Поиск по сайту

Их имена не должны забыться

Через год возвратился в Петербург, а оттуда вые­хал в Торопецкий уезд, где в селе Воронине жил его старший брат Николай Николаевич — почетный миро­вой судья, В селе была кузница, которая на всю окру­гу славилась выделкой хороших топоров. Юрий Нико-
лаевич решил выучиться на кузнеца и для начала стал молотобойцем. Со временем кузница превратилась в Школу труда для таких народников, как Андриан Михайлов, Александр Соловьев и других, наезжавших сюда из Петербурга и Москвы. В нескольких верстах от кузницы, в имении госпожи Казиной, была арендова­на земля, на которой интеллигенты-социалисты завели земледельческую Коммуну, поддерживая тесную связь с обитателями имения Воронине. Николай Николаевич Богданович и его жена Мария Петровна были вполне своими людьми для всех прибывавших к ним револю­ционеров, глубоко уважали их стремления и, чем мог­ли, поддерживали народников. Был у Ю. Н. Богдано­вича еще один брат, который владел торфоразработка­ми под Петербургом. Он, как и Николай Николаевич, дружил с Юрием и помогал ему материально.
Занимаясь кузнечным делом в деревне, народники вели пропаганду среди местных крестьян, о чем доно­сил в Петербург начальник псковского губернского жандармского управления.
В 1876 году Юрий Николаевич примкнул к только что возникшей организации «Земля и воля». Участво­вал в подведении итогов «хождения в народ», выра­ботке программы. «Земля и воля», не отвергая деятельности в деревне, рекомендовала лишь перейти к созданию постоянных поселений, надеясь завоевать прочное доверие крестьян. Наряду с агитационной деятельностью, направленной на подготовку крестьян­ского восстания, в программе землевольцев предусмат­ривалась и дезорганизация сил врага, включавшая «систематическое истребление» наиболее вредных или опасных правительственных лиц.
6 декабря 1876 года Ю. Н. Богданович участвовал в демонстрации на Казанской площади в Петербурге, где рабочий Потапов открыто поднял красное знамя, а Г.  В.  Плеханов  произнес речь о Чернышевском. При
разгоне демонстрации Богдановича арестовали, но ен артистически прикинулся невинным мещанином, ежр-чайно попавшим на площадь, и был отпущен.
Претворяя в жизнь народническую программу, Юрий Николаевич выехал в Саратовскую губернию, где уже работала группа участников «Земли и воли». В Вольском уезде, в селе Царевщина, ему удалось за­нять место волостного писаря; неподалеку устроился и его ближайший друг Александр Соловьев. О том, что Богданович был прекрасным пропагандистом, не раз указывала в своих воспоминаниях В. Н. Фигнер.
Однако нетерпеливый и горячий Соловьев, придя к убеждению, что при самодержавии невозможна широ­кая и плодотворная деятельность в народе, отправился в Петербург, чтобы убить Александра П, рассчитывая, что перемена лица на престоле изменит направление внутренней политики правительства. 2 апреля 1879 го­да Александр Соловьев вышел с револьвером на царя. Подкараулил его на прогулке. Долгие минуты гонял­ся за перепуганным самодержцем по Дворцовой пло­щади, расстрелял в него всю обойму из пяти патронов, но лишь продырявил царскую шинель.
Начались аресты. Жандармские ищейки добрались и до Саратовской губернии. Работавшим там народни­кам, в том числе и Ю. Н. Богдановичу, пришлось скрыться. Пострадал брат его Николай Николаевич, в имение которого Воронино много раз приезжал и жил там Александр Соловьев. Н. Н. Богданович был аре­стован и умер в тюрьме.
После неудачного покушения Соловьева на царя среди народников обострились споры о путях дальней­шей борьбы, о тактике. В августе 1879 года «Земля и воля» разделилась на две самостоятельные организа­ции— «Народную волю» и «Черный передел». «Чер­ный передел» поставил во главу угла пропаганду со­циалистических  идей  в народе и требование раздела
земли между крестьянами. Большинство же членов лЗемли и воли» объединилось в организацию «Народ­ная воля», которая открыто объявила о политической задаче свержения самодержавия. Новую организацию возглавили Александр Михайлов, Андрей Желябов, Николай Кибальчич, Николай Морозов, Софья Перов­ская, Вера Фигнер и другие. Они образовали Исполни­тельный комитет «Народной воли».
Свою деятельность «Народная воля» начала с выг несения приговора Александру П. Юрий Николаевич Богданович примкнул к самым решительным товари­щам, стал народовольцем, а с осени 1880 года вошел в состав Исполнительного комитета. Дезорганизацией правительства и убийством царя народовольцы надея­лись захватить власть и передать ее народу в лице уч­редительного собрания.
Соратники по борьбе, в частности В. Н. Фигнер, глу­боко уважали Ю. Н. Богдановича и тепло отзывали ь о нем в своих воспоминаниях. Он был хорошего роста и телосложения, носил большую бороду; светло-серые глаза его выражали доброту и мягкость. «Лицо с пер­вого взгляда,— писала В. Н. Фигнер,— вызывало сим­патию и доверение». Простота в обращении с товари­щами, честность, искренность, задушевность были от­личительными чертами Юрия Николаевича. Обаянию способствовал и голос — густой, мягкий бас, который друзья называли бархатным. В свободное время Юрий Николаевич неплохо пел арии из опер «Аскольдова могила», «Русалка» и других. Любил поэзию и сам со­чинял стихи. Речь его, сдобренная шуткой, меткая и находчивая, всегда слушалась с интересом.
Но когда обстоятельства борьбы требовали твердо­сти, конспирации, решительности, он становился не­преклонным революционером, беззаветно преданным народному делу. Поэтому его и включили в группу по организации нокушения на Александра П.
Исполнительный комитет «Народной воли» соста­вил проект — снять лавку на одной из улиц Петербур­га, по которой наиболее часто ездил царь, из лавки сделать подкоп под улицей и заложить мину для взрыва. Выбор остановили на доме Менгдева на Ма­лой Садовой. Приобретая полуподвал, воронежский купчина Кобозев и его супруга намеревались открыть здесь торговлю сырами. На роль купца, по предложе­нию В. Н. Фигнер, определили Юрия Богдановича, а ка роль купчихи — революционерку Анну Якимову. Начали делать подкоп. Днем в магазине шла торговля сырами, а ночью несколько членов комитета и его агентов работали в подкопе. Действовали лопатой и буравом, а землю высыпали в бочки, предназначен­ные для сыров.
15 февраля 1881 года Александр II, ездивший по воскресеньям в Михайловский манеж, и всегда по раз­ным улицам, проехал по Малой Садовой. Подкоп к этому   времени   был готов, но мина еще не заложена.
Однако вокруг лавки Кобозевых сгущались подо­зрения. Вся мистификация с торговлей сырами могла рухнуть со дня на день. Однажды в лавку явилась са­нитарная комиссия во главе с генерал-майором. Уви­дев входящих в подвал генерала, пристава и дворника, Богданович обомлел. «Ну, все», — мелькнула мысль. Дело висело на волоске. Но находчивость Юрия Нико­лаевича спасла положение.
—   А это что за сырость? — спросил пристав, заме­тив  следы   влаги возле одной из бочек с землей, при­крытой сверху для вида сырами.
—   На   масленице   сметану пролили, — не моргнув глазом, ответил Богданович. Генерал подошел к дере­вянной   обивке  под окном, прикрывавшей вход в под­коп, и подергал ее рукой.
—   Зачем эта обшивка? — спросил он.
—   От сырости,— сказал Юрий Николаевич.
4    Все обошлось благополучно.
Наступило 1 марта 1881 года. Мина заложена, но царь мимо лавки на Малой Садовой не поехал. Он до­брался до манежа другим путем. На этот случай наро­довольцы сумели предусмотреть другой вариант поку­шения на самодержца. После парада лейб-гвардии са­перного батальона Александр II покинул манеж и отправился в Михайловский дворец, где пил чай с лю­бимой кузиной Екатериной Михайловной. В четверть третьего сел в карету и поехал в Зимний дворец. Цар­ский кортеж по Инженерной улице стремительно дом­чался до набережной Екатерининского канала (ныне канал Грибоедова), и здесь народоволец Гриневицкий бомбой взорвал себя вместе с царем.
На другой день после убийства царя исполком «Народной воли» одобрил обращение к народу, состав­ленное, по воспоминаниям А. П. Корбы, Г. П. Исае­вым, С. Л. Перовской и Ю. Н. Богдановичем,— «Честным мирянам, православным крестьянам и все­му народу русскому». В нем выдвигались требования по аграрному вопросу — новая нарезка земли без вы­купа, уменьшение податей и другие. Однако ожидае­мых лучших перемен в обществе не произошло. Алек­сандра II сменил Александр III.
Начались аресты. Мнимые хозяева сырной лавки срочно выехали из Петербурга. Юрий Николаевич по­пытался восстановить разгромленные организации. Летом 1881 года он побывал на Кавказе, где помог со­здать народовольческий кружок из офицеров. Потом совершил поездку по Сибири. Выступил организатором Красного Креста «Народной воли», цель которого заключалась не только в том, чтобы оказывать по­мощь заключенным и ссыльным, но и способствовать освобождению и побегам революционеров из тюрем. Ю. Н. Богданович написал и устав для Красного Кре­ста. В ряде сибирских городов были   созданы   специ-
альные убежища. К сожалению, жандармам удалось Напасть на след некоторых из них.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • Нет подходящих публикаций
  • Интересное