Поиск по сайту

Календарные и трудовые обычаи

«Супрядки. Прядёшь день и ночь, тольки два часа паспали, апять встали прясть, куделины напря­ли, тагда пашлй пабиратца. Передевались, кто как мог [рядились]. Пашлй в следующую деревню па­биратца. На паре лашадёй ехали, с плёткой. А тая дярёвня как падгашйвши21 — и мяса приняслй, и ватрушек. Выпивки не давали. Кто играя, кто пля­ша, кто загаваривая хазяйку, а у хазяйки падгашён где-то, што варавать. Вот крали, патом хазяйка да­ла. Пашлй к другому. Так дярёвню абашлй, тагда пришли к хазяину [тому, кто приглашал прясть]. Эту мясу разлажйли, пригатовили, паёли, паёхали па дамам» (Остр., Борщино 2250-04, 05). Каждая приходила на супрядку со своей прялкой. Во время работы не пели. Пряли потоньше — на сукно, а на кафтаны — потолще. Работали «дарма», не за плату (Остр., Борщино 2250-04).
«На мясади сабирают дявчонок [прясть]. Мо­жет, нядёлю прядут, может, дней пять. [После окон­чания работы, "обделываются", хозяин даёт им ло­шадь и они едут побираться]. Приязжают в дярёв­ню, и пашёл па домам. Ходют, пабираютца. Давай им всево. "Падарйте их" и всё. "Цыгане" анй. Сде­лавшись "цыганем". Падарйте им чево. И пляшуть тоже, и представляютца. Па-всякаму абдёлавши, и апаясавши разным палатёнцам, и тряпкам и — ой! Всё павёшано на сябё, штоб их не узнали. И просят: "Ну, хазяюшка, падарйте! Мы вам папляшем и па-паём!"» (Остр., Гораи 2286-05).
«Набярут девок [на супрядку]. Девок двадцать-двадцать пять. Ну и дагаварятца: "Паёхали кавб-нибудь жанйть!". "Нявёсту" сделают и паёдут ка-татца. Нарядють как нявёсту. <…> Шляпа, бусов навешано, ленты-то разны. В нас была такая Па­лашка Ляхина. Ана у нас пряла, тоже была. Ана гу­ляла с Боховым Лёвкой. Вот к им приехали. Лёвка ещё спал. Это ночью-то всё сдумали. Лёвку подня­ли, на улицу вывели, а он схватил качаргу, да Па­лашка эта бяжать… Он ётова савсём ня знал, што приёдуть "сватать". Яво прямо вели так — в парт-ках и в рубахе пёстрай» (Палк., Горбунова Гора 1402-09).
«Каму вокна залой намажуть, а каму дверь ка-ланйцей намажуть (каланйца называлась — калёса мазать). Горазд ругались [хозяева]. Старые девы ка­кие-нибудь [бедокурили]. Развядут заль’1 в вады и вокна намажут с улицы. Всё супряжонки. Ну, су-пряжонок угощают, што там прядёшь. Абёдали, кармйли. Ни за што не платили» (Остр., Романово 2301-01).
Парни на супрядки не приходили, но могли и подшутить над «супряжонками»: «Парни взяли -чёлн притянули. Он [один парень] в простынь за-вярнувши и лёг в эту лодку пад акном. А патом ста­ли стукатать, штобы мы пасматрёли бы. Мы как аткрыли шторы-то, пасматрёли в акно-та — пакой-ник! Дак мы памярёть хатёли все! Дед — старик [хо­зяин] — ругая нас: "Чево вы? Чево вы? С ума саш-лй?". А мы не могем — спугалися! А яны пабяжали со смеху. Лёг в белом простыне завярнувши, и адйн парень стал галосить, плакать па няму-та. А нам на­до пасматрёть в акно. Пасматрёли — да и ахнули!» (Печ., Шартово 3342-54).
ТРУДОВЫЕ ОБЫЧАИ, ПОВСЕДНЕВНАЯ ЖИЗНЬ
Трудовой день длился от зари до зари. «На ра­боту-то касйть хадйли — ещё сонце не взашёдши» (Остр., Романово 2301-06). Работающим в поле но­сили еду, вообще ели четыре раза в день: «Пе-ряхватка — сабираютца на работу пахаря, косцы -надо перякусйть. Паработают сколько-то, тагда идут на завтрак. [Потом еще были] абёд и ужин» (Остр., Огурцово 2295-01).
Главной ценностью в хозяйстве крестьянина была земля. Землю ценили очень дорого, следили, «штоб зямля не была так распушшена, как сяйчас. Раньше клачок зямлй — ой, как дарожйлось! Сваю землю абрабатываешь, а ещё взята на исполу» (Палк., Дворянкино 2941-50). Взять землю «на ис­полу» означало — арендовать у хозяина, взять в на­ем с условием расплатиться половиной снятого урожая. Землю «в исполу» чаще всего отдавали бед­няки и одинокие члены крестьянской общины, ко­торым не под силу было обрабатывать свой земель­ный надел («бедные отдавали землю «на испол» -Пыт., Тележники РФ 1467-6). По сведениям из д. Дворянкино (Палкинский район), семья из вось­ми человек обрабатывала свой участок размером в 16 га и еще брала землю «в исполу».
Особо важные периоды сельскохозяйственных работ — такие, как сев и жатва — обязательно пред­варялись МОЛЕБНОМ. «Кагда рожь сеять, хадйли в цёрьковь с рожью. Там — мяшёчек. Служба. Па­том засявали. В Пантелей начинали. В Тифон [мест­ный праздник в д. Князево] уже зелёная рожь. И ба-раздйли — штоб не атмокла. Как грядкам» (Остр., Романово 2301-06).
Тяжелый труд («как кони работали, всё вруш-ную» — Печ., Медли 3330-04) приносил плоды: уро­жаи были очень хорошие, по словам рассказчицы из д. Романово (Остр., 2301-01), «верядйвшись хле­бом были» — зто старинное слово означает «завале­ны хлебом». Это было в период, когда крестьяне получили землю: «Землю разделили — кто на хутор
ушёл. Вот зажил народ! Народ раньше привыкши работал на земле» (Остр., Романово 2301-06).
Обычай ВЗАИМОПОМОЩИ в сложных и тру­доемких работах был распространен повсеместно -это и супрядки, и «навозные» толоки (о которых говорилось выше), строительство дома также обычно делалось артелью. Помощь соседей, чле­нов крестьянской общины распространялась и на погорельцев — на них жертвовали (Остр., Тележни­ки РФ 1467-6).
«Помочи — жать, лён таскать, навоз возить. И барана режут, пиво варят — "толока без пива не бы­вает"» (Пыт., Тележники РФ 1467-6).
Любые совместные работы сопровождались ли­бо угощением, которое делал хозяин, либо складчи­ной. «Начинають сено касйть — складчину делали, начинають рожь жать — складчину делали, картош­ку капать — всё складчины были. Не настолько там напьютца, как пагудят, павеселятца и всё. Гармош­ку дастануть, гарманйст играя, а бабы песни па-ють» (Палк., Казаково 2212-06).
Ряд работ требовал непременного участия не­скольких человек, как, например, молотьба: «На реи насадишь и высадишь, и вот привязям мала-тйли. Палка, на палку пашубок на вярёвочке [это привязь] — вот впятйх или вчатырёх, и падлажива-ешь, так выходя красиво, как трра-та-та — [как] пля-шуть. Прислушаешьсе и тагда ты паймёшь [ритм]. Как лошадь бяжит на чать’фи наги [если вчетве­ром], а если впятйх — то ещё через адну» (Остр., Ро­маново 2301-06).
После окончания полевых работ обычно при­носили домой ПОСЛЕДНИЙ СНОП: «Лён насйли — сноп, и ржи насйли сноп, и авса насйли. Дома ста­вили или в амбаре» (Остр., Романово 2301-06).
Существовало множество ПРИМЕТ, связанных с крестьянским трудом. Житель д. Жуково (Палк.) В. М. Кустов, 1923 г. р., сообщил следующие:
—  какой день на Покров, такая будет зима (теп­лая или холодная);
—  если шелухи у лука нет — значит, зима будет бесснежная;
—  «на Евдокию петун напьётся — тогда в Егорий бык пасётся»;
—  сколько дней первый снег пролежит, столько раз зимой снежный покров будет меняться;
—  чтобы определить время, удачное для сева, надо смотреть на облака;
—   когда картошку сажают, должно быть «обла­ков густо»;
—  «долго на лесу иней держится — к хорошему урожаю»;
—  «на Рождество иней обвесивши на деревах — к хорошему урожаю»;
—  если на Рождество на небе много звезд — на урожай;
— в Святки одежду не чини (заплатки не клади)
— овцы пегие будут (Палк., Жуково РФ 1970).
Среди трудовых занятий для жителей Обозерья особо важную роль играла РЫБНАЯ ЛОВЛЯ. Для рыбалки необходимы были сети, которые вязали из льняных ниток. Весной и летом ловили рыбу «сами по себе», осенью на ловлю снетка отправлялись на «баранниках» (лодка-пятерня на веслах, под пару­сом). Зимой ловили снетка артелью, по паям, так как одному с неводом не сладить. Участвовало по 18 человек, командовал на тоне бригадир — «жер-ник». Сеть для снетка называлась «запас», делали две проруби по 4 метра каждая.
В лещевый нерест старики не разрешали на бе­регу громко разговаривать. «Зато и рыба валом в берег прёт» (сведения о рыбной ловле — Пек., Мтеж РФ 1397). «Мужчины рыбачили, рыбачили, рыба­чили! А я наейла рыбу в карзйне на плячах за десять километров… Запас тянешь. Сабярёшься все в кучу
— абои крылья. Пустют запас — туды пустют и сюды пустют. И тагда идуть — калясом идуть, в адну кучу сабярутца, тагда вытягаемся. А пока па старанам идём, так — то ч^шку рубим, то за вярёвку тянем за­пас. Вот так лавйли. А вясной в ладьях лавйли -лодка. В лодку запас, туды невод складёшь и грясти
—  вёслы. <…> В берег вытягатца будешь. В берег вытягаешься, пападё рыба. Утром эту рыбу на пле­чи да в Ряпину [Эстония] нястй надо прадавать. [Рыбный праздник устраивали] в Любнице. Саби-рались рыбаки, наставят сталы, вина наставят. Ста-лы паставлены пасярёд улицы. Рыбаки все гуляють, выпивають, гармонь, пляска. Рыбацкий праздник -летом. Приёдуть купцы — эстонцы. Аттуль из-за Пскова приезжали за рыбой,  вина привазйли» (Печ., Медли 3330-04).
О жизни маленьких членов семьи — ДЕТЕЙ — к сожалению, имеется очень мало сведений.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • Изменение границ Псковской земли
  • Воды
  • Куда инвестировать свободные средства?
  • Этические и эстетические оценки в речи псковичей
  • Интересное