Поиск по сайту

История и будни сотрудников ГАИ

В. А. Петровым, заехавшим на дачу за… служеб­ными ключами. Впрочем, подобная забывчивость в АТБ-9 встречается не первый раз и не у одного Михайлова. Подобные маршруты очень любят и водители мостоотряда № 48 (Н. А. Соков), банно-прачечного комбината (П. А. Игнатьев), завода ме­ханических приводов (А. Е. Иванов), объединения «Псковмолплем» (Н. Ф. Павлов), АТП «Псковме-лиорация»(Плотников Н. П.). Крайними, как вы за­метили, остаются водители, которые либо «валя­ют Ваньку», заранее зная, что им ничего не грозит, кроме объяснительной и «разбора» на работе, либо просто честные люди, попавшие впросак из-за своеволия руководителей. Сами начальники и заместители, как, например, В. И. Бельман из объ­единения «Псковмелиорация», считают в порядке вещей заехать в рабочее время и полюбопытство­вать, как подрастает редиска. Начальник транс­портного цеха Псковского завода механических приводов товарищ Король вполне достаточным полагает написать водителю записку с просьбой перевезти пиломатериалы, а последний не только не имеет квитанции на использование автотран­спорта, но даже не знает, с кем едет…
Если вы спросите, а что же с начальством из «Бурводстроя», то оно, как явствовало из кощун­ственных слов оного и из объяснительной, «обмы­вало распятие Христа», возвращаясь из коман­дировки. Между прочим заехали на дачу, между прочим свернули к реке, между прочим заставили водителя ждать, пока начальник, главный инженер и кочегар отведут душу водкой, между прочим по­том вернутся на работу, дабы проконтролировать, все ли в порядке. Одним словом, красиво и вольно жить не запретишь. И все это мне довелось лице­зреть не с вертолета, а на земле, так как для зна­комства с загорающими начальниками меня «де­сантировали», предоставив, таким образом, вы­слушать не только пьяную отповедь кочегара, но и противоречивые объяснения руководителей.
По-разному можно относиться к использованию вертолета на службе правопорядка. Споров по этому поводу было и еще будет немало. У меня, например, тоже возник ряд вопросов: об измене­нии шестичасовой удлиненности полетов, о сла­бой технической вооруженности, о том, что многое остается за кадром. Мы поймали лишь водителя, а кто, скажем, поймает и накажет того начальника гаража, которого на дню несколько раз привозят и отвозят с Рижского, 76 на черных «Волгах» в «мой» дом? Это разве не использование государствен­ного транспорта в личных целях? А что делать с теми служебными «волжанками», что довелось наблюдать в соседней Эстонии, шныряющими от магазина к магазину? Да, всех любителей жизни за госсчет не поймаешь, но и сидеть сложа руки нельзя. Поэтому в данном случае я — за вертолет! За то, чтобы у каждого из нас была постоянная
уверенность, что за порядком следят. И в воздухе, и на земле. И он для всех один. Поэтому горько, больно и обидно становится, когда видишь, что всеми правдами и неправдами пытаются задним числом обелить случившееся, вычеркнуть хотя бы свою фамилию. В таких случаях ощущаешь шат­кость нашего обновленного правопорядка. Когда по рядовому случаю используются чуть ли не все праведные и неправедные каналы… Вот вам и элементарный пикник на обочине с последующими словами многочисленных доброхотов: «С кем не бывает?» Простите, а с кем бывает? И с кем, соб­ственно, должно быть? И до каких пор?
О. КОНСТАНТИНОВ
«Псковская правда», 13.05.1990 г.
Выше служебного долга (Благодарность)
Я попала в трудную ситуацию. Из Ленинграда мне надо было срочно переправить в Псков до­кумент. Чтобы не посылать почтой, завезти его по нужному адресу попросила одну девушку. К сожалению, она оказалась неисполнительным человеком. Из-за этого я не могла получить пен­сию. Не зная точного адреса, я пошла искать на улице Труда эту девушку. Занятие, сами понима­ете, безнадежное. Но мне повезло: увидела дом, где расположена Госавтоинспекция. Рассказала дежурному И. Б. Белякову о своих неприятностях. Игорь Борисович тут же вызвался помочь мне. Куда-то позвонил. А через несколько минут у меня в руках был нужный адрес. Получив свой паспорт, я вернулась в ГАИ, чтобы поблагодарить И. Б. Бе­лякова. Он смутился и ответил, что все должны помогать людям. Но я-то знаю: то, что он сделал для меня, не входит в его обязанности.
М. ИВАНОВА, пенсионерка
«Псковская правда», 22.06.1990 г.
Такая у него служба
— Вот честно, доработаю этот год и ставлю точ­ку, — с некоторой грустью сказал А. А. Смирнов. И мне показалось, что в его глазах отразилось чув­ство горечи.
— Но можно и не идти в отставку?
— Устал, да и здоровье уже…
Подумать только, известный почти каждому го­рожанину Сан Саныч уже не будет патрулировать улицы! Как-то не представить себе Великие Луки без этого бдительного стража.
—  бас в городе знает самый маленький ве­лосипедист, а уж водители, наверное, и во сне видят?
—   Немудрено, когда на день приходится по 10-15 задержаний.
— Это столько у нас нарушителей?
—  Инспектор на дороге — хозяин. А настоящий хозяин порядок любит.
— Должно быть, обижаются иной раз водите­ли?
—  Вся соль в нашем деле, чтобы обиды не вызывать. Инспектор человечным должен быть, справедливым.
Александр Александрович такой и есть. За всю жизнь ни разу ни на кого голоса не повысил. Уди­вительная выдержка, железные нервы. Даже со­служивцы поражаются: бабахни из пистолета у него над ухом, а он и головой не качнет. Да что там над ухом. Не раз ствол ружья ему в грудь упирался, но даже в такие моменты, кажется, пульс не учащался. Однажды один водитель на грузовике взрывчатку вез для строительных нужд. Ему бы перед въездом в город остановиться, вызвать из милиции наряд сопровождения. Такой порядок. Но не посчитался с требованием и нарвался-таки на инспектора. Тогда Смирнов патрулировал с двумя дружинниками. Он дал знак шоферу остановиться. Тот, чувствуя за собой вину, команде не повиновался и приба­вил скорость.
— Этого упускать нельзя, — сказал Смирнов и со­общил по рации своим сотрудникам о ситуации: возможно, потребуется помощь.
При обгоне увидели, что в кабине грузовика двое.
— Кажется, у них оружие при себе, — встревожен-но шепнул один из дружинников.
— Будем иметь в виду. На всякий случай из ма­шины не выходить.
Остановить нарушителя удалось только за городской чертой. Смирнов направился к машине поговорить с водителем, но тут его пассажир не­ожиданно выдвинулся из-за кабины со вскинутым ружьем.
— Уступи дорогу, начальник!
Смирнов замер на месте, оценивая обстанов­ку. Дружинники с голыми руками ему сейчас не помощники, это понятно. Лезть самому на рожон ни к чему. Чего доброго, этот наглец и пальнет. Остается одно: ждать помощи второго наряда. А пока надо потянуть время, вступить в переговоры. Расчет оказался верным: патруль уже шел сле­дом. Остановился позади.
—  Ребята, я на мушке, — предупредил их Смир­нов.
Те мигом оценили ситуацию и дали выстрел под ноги тому, что с ружьем. Двух секунд его замеша­тельства было достаточно, чтобы Смирнов сделал резкий бросок. Да, вот такие мгновения упускать нельзя, если хочешь выиграть. Смирнов проверил ружье, а патронник оказался пустым. Ну это ли не издевательство: шутники тоже нашлись!
В другой раз Смирнов получил сообщение о «домашнем» хулигане. Тогда он еще работал в
постовой службе. Уж ночь на исходе, а глава семьи и не думал успокаи­ваться. Через неза­шторенное окно он был весь на виду. Сидел за столом, перед ним бутыл­ка, рядом лежало ружье и десяток патронов. Дверь на запоре, с той стороны не подсту­пишься. Смирнов с напарником обо­шли деревянный дом. Крепкое строение на окраине города. Тиши­на, скоро рассвет.
— Слушай, хозяин, дай лопату! Машина застря­ла, — пошел на хитрость Смирнов.
— А вот этого не хочешь? — прорычал тот и под­нял ружье.
Стали совещаться. Хорошо бы провести от­влекающий маневр, чтобы ворваться через окно. Напарник проходил по двору, подобрал два здо­ровых кола. С таким оружием на медведя можно идти, а на ружье, увы, не полезешь. И стал бить колом по стене. Стучал старательно, долго и ме­тодично. Бревна отдавалась глухим гулом. Это, наконец, стало раздражать хозяина.
В этот момент Смирнов своим увесистым дрыном хватил по оконной раме, а сам прижался к стене. Из пустоты проема высунулся ствол, хищ­но шевельнулся туда-сюда в поисках жертвы. Вот он, подходящий момент! Сильной рукой Смирнов ухватился за холодное, отшлифованное железо и рванул на себя. Вскоре и самого «охотника» вы­тащили через окно.
Инспектору ГАИ теперь никак нельзя быть на дежурстве без табельного оружия. При себе писто­лет и еще спецсредство, называемое «черемуха». Эта химия, в общем-то, хорошо может выручить: фыркнул несколько капель на грудь злоумышлен­ника, и бедняга волей-неволей зальется слезами. А чем больше протирает глаза, тем слезы обиль­нее. Тогда уж бери его, как говорится, голыми ру­ками. Правда, метод надежен, когда с противником лицом к лицу, а если он вдали да еще удирает? Тут лучше иногда расстегивать кобуру.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • Влияние рельефа на геофизические свойства ландшафтов.
  • Ульянов, но не Ленин.
  • Развитие ГАИ Псковской обл.
  • Будет ли у псковичей свой стадион?
  • Интересное