотой».
КАНУН ДНЯ ВЕНЧАНИЯ
<? Приглашение родни на свадьбу
В канун свадьбы невеста с двумя подружками едет «ЗВАТЬ РОДУ» («зазывать роду») на свадьбу. В д. Каменка (Печ.) об этом обряде говорили -«объезжает роду с красой», поскольку девушки бра­ли с собой наряженную ёлочку — невестину «красу».
Подружки водят невесту по улице: «Дявчонки, ёйные падружки, справивши, нарядивши, вадйли. Пад ручку вядуть и песню пають. Скучають. Скуч­ную такую песенку» (Пыт., Дризели 1612-06).
Они заходят в каждый дом, где живут родствен­ники невесты. Невеста приглашает на свадьбу, про­щается, кланяется, плачет. Хозяева сажают за стол невесту с подружками, угощают их.
«Скучалки» сопровождают невесту все время. «Вот приедет ана [невеста] в этот дом пригласить крёстную или венчальную мать или подругу, дядю, тётю на свадьбу. Вот анй начинают её тут опевать, скучать, и эти все наплачутца вместе. Анй пели очень скучно, тасклйво, так тасклйво, так трога­тельно, это просто ужас!» (Пыт., Дубново 1579-38).6
«Мой дедка рассказывал — в старину, как высва­тают, нявёсту па сасёдам вадйли. Падруги апявали, в каждом доме плача. Пають, причйтывають, а ей надо плакать. Набраны падруги — так апявальшчи-цы и были. [Невеста] только плачет. [Слов не приго­варивает]. Падруги апявають, там уже пригавари-вають, а ана только плача» (Палк., Луг 1395-20).
В это время звучали хоровые причитания. Так, на о. Белов, когда невеста с подружками ходила по деревне приглашать родню, подружки пели:
«А праступайти, май сястрйцы,
да на широкай двор, А с Ширака двара, май сястрйцы,
да ва навы (сени), А са навых синей, май сястрйцы,
да в светлу гор(ницу).
А ну-ка встанимти, май сястрйцы,
да среди го[рницы], А мы памблимтись, май сястрйцы,
да всим святите(лям)…»
(Пек., Белов 1184-22,28).

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • Изменение границ Псковской земли
  • Воды
  • Куда инвестировать свободные средства?
  • Этические и эстетические оценки в речи псковичей
  • Интересное