Поиск по сайту

Их имена не должны забыться

1аксим Никифорович Во­робьев родился 6 авгу­ста 1787 года в Пскове в семье солдата. Раннее дет­ство будущего живописца прошло на пыльных улоч­ках древнего города. Позже отца определили в Петер­бургскую Академию художеств в качестве «смотрителя материалов», или, проще говоря, сторожа. По его просьбе десятилетнего Максима приняли в Академию художеств, где первоначально он занимался в архи­тектурном классе у Тома де Томона. Затем юноша за­нялся пейзажной живописью. Его учителем был пре­красный мастер городского пейзажа Ф. Я. Алексеев, кстати заметить — тоже сын сторожа, только не Ака­демии художеств, а Академии наук.
В 1809 году Максим Воробьев окончил академию с Большой золотой медалью. Получил право на поезд­ку за границу. Но воспользоваться им не смог: в Евро­пе шли наполеоновские войны. В качестве помощника Ф. Я. Алексеева «по снятию различных видов» Во­робьев работал в Москве, Орле, Воронеже.
В 1813—1814 годах Максим Никифорович выпол­нял обязанности художника при главной квартире русской армии, был участником похода в Германию и Францию, присутствовал при вступлении русских войск в Париж. На звание академика ему предложили написать картину «Торжественное молебствие, совер­шенное русским духовенством в Париже на площади Людовика XV в присутствии союзных войск». В 1814 году художнику было присвоено это почетное зва­ние.
С 1815 года М. Н. Воробьев преподавал в Академии художеств, с 1823 года являлся профессором. В 1817— 1818 годах снова работал в Москве, сделал множество акварелей  и рисунков, на основе которых  позже на-
писал картины «Вид Кремля из-за реки Яузы» и «Вид Московского Кремля со стороны Каменного мо­ста» (1819).
В 1820 году в жизни художника произошло важное событие. Он был командирован правительством на Ближний Восток. Побывал в Иерусалиме, у Иордана, Мертвого моря, посетил Константинополь, Яффу, ос­трова Родос, Кипр… Воробьев чертил, вымерял, зари­совывал все места, чтимые христианами. Работал тайком, с риском для жизни, так как мусульманские власти запрещали делать это. Итог поездки — девя­носто листов эскизов и законченных акварельных ри­сунков. Позже, в Петербурге, Максим Никифорович написал по эскизам целый ряд полотен, в том числе «Преддверие храма Воскресения в Иерусалиме», «Мерт­вое море», «Общий вид Иерусалима», «Вид Констан­тинополя» и другие.
Во время русско-турецкой войны в 1828 году М. Н. Воробьева направили в главную квартиру 2-й армии на Дунае «для рисования и писания видов». Результатом пребывания в действующей армии яви­лись картины «Вид военного телеграфа под Варной», «Вид осады Варны», «Берег моря близ Варны», «Рус­ский лагерь под Шумлою» и другие.
В 1844—1846 годах художник совершил поездку в Италию, сделал много этюдов в окрестностях Рима и Палермо.
Однако большее место в творчестве Воробьева за­нимают пейзажи Петербурга и его окрестностей, в частности Парголова. Как и прославленный учитель Ф. Я. Алексеев, Максим Никифорович во многих сво­их картинах и рисунках отобразил строгий облик Се­верной Пальмиры. Это и «Осенняя ночь в Петербурге», и «Набережная Невы у Академии художеств», и «Вос­ход солнца над Невой», и «Лунная ночь в Петербур­ге», многие другие. В них, как и в московских полот-
нах, наиболее ярко раскрылось дарование художни­ка-пейзажиста.
М. Н. Воробьев был одним из пионеров русского романтического пейзажа. И это несмотря на то, что очень часто в выборе сюжетов для своих картин он был зависим от посторонних указаний, которые дале­ко не всегда совпадали с художественными вкусами и настроением самого живописца.
Современники высоко ставили талант Воробьева. Вот как отозвался о картине ??Вид Константинополя» писатель Нестор Кукольник: «Это не картина, а ода из воды, земли и воздуха». Так можно сказать и о многих других полотнах псковича, который не раз приезжал в родные места и отобразил их в своих кар­тинах «Святогорский монастырь», «Уборка сена» и других.
Большинство произведений М. Н. Воробьева нахо­дится в Государственной Третьяковской галерее в Москве, в Русском музее в Ленинграде, в ряде других музеев страны.
Репродукции с картин Воробьева представлены в альбоме «Образ твой, Москва», выпущенном в 1985 го­ду издательством «Московский рабочий», в книгах А. Гордина и М. Гордина «Путешествие в пушкин­ский Петербург» (Лениздат, 1983), М. Раковой «Рус­ское искусство первой половины XIX века» (М., Искус­ство, 1975), В. Грибанова «Багратион в Петербурге» (Лениздат, 1979), -«Русская живопись первой полови­ны XIX века» (М., Искусство, 1978) и многих других.
Художник был современником А. С. Пушкина. По* этому не случайно все, что связано с пушкинским Пе­тербургом, иллюстрируют репродукциями с его картин.
Помимо значительного вклада, сделанного худож­ником в формирование русской пейзажной живописи, ему принадлежит большая заслуга на педагогическом поприще. Сорок лет он преподавал в Академии худо-
жеств, обучал будущих пейзажистов сначала как по­мощник Ф. Я. Алексеева, затем как руководитель класса. Среди его учеников такие известные живопис­цы, как М. И. Лебедев, братья Г. Г. и Н. Г. Чернецовы, Л. Ф. Лагорио, М. К. Клодт, И. К. Айвазовский, И. И. Шишкин, А. П. Боголюбов.
Умер М. Н. Воробьев 30 августа 1855 года. Прах его покоится в Ленинграде.
Творчество Максима Никифоровича Воробьева и художников его школы сыграло заметную роль в ис­кусстве первой половины XIX века. Воспитанный в традициях пейзажиста Ф- Я. Алексеева, Воробьев в боль­шой мере сохранил в своих работах свойственные его учителю точность и документальность фиксации кон­кретных черт изображаемой местности. Работам зре­лого Воробьева присущ отчетливый романтический характер. Так оценивают творчество художника-пско­вича советские знатоки живописи. В правдивости этих слов легко убедиться, стоит лишь познакомиться с полотнами и рисунками замечательного мастера.
Страницы жизни Л. Фигнера
Где бы ни находился этот бесстрашный человек, он
никогда не забывал о Пскове. Древний город занимал прочное место в его душе, с ним были связаны и горе­стные, и радостные воспоминания.
Александр Самойлович Фигнер родился в 1787 году. Его отец сначала был рядовым в армии, дослужился до офицерского чина и ушел в отставку, получив долж­ность заведующего императорскими стекольными заво­дами. В его обязанности входило также и наблюдение за фарфоровым заводом под Петербургом. В 1809 году он был определен вице-губернатором в Псков. Все его
сыновья — Николай, Александр и Владимир — пошли по военной части, получив перед этим хорошее домаш­нее образование. Александр был отдан во 2-й кадет­ский корпус, откуда в 1805 году выпущен артиллерий­ским офицером.
Вскоре юный офицер принял участие в англо-рус­ской экспедиции на остров Корфу. В этой экспедиции русским войскам было предписано вести военные дей­ствия против наполеоновской армии. Позже судьба за­бросила Александра Фигнера в Милан. За короткое время он так выучил итальянский язык, что его даже принимали за местного жителя.
Вернувшись в Россию, Фигнер продолжал углуб­лять свои военные знания, в совершенстве овладел еще двумя языками — польским и французским, хорошо знал немецкий.
В 1810 году Фигнер участвовал в русско-турецкой кампании. В боях с неприятелем, и в частности при штурме крепости Туртукай, показал себя храбрым и мужественным офицером. Был награжден орденом Ге­оргия IV степени.
Несколько ран, полученных Фигнером в турецкой кампании, вынудили его на время оставить армию. Он приехал в родительский дом в Псков. В июле 1811 го­да, вскоре после приезда сына, отец скоропостижно скончался. Похоронив его, Александр Самойлович ос­тался с овдовевшей матерью. Днем читал или седлал лошадь и отправлялся верхом в пригороды Пскова. Любятово, Промежицы, Камно, Снятная гора — везде побывал молодой офицер.
Вечера он чаще всего проводил у псковского чинов­ника М. И. Бибикова, с которым работал покойный отец. Фигнер был влюблен в младшую из четырех до­черей Михаила Ивановича Ольгу.
Но грянула беда. Бибикова арестовали, обвинили в упущениях  по  службе,  предъявили  иск  на 30 тысяч
рублей. Семья была разорена. Все отвернулись от Биби­ковых, в том числе и женихи дочерей. И только Алек­сандр Фигнер твердо заявил в офицерском собрании, что дети не должны отвечать за родителей и что он лично готов жениться на Ольге Михайловне. Алек­сандр Самойлович сделал предложение и получил со­гласие. Но воспротивилась мать Фигнера. Тогда он тай­но обвенчался с любимой девушкой в одной из старин­ных псковских церквей и увез ее в Петербург. В столи­це молодым пришлось жить на деньги, занятые у бан­кира. Из Молдавской армии, в которой числился Фиг­нер, его перевели в 11-ю артиллерийскую бригаду, сто­явшую под Петербургом. Он уже подумывал об отстав­ке, когда наполеоновские армии перешли русскую гра­ницу. Вскоре и рота Александра Фигнера вступила в бой с захватчиками. Ольга Михайловна возвратилась к родным в Псков.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • Нет подходящих публикаций
  • Интересное