Поиск по сайту

Исторические и статистические сведения о городе Порхове Псковской губернии

Самыми крайними новгородскими пригородами, граничившими с Литвою, были Великие Луки и Ржева, в которых более имел влияние великий князь Литовский, нежели Новгород, и в Великих Луках суд производился двумя тиунами: литовским и новгородским. Вследствие этого нередко возникали у новгородцев с Литвою споры о границах. В таких спорах с великим князем Литовским Витовтом новгородцы, в надежде на свои непроходимые болота, осмелились назвать его изменником и бражником и, вызывая на борьбу, велели сказать, что варят мед для его прибытия. Раздраженный такими дерзкими словами, Витовт с многочисленным войском открыл себе путь сквозь опасные зыби и так называемый черный лес. Десять тысяч работников шли впереди с секирами, устилая дорогу срубленными деревьями, которые служили мостом для пехоты, конницы и огнестрельного снаряда. И в 1428 году Витовт осадил Порхов(8). Летописец рассказывает, что самая огромная из тех пушек, сделанная немецким мастером Николаем, называемая галкою и привезенная на 40 лошадях, одним выстрелом сразила каменную городскую башню и стену в церкви св. Николая; но разметалась на части и своими обломками умертвила множество литовцев, в том числе и самого мастера вместе с воеводою полоцким. В городе начальствовал посадник Григорий и знаменитый муж Исаак Борецкий; не имея ни малой надежды отстоять крепость, они выехали к неприятелю и предложили ему 5.000 рублей; а новгородцы» пригласив ар*-хиепископа Евфимия с чиновниками в стан литовский, также старались купить мир серебром. Витовт мог бы без сомнения осадить и Новгород; однако ж, рассуждая, что верное лучше неверного, взял 10.000 рублей, за пленников же особенную тысячу и сказал: «впредь не смейте называть меня ни изменником, ни бражником», возвратился в Литву. Сия дань, составляя не менее, пятидесяти пудов серебра, была тягостна для новгородцев, которые собирали ее по всем их областям в Заво-лочье: каждые десять человек вносили в казну рубль, след-
ственно, в новгородской земле находилось не более ста десяти тысяч людей или владельцев, плативших государственные по-дати*9). Тысяча же рублей, предложенная владыкою Евфими-ем за выкуп пленных, была взята из общественной казны церкви св. Софии(10).
Об осаде Порхова в Николовской летописи сказано: «Пушки у церкви св. Николы переднюю и заднюю стену в олтари прорази и градные каменные зубцы срази, и изыде паки из града на полки Витовты… и много изби воинства и коней. Бысть же ее в самую литургию; Священника же ничем не вреди, а немчина мастера, похвалившегося на Св. Николу, размета невидимо где… Только полкабата (камзола) его оста-ся». В Новгородской летописи: «Порховичи докончаша за себе 5.000 рублев» (в Архангельской летописи прибавлено: Рижскою, т. е. рижским серебром)г а новгородцы другую 5.000 серебра, а нисшую на полону; и то серебро браша на всех волостей Новгородских и по Заволочью с десяти человек рубль. В Псковской летописи: «Новгородцы прислаша ко Пскову помощи просити противу Витовта, и Псковичи отрекаша: како вы нам не помогали, тако и мы вам не поможем; а еще межю нами крестное целование с Витовтом, что нам по вас не пособ-ляти… И Новгородцы с владыкою Евфимием привезше дары многы (к Витовту) и до быша челом пятью надееять тысяч рублей, и стоя под Порховом неделю, и отиде июля в 28 день». В Николовской летописи сказано, что архиепископ Евфимий выкупил пленников за 3.000 руб.
Псковичи имели основательную причину отказать новгородцам в помощи, ибо в 1426 году, когда Витовт, наруша с псковичами мир, подступал к Опочке, псковичи просили у новгородцев помощи против Витовта, но сии последние не только отказали, но еще возбуждали Витовта против псковичан.
В Псковской летописи: «В лето 6934 (1426), нуля в 29, отступник Витовт разверже мир с псковичами, и псковичи по-слаша к Новугороду, абы помогли и не помогоша, но еще и
послаша Александра Игнатьевича к Витовту на псковское зло, и егда мимо иде 4 недели и 4 дни, и Витовт … приде к Опочке авг. в 1 день, а опочани бъяхут их бво каменьем ово колодьем от заборов отсекая, и погании, всуе трудившесь 2 дни и 2 нощи, отидоша»(11).
После нашествия на Новгородскую область Витовта новгородцы в 1430 году представили к Порхову другую стену. Стена эта шла по юго-восточной стороне, по самому берегу рва, как это видно из дела о разломке бывших городских стен.
Внутренние раздоры и несогласия партий в народном управлении были побудительными причинами к ослаблению новгородской державы. Еще со времен Калиты Московское княжество, покоряя мелкие уделы и составляя одно целое государство, враждебно смотрело на независимость новгородцев. Поддерживая несогласия в Новгороде, Иоанн III медлил решительными действиями к покорению Новгорода. В первый свой поход, в июле 1471 года, он опустошил нгжго(юдские области и на берегах Шелони одержал совершенную победу над новгородцами. Но на этот раз спасло новгородцев заключение мира и дань 15.500 рублей. Спустя шесть лет после сего Иоанн вновь рассорился с новгородцами и в 1478 году предпринял второй пбход на Новгород и без битвы осадил город. По-прежнему Новгород* цы просили мира, но Иоанн не согласился на Их условия. «Хочу властвовать в Новгороде, как властвую в Москве», — сказал он. С падением Великого Новгорода и Порхов, как его пригород, вошел в состав Московского государства.
В 1581 году Баторий, подступя под Псков, сильно громил его, но не получил успеха, осадил город и принужден был искать мира у Иоанна Васильевича Грозного. Иоанн, находя необходимым уступить могуществу Батория, Отправил к нему послов для заключения мира или перемирия: дворянина князя Дмитрия Петровича Елецкого и печатника Романа Васильевича Олферьева. Между Опоками и Порховом в селе Бешкови-чах ждал их римский посол иезуит Антоний Поссевин и вместе
с ними, декабря 13, прибыл в деревню Киверову Гору, в 15 верстах от Запольского Яму, где уже находились уполномоченные Стефаневы. Далее историк Государства Российского говорит: «в сих местах разоренных, выжженных неприятелем, среди пустынь и снегов, вдруг явились великолепие и пышность: чиновники Иоанновы и люди их блистали нарядами, золотом одежд своих и приборов конских; купцы привезли сюда богатых товаров и раскладывали их в шатрах, согреваемых пылающими кострами. Но все жили в дымных избах, питались худым хлебом, пили снежную воду: одни послы наши имели мясо, доставляемое им из Новгорода, и могли ежедневно угощать иезуита Антония. Немедленно начались переговоры, и Баторий, дав все нужные наставления своим поверенным и главному воеводе Замойскому, уехал в Варшаву. Последним его словом было: «еду с малою, утомленною дружиною за сильным свежим войском»(12). Здесь 6 января 1582 года заключено перемирие на десять лет.
С нашествием Стефана Батория на Псковскую область последовало основание Свято-Благовещенской Никандровой пустыни, лежащей от Порхова в 20-ти верстах, к северо-западу, близ речки Демянки в местности лесистой и болотистой, в прежнее время почти непроходимой. Она основана преподобным Никандром, который родился Псковского уезда в селе Виделе-бье, в 1507 году. Имея внутреннее влечение к отшельнической жизни, он поселился в хижине между Псковом и Порховом, в уединенном месте, поросшем мхами и болотами. Здесь навещал его некоторый диакон из города Порхова, по имени Петр. Раз в душеспасительной беседе преподобный открыл Петру о близкой своей кончине и завещал исполнить над телом его обряд христианского погребения. Петр, с охотою принимая печальное поручение, просил святого сказать ему время кончины своей; преподобный, вздохнув, отвечал: «нельзя без душевной скорби и смущения сказать тебе, чадо мое, о времени смерти моей, и как скоро услышишь об этом,   небоязненно иди в сию пустыню и
погреби мое тело. Тебя не постигнет никакое зло, несмотря на многочисленные вражеские полчища».
В 1582 году, 24 сентября, скончался преподобный Ни-кандр в своей хижине. В это время исполнилось пророчество его о нашествии польского короля Стефана Батория. Диакон Петр, извещенный крестьянином Иваном Долгим о смерти преподобного, который нашел его умершим в келье и предал земле близ дуба, пригласил граждан города Порхова с духовенством и, вспомнив завещание святого, совершил обряд христианского погребения и окончательно предал тело святого земле. По смерти преподобного Никандра, чрез три года, собравшиеся на место это иноки положили основание монастырю. И новгородский архиепископ Александр дал благословение на построение церкви во имя Благовещения при гробе преподобного. В 1665 году поляки, ворвавшиеся в Псковскую и Новгородскую области, разорили и разграбили обитель, а монахов взяли в плен.
В 1687 году были свидетельствованы мощи преподобного, с разрешения патриарха Иоакима, которые оказались нетленными, и по переложении в новую раку снова были заложены на прежнее место в церковную стену. В настоящее время мощи преподобного покоятся в чеканной серебряной раке, в церкви Благовещения, на правой стороне под сквозною аркою, на поклонение которым стекается множество народа, в особенности ко дню памяти преподобного*13*.

Наркологическая клиника в Курске главная областная клиническая Наркологическая.

Страницы: 1 2 3 4

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • Церкви и часовни
  • Страж земли русской
  • Сборник дореволюционных публикаций
  • Общественный банк Жукова.
  • Интересное