Поиск по сайту

Календарные и трудовые обычаи

Часто один тип наигрыша представлен несколь­кими вариантами местных названий: «Скобаря» -«Горбатого», «Под драку» (в палкино-пыталовской стороне, кроме вышеуказанных, встречаются на­звания «Дубовского», «Демидовская»); «Долгого», «Под песни», «Усйтовская», «Сумецкая», «Сиро­тинка»; «Рассадиловка», «По деревне с колотуш­кой» («Колотушка»); «Новгородского» — «Ново-
ржевка» — «Половинка», а также марши: «Расхоже­го», «Походного».
Многие из этих наигрышей звучали и дома, од­нако игра «для себя» имела другое назначение и, со­ответственно, иной характер, а часто — и иной ре­пертуар: «Он [отец] далявые [песни пел под свою иг­ру на гуслях]. Он малйтвы пел. Он в цёрькву хадйл, так [как] был в двадцатке церьковной всё. Так вот, бывало, пае малйтву. Мы-то адны — ён малйтву пае. Кагда кто-то, люди-то, сабярутца — так песню. А то, бывало, играя и малйтву пае пад гусли» (Палк., Ир-хино 2215-01, 02).
Сведения об инструментальной музыке естест­венно сочетаются с рассказами о традиционных ПЛЯСКАХ:
«…Ой, выделывали некоторые плясуны! Ой, вы­делывали! Гармонь была — тальянки. Рязухи такие были, рязушки — маленькие такие. А играли хара-шо. "Русскова" плясали, кадрёль плясали. И в гусли играли, и в балалайки играли. И такие назывались — титры. Титры балыийе такие, играли в титры. Так и звенйть!» (Палк., Ключи 1401-25).
«Парень с девушкой парой плясали. Он всяким манером выпрыгивает, а девушка как утушкой плывёт — а ногам дробят. Сарафан длинный. "Ка­зачок" — женщина подбочится, идёт, а мужчина сзади — тоже дробят. А то она пляшет, а он стоит, она пройдёт кружок и подойдёт к мужчине, чтоб ён плясал, она станет — он пляшет» (Пыт., Ломаши РФ 1550).
Сохранились сведения об архаической пляске кружком. Старые женщины плясали кружком, «по-духивали», платочками махали. «Бабы бочком пля­сали — кругом, руки в боки» (Печ., Зимний Борок 3329-25). «Истиха хадйли, памалёнечку» (Печ., Го­родище 3332-27).
«Кружком [пляшут], адной рукой падбачйвши. Скольки сабярётца, так и пляшуть. <…> Топ-топ-топ-топ-топ- кругом» (Остр., Коношино 1580-21).
«Бабы кружком плясали. Там их, может, штук восемь. Идуть адна за аднбй и топают» (Остр., Бланты 1587-42). «А мать хадйла — кружком пля­сали — в старину давнёшную» (Пек., Котятино 2990-92).
Жительница д. Медли П. С. Будилова (1904 г. р.) настолько любила в молодости плясать, что будучи уже преклонного возраста, в 1992 году, вспоминала о вечеринках с живостью. У нее был партнер по пляскам, сосед по деревне. «Заливной плясун был. Чистый плясун, он в гусли играет, сам падпляхывая». Оба они уже имели свои семьи, но родные отпускали их на вечеринки поплясать, зная их страстную любовь к пляскам и необыкновенное уменье, славившееся на всю округу. «Ва кружок -играя цаетеньково, и бабы ходют так — только тапочут ногам — это "Русьсково". А мы разным
коленам выкидывали, козырйм всяким, наша пляс­ка была — "Камаринсково". Ногам дробили, а ру­кам — играй, как хошь. Пели саромские песни. При­шла домой [после вечеринки], как будто хлеба наё-лася» (Печ., Медли 3334-29).
Плясовая игра: «Под пляску», «Трепака», «Кружка», «Камаринского», «Русского», «Бары­ня», «Малороссийского». Наигрыши сопровожда­ли сольные, парные, групповые пляски. Часто под «Русского» плясали «Чёртика» («Беса водить»), «Суп варить» («Шти») и др. В многофигурных пля­сках — кадрилях — под каждую фигуру происходила смена наигрыша.
При отсутствии музыканта для сопровождения песен или плясок широко пользовались приемом имитации наигрышей голосом — так называемой
игрой «под язык», когда прихотливые повороты мелодической линии, характерный тембр того или иного инструмента передаются голосом.
Более поздний историко-стилевой пласт форми­руется в связи с необходимостью аккомпанемента к исполнению различного рода авторских песен, го­родских романсов, частушек на напевы «Семёнов­ны», «Страданий» и др. Широкое распространение получили танцы: вальс, полька, па д’эспань, крако­вяк, ту-степ, «Коробочка», «Цыганочка», «Яблоч­ко» и др.
В приграничных с Эстонией и Латвией дерев­нях в практике деревенских музыкантов бытуют и образцы фольклора соседних народов — латыш­ские и эстонские танцевальные наигрыши (вальсы, польки).
Раздел 6 СВАДЕБНЫЙ ОБРЯД
«Красивее русской свадьбы нигде нету!»
(деревня Воронкино Печорского района, 1211-14)
Свадьбы играли, как правило, зимой или осе­нью, когда все работы по уборке урожая были за­вершены и свободного времени поэтому оказыва­лось много. Существенным обстоятельством явля­лось и то, что в эту пору у каждого хорошего хозяи­на заготовленные на зиму продовольственные при­пасы были в изобилии (мука, крупа, овощи, варе­нья, соленья; к Рождеству забивали скот на мясо). В христианской традиции существует ряд временных запретов на проведение свадеб (особенно во время постов), соответственно самым оптимальным для совершения свадеб оказывался период от Крещения до Масленицы.
«На Святках жанйтца нельзя, пока придё Кря-щёнье» (Остр., Гораи 2286-06). «Больше всё зимой [справляли свадьбы]. Свабодное время было, нера-бочае. На мясади <…> до Масленицы. Народу мно­го в паслёднее васкресёнье, па двадцать две свадь­бы в адйн день, па васемнадцать, па пятнадцать! Венчали па две пары сразу» (Пыт., Трусовка 1566-13). «Свяшчённик вянчал в среду, в пятницу и в ва-скрясёнье. Свадьба далжна толька в эти дни быть» (Остр., Гораи 2286-07).
Невест высматривали на престольных и завет­ных праздниках, во время крестных ходов, на яр­марках, расспрашивали жителей окрестных дере­вень, соседей. Роль родителей в решении вопроса о выборе пары для своего сына или дочери была пер­востепенной.
СВАТОВСТВО. «СМОЛВИНЫ»
Свадебный обряд начинался со СВАТОВСТВА. Зачастую о предстоящей свадьбе договаривались предварительно, а потом уже приезжали свататься. Были и свахи — «хоть каво ажёня!» (Остр., Заходы 2247-01). В д. Киршино (Печ.) сначала посылали сваху к невесте. Если невеста давала залог, тогда жених ехал сватать.
Свататься ходили родители жениха. Если па­рень был сиротой, то в сваты шли дядя, тетка, жена­тый старший брат.
Сваты обычно приходили вечером, когда стем­неет, чтобы, по возможности, скрыться от посто­ронних глаз. Это и суеверие (боязнь «сглаза»), и стремление оградить жениха и сватов от насмешек
в случае неудачи. Приходили «всё ночью, как красть» (Пек., Мтеж РФ 1397). Не садились, стояли, обязательно «вытягывали с угла клюки [кочерги]» (Печ., Б. Видовичи 1170-34), выбрасывали их за по­рог, чтобы ни одной не осталось — есть примета, что если не выбросить ухваты и кочерги за порог, не удастся высватать невесту. «В пароги пастучатца и стаят. Ухваты пагромали» (Пек., Горки 2946-08).
Говорили: сваты идут — «клюками мечут» (Печ., Рожитец), «клюки рвать» (Печ., Каменка), «раз клюку вынесешь, так и девушку выкинешь вон отсё-да» (Печ., Рожитец). Заходя в дом, сват мог потре­бовать от хозяйки: «Давай клюки да ухваты, я при­ехал к вам сватом» (Пек., Средний Путь РФ 1406).
Затем следовал иносказательный разговор, сваты справлялись, нет ли какого-нибудь товара или коровы продажной. Так, в д. Рожитец сваты говорили:
«Идравасёк есь, и хатйм бярёзу спилить. Вы па-можити нам бярёзу спилить? Только бёлаю бярёзу!»
— или: «Вот бяжала лиса сюда, а ня знаю, куда ана скрылась? А с нашей стараны волк бяжал. Как сде­лать, штобы волк.лису захватил, и не пабедйли бы друг друга, а штоб вместе любовно жили?» (Печ., Рожитец 1168-10).
В д. Папушево сваты обращались к хозяевам с такой приговоркой: «Вот приходит вясна, нам нада пастушку. Нам нада абязательно нанять пастушку. А у вас, гаварят, есть такая. А у нас каров много, надо взрослую, штоб маглй бы пасти каров» (Печ., Папушево 1417-32).
Во время сватовства сват расхваливал дом же­ниха, хозяйство, имущество, прибегая ко всевоз­можным преувеличениям: «Пирагй так и падыма-ютца» (Остр., Заходы 2247-01). Родители невесты «проверяли» жениха, пытаясь узнать, какой у него характер, ласковый он или нет — «подкидывали» к нему кота и примечали, погладит ли или ногой от­швырнет. В последнем случае могли отказать (Палк., Усы 1568-03).
Если сватовство шло успешно, родители невес­ты накрывали на стол, устраивали «ЗАПИВИНЫ»
— пили вино, принесенное сватами. Невеста потом эту бутылку накрывала головным платком, обвязы­вала поясом — залог того, что свадьба состоится (Печ., Зехново 1233-22). Бутылку с платком жених
забирал с собой. Сваты требовали также более су­щественный залог: «Вы бутылку-то обвязали, а мы не верим, давайте в залог — пальто плюшевое, пла­ток пуховой» (Печ., Турок РФ 1412). Тогда родите­ли давали что-нибудь из одежды или одеяло, часы, деньги.
Если в деревне видели, что приехали сваты, де­вушки приходили к саням сватов, крали понемнож­ку сена из саней, «трушйли» его по направлению к своим воротам, кричали: «"К нам! К нам!" — сватов-то манить надо!» (Пек., Мтеж РФ 1397).

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • Изменение границ Псковской земли
  • Воды
  • Куда инвестировать свободные средства?
  • Этические и эстетические оценки в речи псковичей
  • Интересное