Поиск по сайту

Исторические параллели Торжка и Пскова

Проведение параллелей и сравнение Торжка с Псковом может показаться делом слишком искусственным, хотя уже местоположение этих центров в ареале культуры псковских длинных курганов и диалектическое объединение псковичей и новоторж-цев в западные среднерусские акающие говоры2 говорят о многом. Речь, однако, пойдет об исторических параллелях, касающихся административно-политического средневекового устройства.
Образ Торжка, созданный недавней историографией, как небольшой крепости на юго-восточных границах Новгородской земли в результате последних историко-ар-хеологических исследований как бы рассеивается. И на его месте появляется крупный город площадью в XII-XIV вв. не менее 134 га, со сложной усадебной и уличной планировкой, кончанской системой, с собственными боярами и посадниками, с плинфе-ным домонгольским монастырским храмом и, видимо, аналогичным центральным собором, дерево-каменными укреплениями в XIV в., с находками вислых печатей и берестяных грамот. В этой связи поражает интуиция М.Д.Затыркевича, который почти 150 лет назад писал: «В самой Новгородской земле окрайные города: Псков, Ладога и Торжок находились в слабой зависимости от Новгорода. Город Псков имел свои собственные пригороды… Города Ладога и Торжок, хотя не имели, насколько известно, никаких пригородов в своей власти, но были самыми богатыми и самыми населенными городами Новгородской земли»3; а также М.Н.Тихомирова, который в своих «Древнерусских городах» поставил домонгольские Псков и Торжок на одну ступень значимости (¦«крупные города»)4.
Псковско-новоторжские параллели логично начать рассматривать с проблемы административно-политического статуса этих городов по отношению к Новгороду.
Под 1393 г. Торжок однозначно назван в НПЛ новгородским «пригородом»5. Псков назван «пригородом» Новгорода в особой редакции Повести о житии Александра Невского6. И.О.Колосова считает, что до конца XIII — начала XIV в. «Псков оставался новгородским пригородом»7.
Иного мнения придерживается С.И.Колотилова. Обратив внимание на статью договорной грамоты тверского великого князя Михаила Ярославича с Новгородом о мире 1317 г. («А нелюбье князь отложил от Новагорода и от Пьскова, и от пригородов…»8), исследовательница отмечает, что из этого текста «как будто бы следует, что Псков не входил в состав новгородских пригородов или, по крайней мере, его отношения к Новгороду не определялись этим термином»9. Интересно, что абсолютно в таком же, как и Псков, положении находится Торжок в договорной грамоте великого князя Дмитрия Ивановича и Новгорода с великим князем тверским Михаилом Александровичем 1376 г. («…а рубежь ти держати с Великим Новым городом и с Торжь-ком и з пригороды земли и воды по старине…А хто имет Бояр или слуг Новагорода Великого и Торжку и ис пригородей служити тобе…то ведает Великий Новгород…кто приедет к тобе служити из Новагорода Великого и ис Торжку и ис пригородей…»10). Таким образом, и Псков, и Торжок в системе пригородов Новгорода занимают в рассмотренных источниках XIV в. особое положение, или это специфика двух цитированных грамот. Разумеется, позже Псков далеко позади себя оставил Торжок, обзаведясь своими собственными пригородами.
Уже упомянутый М.Д. Затыркевич писал в 1874 г.: «…стремление пригородов отделиться от политического единства с главным городом [Новгородом]…в домонгольский период выразилось только в двух главных окрестных пригородах — в Пскове и Торжке»11. Действительно, начало второго периода самостоятельности Пскова исследователи связывают с событиями 1136 г., когда изгнанный из Новгорода князь Всеволод «при-иде…въ Плесковъ»12, и когда «не покорешася плесковици имъ [т.е. новгородцам], ни выгнаша от себе князя»13. В.Л. Янин видит в этих событиях процесс возникновения в Пскове особого от Новгорода княжеского стола и «вольности в князьях» у псковичей14.
Спустя 20 лет после организации псковского стола, на другом конце Новгородской земли произошли следующие события: «[1158г.]Иде Ростислав [Мстиславич из Новгорода] Смоленьску…, а сына своего Святослава посади в Новегороде на столе, а Д авы-да [еще одного своего сына] в Новемъ торгу»15. По прошествии двух лет в 1160 г. новгородцы «посласта к князю своему Святославу Ростиславичу и рекоша ему: не можем дву князю держати, а пошли выведи брата Давыда с Нового Торгу. Он же не вередя им сердца вывед брата пусти и Смоленьску…»16.
Таким образом, перед нами свидетельства об организации еще одного княжеского стола, но уже не в Пскове, а в Торжке (Новом Торге). Думаю, что мероприятия Ростислава Мстиславича 1158-1160 гг. могут быть поставлены в один ряд с действиями Всеволода Мстиславича в 1136 г. в Пскове. Это не что иное, как организация княжеских столов на окраинах новгородских земель.
Однако уже в 1177 г. в Новом Торге княжит Ярополк Ростиславич, и его появление здесь носит совсем иной характер, нежели вокняжение Давида. Если Давид был посажен сюда своим отцом — великим князем киевским Ростиславом, то Ярополк, как и Ярослав «на Ламьскемь волоце», был назначен новгородцами: «… и посадиша новгородьци… Яропълка на Новемь Търгу… и тако ся управиша по воли»17. Попытку восстановить самостоятельный стол в Торжке делает в 1196 г. Ярослав Владимирович. Тогда «показаша путь из Новагорода и выгнаша… Ярослава князя. Иде князь Ярослав на Новый търгъ, и прияша и новоторожьци съ поклономь; и жяляху по немь въ Новегороде добрии а злии радовахуся»18. Окончательно надежды на восстановление в Торжке особого княжеского стола были развеяны новгородцами и князем Мстиславом Удатным в 1215-16 гг.19
Думается, что новоторжский княжеский стол в псковском варианте в принципе не мог существовать длительное время прежде всего из-за геополитической ситуации. Псков изначально обрел для себя весьма выгодную административно-политическую нишу на северо-западных рубежах новгородских земель, в то время как Торжок находился постоянно между молотом и наковальней в лице Северо-Восточной Руси и Новгорода. К тому же выпустить из своей сферы влияния Торжок, находящийся с конца XI в. на главной хлебной дороге, для Новгорода было смерти подобно.   .
В домонгольский период помимо князя, присутствовавшего далеко не постоянно, и в Пскове20, и в Торжке существует аппарат посадников. В1132 г. «придоша пльскови-ци и ладожане Новугороду…, а Мирославу даша посадьницяти в Пльскове, а Рагуило-ви в Ладозе»21. Новоторжские посадники, также назначаемые из Новгорода, упомянуты под 1210,1215,1218 гг.22 В.Л. Янин отмечает, что «никаких посадников после 1132 г. (или, по крайней мере, после 1136 г.) новгородцы в Псков не посылали»23. В Торжке лишь к 1229 г. порядок назначения посадника из Новгорода наталкивается на зреющие сепаратистские настроения новоторжцев: «Тъгда же отяша посадничьство у Иванка у Дъмитровиця и даша Вънезду Водовику, а Иванку даша Тържькъ; иде на Тържысь, и не прияша его новоторожьци…»24. Сочетание княжеской и боярской власти в Торжке традиционно считается классическим примером так называемого сместного порядка.
С конца XIII — начала XIV в. в Пскове формируется новый аппарат собственных посадников25. В Торжке наблюдается несколько иная картина. Во второй половине
XIII — начале XIV в. НПЛ фиксирует три прихода в Торжок известных новгородских посадников, которые контролируют аппарат княжеских наместников с совершено определенной целью — не допустить торговых блокад Новгорода26. И лишь с 1329 г. появляются редкие упоминания о собственно новоторжских посадниках27.
Следующие параллели Торжка и Пскова связаны с тем, что Псковская и Новотор-жская земли являются основными территориями, для административного деления которых в Средневековье употребляется термин «губа». На губы в XV в. делилась также Пусторжевская земля, а данные начала XVII в. фиксируют «пригубки» и в Великолукском уезде26. Новоторжские губы впервые упоминаются под 1373 г.29, а псковские — под 1471 г.30 Причем наблюдается интересная закономерность: в конце XVI — XVII вв. в Псковской земле отмечена сплошная административная система из 149 губ31, а весь небольшой Новоторжский уезд охвачен 16 губами32. На конец XV — началр XVI в. в Псковской земле источники фиксируют лишь 6 губ:
1. Навережская в Дубкове (1471);
2. Вельская Завелицкой засады Псковского уезда (1471);
3. Пецкая губа — там же (1480);
4. Смолинская — там же (1480);
5. Тайловская — там же (1490-1491);
6. Пониковская Изборского уезда (1490-1491)33; а в Новоторжской земле-волости — лишь 4 губы:
1. Загородская или Загорская (1467-1474)34;
2. Спасская (1476)35;
3. Уперивицкая (1493-1494)36;
4. Жалинская (1505)37.

Страницы: 1 2

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • Княжеское правление в Пскове (XII — XVI вв.)
  • Псковские князья XIV в.
  • Всеволод Мстиславич
  • Псков в истории средневековой России
  • Интересное