Поиск по сайту

История военного образования в Пскове

Дело военного образования имеет в Пскове очень глубокие исторические корни и богатые традиции. Уже в XVIII в. в городе действовала Гарнизонная школа, которая предназначалась для солдатских детей, обучавшихся там грамоте и ремёслам. В 1798 г., по инициативе императора Павла I, все гарнизонные школы страны, включая псковскую, были переименованы в отделения Императорского Военно-сиротского Дома и подчинены особой Экспедиции о военно-сиротских
учреждениях. Согласно новым правилам, в Военно-сиротские отделения на казённое содержание могли зачисляться не только солдатские дети, но и сыновья малоимущих дворян и офицеров. Однако даже обедневшие дворяне вовсе не стремились воспользоваться предоставленной льготой. Многие не без оснований считали учебный курс отделений слишком примитивным, другие не хотели, чтобы их дети учились вместе с солдатскими или боялись царившего в отделениях сурового режима.
Обычно в отделение принимали мальчиков, достигших 7-летнего возраста, но в отдельных случаях брали и 6-летних. Все они, невзирая на «младенчество», должны были жить в интернате и носить форму. На воспитательские должности назначались строевые офицеры, а учителями могли стать и военные, и гражданские лица. Детей учили Закону Божьему, чтению, письму и арифметике. Много времени отводилось под строевые упражнения и ремёсла. Экзамены проходили один раз в год, в августе, под руководством командира местного гарнизонного батальона, которому вообще принадлежала «полная над отделением дирекция»1. По достижении 15 лет все воспитанники направлялись на военную службу солдатами или унтер-офицерами. Вполне понятно, что дворянам подобная карьера представлялась незавидной и они предпочитали отдавать своих детей в кадетские корпуса, которые располагались в основном в Петербурге. Внутренний режим корпусов был тоже военизированным и очень строгим, но учебная программа — гораздо шире, а выпускники получали офицерский чин.
По данным 1801 г., в Псковском военно-сиротском отделении обучалось 170 воспитанников и служило всего шесть учителей: три — по русской грамоте и три по арифметике. Само обучение проходило следующим образом: в понедельник, вторник, четверг и пятницу до обеда дети, умевшие писать, обучались арифметике, а прочие учились по азбукам, часословам и псалтырям чтению и письму. После обеда все ученики «читали зады». В субботу, до обеда, слушали воинский артикул, а по средам — повторяли пройденное. В табельные и воскресные дни занятий не было2.
Для размещения Псковского военно-сиротского отделения отвели так называемый «старый генерал-губернаторский дом». По данным учёного-краеведа Ф. А. Ушакова, дом этот стоял на месте, где прежде был княжеский двор, а с 1510 г. жил наместник3. Здание многократно перестраивалось, разрушалось и снова восстанавливалось. Сообщая в Петербург о плохом состоянии помещений военно-сиротского отделения, командир гарнизона писал: «…Во многих комнатах от течи грозят разрушением потолки, крыша досчатая сгнила, а местами провалилась. Окна и печи в весьма худом состоянии»4.
В1803 г. для руководства военно-сиротским отделением учредили специальную должность смотрителя. В 1819 г. её занял штабс-капитан Алексей Григорьевич Лукашевич, который стал буквально засыпать начальство просьбами о предоставлении нового помещения5. Под его давлением губернские власти составили смету на исправление дома. Однако, выяснив, что ремонт обойдётся недёшево (архитектор просил 700 руб.), они направили в Министерство внутренних дел запрос о том, на чей счёт будут осуществляться работы. После нескольких лет волокиты пришёл ответ, что ремонтировать дом должен тот, кто его отводил, т. е. сами губернские власти. Администрация начала немедленно пересчитывать смету и в итоге урезала её почти втрое. Но тут дело приняло новый оборот. В августе 1823 г.
Псковская губерния была причислена к остзейским губерниям, находившимся под управлением генерала от инфантерии Ф. О. Паулуччи6. Тот, будучи профессиональным военным и опытным администратором, нашёл успешное решение. Он обратился в Министерство внутренних дел с предложением перевести военно-сиротское отделение в более удобное здание Присутственных мест (то есть губернской администрации), а сами Присутственные места выселить в здание отделения. Так военная школа получила 2-этажный дом на Губернаторской улице, который теперь вошёл в состав Дома Советов.
В 1824 г. все военно-сиротские отделения были подчинены Департаменту военных поселений и лично любимцу императора Александра I графу А. А. Аракчееву. Ещё в 1805 г. воспитанникам было присвоено наименование кантонистов, а с 1827 г. их стали сводить в роты, полубатальоны и батальоны. В Пскове был организован полубатальон численностью в 500 кантонистов. Приём учащихся стал осуществляться по новым правилам. Отныне все солдатские дети делились на три категории: младше десяти лет, от десяти до пятнадцати лет и от пятнадцати до восемнадцати лет. Дети первой категории должны были находиться на воспитании у родителей и опекунов. По достижении десяти лет им вменялось в обязанность посещать кантонистские школы, но жить можно было и в семьях, и в интернате, в зависимости от обстоятельств. Когда кантонисту исполнялось пятнадцать, он в обязательном порядке переводился в интернат. Особые параграфы правил запрещали принимать солдатских детей в гимназии, приходские и уездные училища. По достижении 18 лет солдатские сыны направлялись на службу, «в строй».
Во время реорганизации Псковского военно-сиротского отделения в полубатальон им руководил майор Крыжановский. Он проявил себя как весьма деятельный офицер. Труднее всего было решить проблему с обеспечением заведения хорошими педагогическими кадрами. Жалование в полубатальоне было низкое, и служили в нём, главным образом, те, кто не смог устроиться в гражданские учебные заведения. Начальству даже пришлось ввести обучение кантонистами друг друга, по образцу Белль-Ланкастерской школы. Кроме того, Крыжановский обратился в Главное управление военных поселений с просьбой разрешить ему направить 12 лучших кантонистов в Псковскую гражданскую гимназию для подготовки в учителя. Разрешение было получено, и в декабре 1827 г. директор гимназии сообщал, что семеро из двенадцати кантонистов показали хорошие способности.
Конечно, программы кантонистской школы оставались довольно примитивными. Но она приносила немалую пользу, обеспечивая армию грамотными унтер-офицерами и помогая солдатским детям получить хотя бы элементарное образование. Неслучайно численность псковских кантонистов постоянно росла. К 1844 г. она достигла 2243 чел.
В 1859 г. Псковский полубатальон военных кантонистов был преобразован в Училище военного ведомства. Новое заведение отличалось от своего предшественника более мягким внутренним режимом и тем, что родители отдавали туда детей добровольно (в кантонисты забирали всех солдатских сынов в обязательном порядке). Вообще, контингент воспитанников в Псковском училище военного ведомства оказался очень пёстрым. Основу его составили солдатские дети, но
были также выходцы из офицерских и чиновничьих семей. Кроме того, по особому приказу военного министра, в училище определяли малолетних бродяг и сирот из приютов.
В ноябре 1862 г. военный министр Д. А. Милютин начал коренную реформу военно-учебных заведений. В стране создавалась сеть военных гимназий, юнкерских и военных училищ. Гимназии имели общеобразовательный 7-летний курс и принимали в основном сынов офицеров не младше 10 лет. Те из них, кто успешно осваивал военно-гимназический курс, поступали в военные училища (не путать с училищами военного ведомства), дававшие исключительно специальную, военную подготовку. Юнкерские училища напоминали военные, но принимали более широкий круг лиц: выпускников народных и городских училищ, лучших унтер-офицеров из армии и др. С 1866 г. по всей стране начали открываться военно-начальные школы, которые ещё два года спустя переименовали в военные прогимназии. Задачей прогимназий было обеспечить общим образованием тех, кто избрал офицерскую карьеру, но либо не поступил в военную гимназию, либо был оттуда исключён за неуспеваемость. Выпускники прогимназий шли в юнкерские училища или в старшие классы военных гимназий.
В 1868 г. открылась Псковская военная прогимназия, имевшая 4-летний учебный курс. Возглавил новое заведение полковник Попелло-Давыдов, имевший репутацию отличного педагога. Большую роль в становлении гимназии сыграл также священник Андрей Сенаторский, являвшийся очень колоритной фигурой. Во время Крымской войны он в качестве полкового священника участвовал в обороне Севастополя и за проявленное мужество получил боевые ордена7. Мягкий и добрый священник, по воспоминаниям сослуживцев, пользовался большой любовью и уважением учеников.

Страницы: 1 2 3

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • Верность монархии псковских кадетов
  • Адмирал и педагог
  • Псковская и новгородская губерния в годы первой мировой войны
  • Политика, революция…
  • Интересное