Поиск по сайту

Их имена не должны забыться

В 1715 году по указу Петра I среди дворянских не­дорослей, «яко живущих при водяных сообщениях», производился набор в только что созданную в Петер­бурге Морскую академию. Харитон и Дмитрий с ра­достью восприняли решение родителей отдать их учить­ся морскому делу. Осенью 1715 года двоюродных бра­тьев приняли в Морскую академию. Название, хотя и было  громким, не соответствовало нынешним поняти-
ям об академиях. В ту пору там давали только началь­ное теоретическое и морское образование будущим штурманам и строевым офицерам. Быстро пролетели годы учебы. В 1718 году братья Лаптевы после сдачи теоретических экзаменов были произведены в гардема­рины и зачислены в Балтийский флот.
Производство гардемаринов в офицеры зависело от овладения на практике знаниями, полученными в Морской академии, и успешной сдачи теоретических и практических экзаменов. Дмитрию морская служба давалась легче, и он через два года получил первый в те времена на флоте офицерский чин мичмана, а в 1723 году за особые успехи в морских науках Дмит­рия Лаптева указом, подписанным Петром I, произве­ли из мичманов в унтер-лейтенанты. В 1725 году он ко­мандовал кораблем «Фаворитка», через год стал ко­мандиром фрегата «Святой Яков», а затем—пакетбота заграничного плавания. Плавал в Любек, Данциг, а также вокруг Скандинавии в Архангельск. На фрега­те «Россия» в 1730 году бороздил воды Баренцева мо­ря. Дмитрий Лаптев был высокообразованным, пре­красно знающим свое дело морским офицером.
Еще Петр Г задумал составить карту северного по­бережья России, которая основывалась бы не на рисун­ках, а на астрономических наблюдениях и измерениях береговой линии по ходу судна, то есть надлежало про­извести морскую опись берега. В 1725 году была от­правлена экспедиция искать пролив между Азией и Америкой. Ее возглавлял капитан Беринг. Пролив был в конце концов найден и получил имя Берингова. Че­рез несколько лет после первых плаваний в районе про­лива русские моряки, воспитанники Баэмзшекого фло­та, приступили к более серьезному и тяжелому делу — морской описи всего северного побережья страны. В 1733 году была организована вторая Камчатская экспе­диция,   которую  иногда   называют Великой северной
экспедицией. В нее отбирали лучших штурманов и офицеров. В чине лейтенанта флота был назначен в экспедицию и Дмитрий Лаптев. С 1736 года он руково­дил одним из северных отрядов.
Несколько по-иному складывалась служба Харито-на Лаптева. В 1720 году он получил унтер-офицерский чин подштурмана и плавал на судах Балтийского фло­та. В 1726 году был произведен в офицеры, получив звание мичмана. С 1730 года начал командовать ко­раблями. Летом 1736 года служил на фрегате «Викто­рия». Осенью того же года Харитона Прокофьевича послали на Дон для изыскания места, «удобнейшего к судовому строению». Успешно выполнив задание, он в начале 1737 года вернулся в Петербург и был назначен командиром придворной яхты «Декроне». Это свиде­тельствует о том, что Лаптева считали знающим и на­дежным моряком. Однако служба на придворной яхте его не устраивала. Узнав, что в Камчатскую экспеди­цию требуются морские офицеры, он подал прошение о зачислении туда. 13 декабря 1737 года Харитон Лап­тев был утвержден командиром дубель-шлюпки (двух­мачтовое парусное судно) «Якутск» Ленско-Енисейско-го отряда и произведен в чин лейтенанта флота. Так и второй Лаптев связал свою жизнь с Севером.
Харитон Лаптев готовился к отъезду в северные края, когда в феврале 1738 года в Петербург прибыл из Якутска брат Дмитрий. Он привез отчет о не очень удачном плавании по реке Колыме летом 1737 года и запрос Беринга — можно ли вести описание берегов по суше, если судам и в дальнейшем не удастся из-за льдов пройти в Колыму или Енисей. Адмиралтейств-коллегия дала согласие при необходимости вести опись берегов по суше.
В марте 1738 года братья Харитон и Дмитрий Лап­тевы выехали в Сибирь. Но прежде побывали в родных местах   под   Великими  Луками.   У Дмитрия там жил
отец «в древней старости», а Харитон оставил в по­местье молодую жену с малолетним сыном Капито-ном.
Путь братьев лежал через Казань и Иркутск, где они получили необходимое снаряжение. Уже по санно­му пути в новом, 1739 году, без малого через двенад­цать месяцев после выезда из Петербурга, добрались до Усть-Кута, в верхнем течении Лены, а оттуда напра­вились в Якутск. В Якутске Харитон Лаптев вступил в командование дубель-шлюпкой. Ее экипаж состоял из 45 человек, людей бывалых, почти все они участ­вовали в предыдущей экспедиции Прончищева, кото­рая, несмотря на героизм людей, окончилась неуда­чей, а сам руководитель отряда умер. 5 июня 1739 го­да Харитон Лаптев повел судно вниз по Лене, чтобы, выйдя в океан, описать побережье на западе от устья реки.
Карту побережья к востоку от Лены должен был в свое время составить отряд Ласиниуса. Однако первая же зима 1735/36 года, проведенная на берегу бухты Вуор-Хая, оказалась трагической. Командир и боль­шая часть экипажа умерли от цинги. После этого ра­боты были поручены Дмитрию Лаптеву.
Стужу, нехватку питания, болезни участников экс­педиции, гибель людей и судов — все зто пришлось пе­режить братьям на Севере. Но, несмотря на лишения и бедствия, Лаптевы выполнили порученные им задания.
В результате плаваний и сухопутных походов в 1739 и 1740 годах Дмитрий Яковлевич Лаптев и его спутни­ки произвели опись морского побережья от устья Лены до устья Колымы. Из-за тяжелых льдов попытка про­биться на судне дальше на восток успеха не имела. Тогда отряд отправился в пеший переход через горные перевалы Чукотского полуострова к нижнему течению реки Анадырь. В 1741 —1742 годах Дмитрий Лаптев произвел съемку рек Большой Анюй и Анадырь.
Работы на побережье полуострова Таймыр вел Ха-ритон Лаптев. При участии Челюскина, Чекина и Мед­ведева он составил опись полуострова Таймыр от устья реки Хатанги до устья реки Пясины, открыл и описал несколько близлежащих островов.
Но Дмитрий и Харитон Лаптевы не ограничились только съемками береговой линии. Они показали себя вдумчивыми исследователями, собрав богатейшие ма­териалы о морях, климате, животном и растительном мире тех далеких и суровых краев. Их дневники не потеряли интереса до наших дней. В «Записках Хари-тона Лаптева», изданных впервые в 1851 году, дается этнографическое и хозяйственное описание малых на­родностей полуострова Таймыр. В 1982 году в Москве в издательстве «Мысль» вышла книга В. А. Троицкого «Записки Харитона Лаптева», в которой приводится и текст самих записок.
А как же сложилась судьба братьев после возвра­щения из северной экспедиции в Петербург в 1743 го­ду? Дмитрий Яковлевич Лаптев еще почти двадцать лет служил на Балтийском флоте. Много труда вложил в строительство порта в Кронштадте, организовал шко­лу для обучения детей мастеровых. В 1762 году в зва­нии вице-адмирала ушел в отставку и уехал на родину в Великолукский уезд. Умер во второй половине 1767 года.
С флотом была связана и дальнейшая жизнь Хари­тона Проксфьевича Лаптева. В 1746 году он участво­вал в составлении «Генеральной карты сибирским и камчацким берегам». Потом снова плавал на кораблях. В 1752 году в чине капитана, как опытный штурман, был назначен помощником начальника вновь открыв­шегося Морского кадетского корпуса. В период Семи­летней войны (1756—1762), в которую Россия вступи­ла в 1757 году, командовал боевым кораблем, имея звание капитана 2-го ранга, участвовал в блокаде прус ?
ского побережья. После войны, уже в чине капитана 1-го ранга, Харитон Прокофьевич был назначен глав­ным интендантом, ведавшим снабжением Балтийского флота. Однако здоровье его ухудшилось. 21 декабря 1763 года Харитон Прокофьевич Лаптев скончался. Не исключено, что он и его двоюродный брат Дмитрий Яковлевич похоронены в нынешнем Великолукском районе Псковской области. Имя Харитона Лаптева упоминается в одной из челобитных, написанной в Ве­ликолукском уезде и относящейся к последним годам его жизни. Единственный сын Харитона Прокофьеви-ча Капитон Лаптев служил в армии, а после выхода в отставку долгое время в чине коллежского асессора был великолукским почтмейстером.
В списке дворян Псковской губернии на начало XX века фамилия Лаптевых уже не значится.
Стоит подумать, как увековечить память об отваж­ных исследователях Севера Дмитрии и Харитоне Лап­тевых на их родине под Великими Луками.
Он любил Псковщину
Его имя известно ученым самых различных отрас­лей знаний. Большая Советская Энциклопедия опреде­ляет Андрея Тимофеевича Болотова как одного из осно­воположников русской агрономической науки и писа­теля. Разработанные им агротехнические приемы не устарели до сих пор.
Большую роль в становлении А. Т. Болотова как писателя и ученого сыграла псковская земля.
Впервые в Пскове Андрей Болотов побывал в дет­стве. В 1743 году его отца Тимофея Петровича, коман­дира Архангелогородского полка, царские власти при­влекли    к   проведению   всеобщей  ревизии   (переписи)

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • Нет подходящих публикаций
  • Интересное