Поиск по сайту

Их имена не должны забыться

В 1868 году Ипполита Никитича направили в Моск­ву на должность «правительственного стенографа» при окружном суде. Через два года он вышел в от­ставку и сдал экзамен на звание домашнего учителя. Работал стенографом в Москве, сотрудничал в периоди­ческой печати.
Желая добра народу, Мышкин хотел легальными литературными изданиями способствовать улучшению жизни трудового люда. С этой целью он приобрел в Москве типографию сначала на Тверском бульваре, потом на Арбате. Однако попытки издавать сборники, ставившие вопросы о положении народа, из-за цен­зурных препятствий потерпели неудачу.
В это время Мышкин познакомился с некоторыми революционными народниками, а вскоре и сам пришел к твердому убеждению, что помочь народу можно только революционным путем. Он близко сошелся с Порфирием Войнаральским — одним из организато­ров знаменитого «хождения в народ». В типографии Мышкина печатались нелегальные прокламации и брошюры, с которыми и отправлялись по деревням революционно настроенные разночинцы.
После разгрома типографии летом 1874 года Ип­политу Никитичу удалось скрыться. Под фамилией Павлович он уехал за границу. Находился в Герма­нии. Там у него возникла дерзкая мысль — вернуться в Россию и попытаться освободить Н. Г. Чернышевско­го, приговоренного в 1864 году к семи годам каторж­ных работ и вечному поселению в Сибири. В 1871 го­ду это пытался сделать Герман Лопатин, но был аре­стован.
Осенью 1874 года Мышкин возвратился в Россию, зиму жил и работал в Иркутске. Весной 1875 года от­правился в Якутию. В Вилюйске он появился под ви­дом жандармского поручика Мещерского. Местный ис­правник, почувствовав неладное, отказался выдать «государственного преступника» Николая Чернышев­ского для перевозки его якобы «на новое местожи­тельство в Благовещенск» и потребовал специальное предписание якутского губернатора. Поручик заявил, что поедет за предписанием в Якутск. Вместе с ним «для сопровождения» исправник отправил двух каза-
ков. Ранив из револьвера одного из них, Мышкин бе­жал, но вскоре  был схвачен.
Тем временем в Петербурге шло следствие по делу об участниках «хождения в народ». Доставленного из Сибири Мышкина присоединили к обвиняемым по этому делу. Два года пришлось ждать суда. Он начал­ся в октябре 1877 года и вошел в историю революци­онной борьбы как «процесс 193-х» — именно столько человек предстало перед судом. Одним из главных об­виняемых был Ипполит Мышкин. Произнесенная им на суде 15 ноября 1877 года яркая речь никого не ос­тавила равнодушным и навсегда вошла в летопись ос­вободительной борьбы. Пламенные слова борца за на­родное дело обошли всю мировую прессу.
Говоря о цели революционного движения, Мышкин подчеркивал, что она «заключается в том, чтобы соз­дать на развалинах существующего буржуазного строя тот порядок вещей, который удовлетворял бы народным требованиям».
«Строй этот,— говорил Мышкин,— может быть осуществлен не иначе, как путем социальной рево­люции». Революция же «может быть совершена не иначе, как своим народом». В своей речи он разобла­чил антинародную политику царизма после «мнимого освобождения» крестьян и доказывал, что именно «не­выносимо тяжелое положение народа» грозит револю­ционным взрывом. «Не нужно быть пророком,— зая­вил И. Н. Мышкин,— чтобы предвидеть неизбеж­ность восстания».
60 раз председатель суда останавливал Мышкина, грозил лишить слова. Когда Ипполита Никитича по­пытались вывести из зала суда, друзья плотным коль­цом окружили его, защитили от жандармов и дали возможность досказать речь до конца. Мышкин — первый из русских революционеров, кто назвал себя со скамьи подсудимых членом революционной партии.
С. М. Кравчинский сказал о выступлении Мышки-на на «процессе 193-х», что это была «наиболее рево­люционная речь… которую когда-либо слышали стены русских судов».
К десяти годам каторги приговорил царский суд Ипполита Мышкина. Софья Перовская с оставшимися на свободе товарищами пыталась освободить заклю­ченного из Петропавловской крепости, но попытка ока­залась неудачной. 15 апреля 1878 года осужденного отправили в Новобелгородскую каторжную тюрьму. Он выкопал подземный ход из своей камеры, и толь­ко случайность помешала побегу. Мышкина перевели в Мценскую пересыльную тюрьму. Там 2 марта 1881 года Ипполит Никитич в последний раз встретился с матерью Авдотьей Терентьевной.
В мае того же года его отправили на Нерчинскую каторгу в Сибирь. По дороге, в Иркутской тюрьме, он произнес речь над гробом умершего товарища, за что дополнительно получил еще пять лет каторги. От­правленный в Карийскую каторжную тюрьму, Мыш-кин совершил побег оттуда. Задержали его только спу­стя месяц с лишним во Владивостоке и снова водвори­ли в Карийскую тюрьму. Летом 1882 года, как «зачинщика беспорядков», перевели в Петербург, в Пет­ропавловскую крепость, а оттуда летом 1884 года — в Шлиссельбург. В январе 1885 года за протест против тюремного режима Ипполит Никитич был пригово­рен военным судом «к смертной казни расстреляни­ем». Последняя его просьба заключалась в том, чтобы получить возможность написать письма матери и бра­ту. Разрешение было дано.
Оба письма сохранились для потомков. Они лиш­ний раз свидетельствуют о беззаветной преданности Мышкина делу освобождения народа, о высоком бла-*ч>родстве революционера, выходца из Псковской гу-« бернии.
«Мамаша,— писал И. Н. Мышкин,— Вы мне доро­же всех людей на свете. Простите за великое горе, при­чиненное Вам, так как знаю всем сердцем своим, как любим Вами. Смерть для меня теперь большое облег­чение, ибо не могу я больше так страдать и мучиться, как это было до сих пор. Гибнем мы все тут за пра­вое, за святое дело…»
А вот выдержка из письма брату:
«Я чист перед собой и людьми, я всю жизнь отдал на борьбу за счастье трудового угнетенного народа, из которого мы сами с тобой вышли. Верю, новые поко­ления выполнят то, за что мы безуспешно боролись и гибли».
«Страстотерпцем революции» назвал Ипполита Ни­китича Мышкина В. Г. Короленко. По словам писате­ля, революционер-народник «обладал всем, что делает великим оратора». Сила убеждения, дар слова, вооду­шевление, проникновенный голос — все это было у Мышкина. Подвижнической натурой Ипполита Ники­тича восхищался великий русский писатель И. С. Тур­генев.
В Шлиссельбургской крепости, в камере старой тюрьмы, где перед казнью содержался И. Н. Мышкин, на столе была обнаружена надпись, сделанная черни­лами: «26 января. Я, Мышкин, казнен».
Имя на географической карте
Есть в Северном    Ледови­том океане, на    границе
Восточно-Сибирского и Чукотского морей, остров Вран­геля. Назван он по имени мореплавателя, ученого, од­ного из учредителей Русского географического обще­ства Фердинанда Петровича Врангеля. По свидетель­ству современников, это был энергичный, волевой чело­век, обладавший обширными познаниями.
Родился Фердинанд Петрович в Пскове 29 декаб­ря 1796 года в обедневшей дворянской семье. С дет­ских лет любил бродить по окрестным лугам и лесам, катался с друзьями на лодке по реке Великой. В 1807 году, после смерти родителей, мальчика определили в Морской кадетский корпус в Петербурге. В учебе он обнаружил отличное прилежание и выдающиеся спо­собности. В 1815 году окончил корпус и был произве­ден в мичманы.
В 1817 году на военном шлюпе «Камчатка», ко­торым командовал капитан Василий Михайлович Го-ловнин, Ф. П. Врангель отправился в двухгодичное кругосветное путешествие. Вместе с Врангелем на шлюпе плыли будущий прославленный мореплава­тель мичман Федор Литке и волонтер, близкий друг А. С. Пушкина по Лицею Федор Матюш-кин.
Командир «Камчатки» В. М. Головнин сумел оце­нить незаурядные способности молодого Врангеля и после возвращения из плавания рекомендовал его на­чальником Колымского отряда экспедиции для поис­ка северных земель и описания северного берега Вос­точной Сибири. В помощники себе Фердинанд Петро­вич пригласил Федора Матюшкина, которого хорошо узнал во время кругосветного плавания на «Камчат­ке», а штурманом взял П. Т. Кузьмина. Готовясь к далекому путешествию, Ф. П. Врангель зимой 1819/20 года в Дерптском университете углублял свои знания по астрономии, физике, минералогии.
В течение четырех лет экспедиция находилась на Севере. Передвигались с помощью собак на нартах. Было подробно изучено побережье в районе рек Ин­дигирки и Колымы, проведены ледовые, геомагнитные и климатические исследования, собраны сведения о природных богатствах и народах, населяющих те су­ровые места. Отряд Врангеля установил, что там, где
предполагалось существование суши, находится от­крытое море. Однако по опросным данным выяснилось, что дальше к востоку в Северном Ледовитом океане имеется остров. Были определены его примерные ко­ординаты. Впоследствии, в 1867 году, американский китобой Лонг побывал в тех местах, действительно об­наружил остров и назвал его именем Врангеля, отда­вая русскому полярному исследователю дань глубо­кого уважения.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • Нет подходящих публикаций
  • Интересное