Поиск по сайту

Их имена не должны забыться

По дороге на Кавказ М. А. Назимов подружился с известным поэтом-декабристом Александром Иванови­чем Одоевским, которого после каторги и ссылки тоже определили рядовым в действующую армию. Знакомы они были еще в Петербурге. Это он, Одоевский, на сти­хотворное послание А. С. Пушкина декабристам «Во глубине сибирских руд…» ответил прекрасными и сме­лыми стихами: «Струн вещих пламенные звуки…», строка из которых «Из искры возгорится пламя» ста­ла девизом первой общерусской политической марк­систской газеты в России — ленинской «Искры ».
В пути к месту службы Одоевский написал стихо­творение «Куда несетесь вы, крылатые станицы?..». Вот что по поводу этого произведения в 1870 году на-
писал в журнале «Русская старина» Михаил Алек­сандрович: «Это стихотворение сказал Одоевский при виде станицы журавлей, летевших на юг, когда он ехал со мной в одном экипаже из Сибири на Кавказ в октябре 1837 года. Стихотворение это тогда же была записано мною на ближайшей станции со слов моего друга Одоевского».
В то время на Кавказе находился и М. Ю. Лермон­тов, высланный царем из Петербурга за смелое стихо­творение «Смерть поэта», написанное под впечатлением гибели А. С. Пушкина. Михаил Юрьевич познакомил­ся с Назимовым, быстро сблизился с Одоевским. Есть сведения, что М. Ю. Лермонтов и М. А. Назимов впер­вые встретились в доме доктора Н. В. Майера, прияте­ля поэта. По всей вероятности, это произошло еще в октябре 1837 года, но более близкое знакомство Лер­монтова с кружком декабристов в Ставрополе состоя­лось позже, когда Михаил Юрьевич возвращался с Кавказа на север в декабре 1837 года.
Крепла и дружба Назимова с Одоевским. Война то разлучала их, то сводила снова вместе. Александр Иванович читал другу новые стихи, а Назимов акку­ратно записывал их в свою тетрадь. Когда в апреле 1839 года умер старый князь Иван Сергеевич Одоев­ский, сын его, поэт-декабрист, писал Назимову: «Мой милый друг, я потерял моего отца: ты его знал. Я не знаю, как был в состоянии перенести этот удар…»
Михаил Александрович записывал, когда, где и при каких обстоятельствах были сочинены многие стихотворения Одоевского. Так, например, о стихотво­рении «Взгляни, утешь меня усладой мирных дум…» Назимов сообщил, что оно было написано в феврале 1839 года в Кархагаче.
Умер А. И. Одоевский на Кавказе вскоре после смерти своего отца, 15 августа 1839 года, от злокачест­венной малярии.   За   полтора   месяца   до   смерти   он
написал Назимову: «Я спокоен,— говорить — говорю, как и другие, но когда я один перед собою или пишу к друзьям, способным разделить мою горесть, то чувст­вую, что не принадлежу к этому миру».
Осенью того же года в Петербурге М. Ю. Лермон­тов написал проникновенное стихотворение «Памяти А. И. Одоевского». В нем есть такие прекрасные стро­ки:
Но он погиб далеко от друзей… Мир сердцу твоему, мой милый Саша! Покрытое землей чужих полей, Пусть спит оно, как дружба наша, В немом кладбище памяти моей!
Во время пребывания на Кавказе в 1840—1841 го­дах декабристские связи Лермонтова, возникшие еще в 1837 году, расширились, стали более прочными. Как со старыми знакомыми, встречался он с декабристами М. А. Назимовым, Н. И. Лорером, В. Н. Лихаревым и другими. Виделись в Пятигорске и Ставрополе, куда в ту пору приезжал Назимов. В Пятигорске Михаил Александрович жил в слободке вместе с Н. И. Лоре­ром и А. И. Вегелиным.
Прапорщик Александр Есаков, участвовавший с Лермонтовым в боях в Малой Чечне, оставил воспоми­нания о зиме 1840/41 года. Он писал, что в Ставропо­ле молодые офицеры редкий день не встречались. Ча­ще всего собирались у барона И. А. Вревского, тогда капитана генерального штаба. Кроме Лермонтова там бывали Столыпин (Монго), С. В. Трубецкой, Н. И. Вольф, Л. В. Россильон, Д. С. Бибиков, К. К. Лам­берт, Л. С. Пушкин и другие.
«Когда же случалось приезжать из Прочного Око­па (крепость на Кубани) рядовому Михаилу Алексан­дровичу Назимову… то кружок особенно оживлял­ся, — писал А. Есаков. — Несмотря на скромность свою,   Михаил   Александрович как-то само собой вы-
двигался на почетное место, и все, что им говорилось, бывало выслушиваемо без перерывов и шалостей, в которые чаще других вдавался Михаил Юрьевич».
Последние встречи Назимова с великим русским поэтом имели место, по-видимому, летом 1841 года в Пятигорске. В то время Михаил Александрович был там на водах. Люди, хорошо знавшие Лермонтова, на­зывают декабриста М. А. Назимова в числе близких друзей поэта на Кавказе.
А как же складывалась на Кавказе служба самого М. А. Назимова? Его определили в Кабардинский егерский полк. В апреле 1839 года он был произведен в унтер-офицеры, в ноябре 1840 года, в 39 лет, стал юнкером — это ли не издевательство над образован­нейшим офицером! И наконец осенью 1843 года за отличие в военных делах Назимову присвоили звание прапорщика с переводом в девятый Грузинский линей­ный батальон. В марте 1845 года, опять же за отли­чие в боях, присвоено звание подпоручика. Летом 1846 года в чине поручика Назимов был уволен в от­ставку с дозволением проживать в Пскове под секрет­ным надзором.
Михаил Александрович любил Псков. Всегда с вол­нением смотрел он на древние башни и крепостные стены, овеянные ратной славой. Жители города с лю­бопытством и уважением посматривали на опального декабриста. А он знакомился с местной жизнью, с го­родскими заботами, включался в общественную дея­тельность.
В декабре 1847 года Назимову разрешили въезд в Москву, а еще через шесть лет, в ноябре 1853 года, формально освободили от полицейского надзора и дозволили приезжать в Петербург, но каждый раз по особому разрешению. В 1849 году Михаил Александ­рович женился на Варваре Яковлевне Подкользиной, на   сестре   которой — Марии   Яковлевне — был   женат
вторым браком декабрист Михаил Иванович Пущин. Варвара Яковлевна умерла в возрасте сорока шести лет в 1865 году и похоронена в Пскове на Дмитриевском кладбище.
В 1858 году Назимова назначили членом губерн­ского дворянского комитета, которому поручалось разработать проект освобождения крестьян Псковской губернии. Декабрист выступал с либеральных позиций против местных реакционеров, хотя и был далек от радикальных воззрений революционных демократов. С либеральных позиций не раз выступал он и со стать­ями по крестьянскому вопросу в журналах. После введения земства избран председателем Псковской гу­бернской земской управы. На этом посту, в меру своих сил и возможностей, занимался развитием просвеще­ния на Псковщине.
В сорока километрах от Пскова, на территории сов­хоза «Быстрецово», до сих пор сохранились остатки парка имения, которое принадлежало Назимову. В нем он организовал первую в губернии школу садоводов.
Не забывал М. А. Назимов и друзей-декабристов. Переписывался с ними, давал советы тем, кто писал историю движения дворянских революционеров, в частности А. Е. Розену. Подготовил к печати стихи своего друга А. И. Одоевского, которые записывал с его слов на Кавказе. Благодаря Назимову в 1870 году в журнале «Русская старина», в № 1 и 2, впервые на­печатаны такие стихотворения поэта-декабриста, как «Моя пери», «Как сладок первый день среди полей отчизны…», «Мой непробудный сон», «Из детских лет воспоминаний», «Воскресенье», «Умирающий ху­дожник» и некоторые другие.
Работая над книгой «М. Ю. Лермонтов. Жизнь и творчество», вышедшей в Москве в 1891 году, П. А. Ви-сковатов специально приезжал в Псков к Назимову, как к человеку, дружившему с великим поэтом.
Об огромном уважении Назимова к Лермонтову говорит такой факт. В 1874 году в журнале «Русский вестник», № 12, появилась повесть Маркевича «Две маски», в которой искажался образ великого русского поэта. Возмущенный М. А. Назимов выступил в за­щиту Лермонтова. В его письме, опубликованном в 1875 году в газете «Голос», № 56, от 25 февраля, есть такие строки: «Можно ли говорить о такой личности, как Лермонтов, мимоходом, и чем объяснить появле­ние в нашей беллетристике, особенно в таком видном журнале, как «Русский вестник», такого легкомыслен­но-бесцеремонного и лишенного всякого основания от­зыва о нашем знаменитом поэте, успевшем еще в мо­лодых летах проявить столько пытливого, наблюда­тельного ума, оставить столько драгоценных произве­дений своего поэтического творчества и память кото­рого дорога всем, умеющим ценить сокровища родно­го языка, а особенно тем, которые близко знали и лю­били Лермонтова?»
Умер Михаил Александрович 9 августа 1888 года «безболезненно-тихо». Он был «предпоследним из дэ-кабристов». Последним в 1892 году скончался дека­брист Д. И. Завалишин.
Долгий век был отпущен М. А. Назимову. Он про­жил его достойно, как и подобало истинно благород­ному человеку, мечтавшему о благополучии Рос­сии.
Судьба кавалергарда
г> озданный в XVIII веко К*е полк гвардейской тяже­лой кавалерии получил наименование кавалергард­ского. Кавалергарды в Петербурге пользовались ува­жением. И не только за блестящие мундиры и хоро­шую    выправку,    но    и   за   то,   что   в   сражениях   с

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • Нет подходящих публикаций
  • Интересное