Поиск по сайту

Их имена не должны забыться

Михайловича. С них-то и началась его знаменитая коллекция. Он разыскивал монеты где только можно, покупал, обменивал, выпрашивал. В нумизматическое собрание вошли монеты со времен чуть ли не киевско­го князя Владимира Красное Солнышко и по XIX век включительно. Удалось разыскать псковские деньги, раздобыть рубли первого самозванца, несчастного им­ператора-младенца Иоанна Антоновича, формально правившего всего год (1740—1741), а потом заточенно­го в крепость и там убитого в 1764 году. Были в кол­лекции рубль, отчеканенный по распоряжению Емель-яна Пугачева, и медаль Пугачева «За храбрость». Имелось также много иностранных монет, деньги из фарфора и раковин. К 1911 году в коллекции насчи­тывалось более 100 тысяч различных монет всевоз­можных государств. По своему разнообразию и богат­ству псковское собрание превосходило даже денежную коллекцию тогдашнего Эрмитажа.
Затем Федор Михайлович увлекся коллекциониро­ванием археологических находок, старинных икон, книг, древних рукописей, писем и альбомов деятелей науки и культуры. У него, в частности, были грамота Ивана Грозного, автографы А. С. Пушкина, Н. В. Го­голя, А. В. Суворова. Федору Михайловичу удалось приобрести даже некоторые личные вещи генералис­симуса: его фарфор, люстру и табакерку, пожалован­ную полководцу Екатериной II.
Значительное место в собрании Ф. М. Плюшкина занимали коллекции различных часов, старинного оружия, серебряной посуды, фарфора, хрусталя, ре­ликвий, относящихся к периоду Отечественной войны 1812 года, имелось даже знамя, захваченное русскими солдатами у Наполеона. Вислые печати средневеково­го Пскова, личные вещи Петра I (кружка и трость), собрание драгоценных камней, перстней, колец, серег, ожерелий, китайские и японские чайные принадлеж-
ности, археологические находки, обнаруженные при раскопках Помпеи и в Египте,— чего только не было в плюшкинском музее!
Федору Михайловичу удалось даже собрать много вещей из масонского обихода, хотя масоны не люби­ли афишировать себя и действовали тайно. В коллек­ции Плюшкина имелись масонские передники, ленты, значки, кубки, перстень масонского гроссмейстера, мо­лотки и другие принадлежности масонского ритуала, некоторые из вещей принадлежали лично Павлу I.
Ф. М. Плюшкин не жалел денег на покупку редко­стных вещей. Он располагал полотнами прославлен­ных русских художников Верещагина, Боровиковско­го, Венецианова, Айвазовского, Маковского, Шишкина. Из иностранных живописцев в коллекции были пред­ставлены Грез, Пуссен, Теньер, Буше. Имелись гравю­ры, несколько сот миниатюр, старинные русские лу­бочные картинки.
Сорок два года занимался собирательством Ф. М. Плюшкин. Жил он в Пскове, в собственном двух­этажном доме на Петропавловской улице. Сейчас этой улицы нет, а раньше она пролегала от нынешней пло­щади Ленина и упиралась в стык нынешних улиц Карла Маркса и Воровского. На первом этаже в доме у Федора Михайловича был галантерейный магазин, а на втором этаже, в восьми комнатах, располагался музей. К нему приезжали и приходили ученые, писа­тели, художники, археологи и просто любители стари­ны, чтобы посмотреть музей. И он никому не отказы­вал, покидал магазин и вел посетителей на второй этаж, рассказывал и показывал экспонаты. Коллек­ция Плюшкина по количеству вещей считалась треть­ей в России и одиннадцатой в Европе.
Ф. М. Плюшкин был человеком широкой натуры. А такие люди иногда допускают беспечность. Вот и Федор Михайлович даже не позаботился о том, чтобы
составить печатный научный каталог своих ценностей. Правда, рукописи, имевшиеся в музее, начал было описывать в тогдашних псковских газетах местный ар­хеолог и краевед Василев, но не довел дело до конца, заболел и умер. А через десять лет после него, в 1911 году, умер и Федор Михайлович Плюшкин. Его похо­ронили на Дмитриевском кладбище, за церковью Дмитрия Мироточивого. Памятник из серого мрамора возвышается над могилой собирателя.
А что же стало с коллекцией? Долгое время счита­лось, что она была распродана наследниками по ча­стям и многие реликвии пропали. Но это не так. Со­брание Ф. М. Плюшкина перед первой мировой войной было приобретено правительством за 100 тысяч рублей для музея императора Александра III (так именовался Русский музей). Помимо Русского музея некоторые экспонаты передали Эрмитажу и Библиотеке Акаде­мии наук. Позже часть рукописей попала в Институт русской литературы (Пушкинский дом). Ряд предме­тов из плюшкинской коллекции хранится в Этногра­фическом музее и Ленинградском отделении Институ­та истории СССР. Несколько экспонатов, в том числе некоторые картины, остались в Пскове и находятся в местном музее-заповеднике.
В конце ноября 1982 года в передаче Центрально­го телевидения, посвященной коллекционерам, упоми­нался знаменитый «Константиновский рубль» — мечта каждого уважающего себя собирателя монет. С этим рублем произошла такая история. Как известно, вто­рой сын Павла I великий князь Константин Павлович был наследником русского престола. Однако в 1823 году, по настоянию своего брата Александра I, он от­рекся от престола. Акт отречения держали в тайне. После смерти Александра I Константин с 27 ноября по 14 декабря 1825 года формально являлся русским им­ператором, пока не занял престол, подавив восстание
декабристов, его брат Николай I. В этот короткий пе­риод формального правления Константина и было вы­пущено несколько пробных экземпляров ставшего уни­кальным серебряного рубля «императора Константи­на». По свидетельству очевидцев, в коллекции Плюш­кина был этот редкостный рубль. А вот куда он дел­ся — неизвестно.
Знаток деревни
Б
‘иблиотекарь Пушкин-‘ского дома Евлалия Пав­ловна Казанович в своем дневнике записала 3 сентя­бря 1922 года: «Вчерашний вечер памяти Блока удал­ся вполне… Публики было для нашего зала много, но все свои, по билетам: много эрмитажников, наша мо­лодежь со своими знакомыми, кое-кто из литерато­ров: Сологуб, Ахматова, Муйжель, Н. А. Энгельгардт с дочерью…»
Фамилия Муйжеля упомянута не случайно. Это был известный писатель, литературная деятельность которого началась еще до Октябрьской революции. В 1927 году М. И. Калинин цитировал Виктора Василье­вича Муйжеля как знатока дореволюционной русской деревни. По мнению А. М. Горького, знания деревни у Муйжеля были «наиболее обширны». Виктор Ва­сильевич был знаком и состоял в переписке со многи­ми писателями. Среди них — А. М. Горький, В. Г. Ко­роленко, В. В. Вересаев, А. И. Куприн, И. А. Бунин, Л. Н. Андреев, Н. Д. Телешов, А. С. Неверов. Только в первые годы Советской власти вышло около тридца­ти книг Муйжеля, не считая произведений, напечатан­ных в журналах.
В. В. Муйжель — коренной пскович, и его знания дореволюционной деревни были почерпнуты в основном на Псковщине, где он провел немало лет своей жизни.
Родился будущий писатель в деревне Уза Порховского уезда 18 июля 1880 года. Отец, Василий Иванович, был мелким служащим, вышедшим из рабочих, мать, Еле­на Ивановна, урожденная Петрусевич, происходила из семьи польского помещика, участвовавшего в восста­нии 1863—1864 годов. После подавления восстания ви­тебское имение Петрусевичей было конфисковано, а сам он сослан в Сибирь. Возвратившись из ссылки, приобрел имение Сорокине в Порховском уезде. Здесь-то и познакомилась его дочь с Василием Муйжелем. Но отец согласия на брак не дал. Молодые обвенчались тайно.
В поисках работы Муйжели много ездили по стра­не. В малолетстве Виктор побывал на Украине, в По­волжье, Центральной России, Средней Азии. В 1889 году приехали в Псков. Мальчика определили в гим­назию. Через два года отец поступил работать на же­лезную дорогу в Петербурге, семья переехала в сто­лицу. Виктора перевели в восьмую петербургскую гим­назию. Но и здесь учиться долго не пришлось. Отец переехал на работу в Великие Луки, и мальчик стал учеником местного реального училища.
В 1894 году четырнадцатилетний подросток, пере­ехав в Псков, поступил на службу. Работал сначала писцом в акцизном управлении, а потом в страховом отделе псковской земской управы, был приказчиком на рубке и сплаве леса в Гдовском уезде. Но юноше хотелось стать живописцем. Он отправился в Петер­бург и поступил в рисовальное училище Штиглица. Нужда вынудила искать работу. Устроился переписчи­ком в первый департамент министерства юстиции, а по­том был переведен в собственную канцелярию тогдаш­него министра финансов Витте.
А тем временем полиция присматривалась к бес­покойному служащему, следила за его знакомствами. В 1900 году Муйжель, как неблагонадежный, был вы-
слан из Петербурга в Псков. Стал работать земским статистиком, много разъезжал по губернии, подолгу жил в деревнях, постоянно общался с крестьянами, вникая в их нужды и чаяния.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • Нет подходящих публикаций
  • Интересное