Поиск по сайту

Исследование верхнего Киева

Г.Ю. Ивакин  (по материалам 1996-2002 гг.)
На рубеже XX и XXI вв. в Киеве производились большие археологические исследования, связанные с новостройками во всех исторических районах города. Наиболее интересные результаты получены при исследованиях в 1996-2001 гг. (Г.Ю. Ивакин) при восстановлении ансамбля Михайловского Златоверхого монастыря и Успенского собора Печерского монастыря, на пл. Независимости в 2001 г. (М.А. Сагайдак), на территории «города Владимира» в усадьбе по ул. Большая Житомирская, 2 в 2002 г. (И.И. Мовчан). На пл. Независимости раскрыты валы и рвы «города Ярослава» в районе летописных Лядских ворот, площадь перед ними, участки застройки 30-40-х годов XI в., найдены вислая печать Изяслава Ярославича, западноевропейские монеты и т.д. Материалы раскопок готовятся к печати. Среди материалов И.И. Мовчана курган-
ные погребения X в. в камерах (дружинник с мечом, колчаном, сумкой, в которой находились 4 византийские монеты—младшая Константина Багрянородного чекана 920 г.), клад золотых ювелирных изделий XIII в. (квадрифольные рясна, украшенные чернью, колт, колодочки, рясна), еще одна печать Изяслава Ярославича и печать митрополита Иоанна(1090-1091), каменный котел Хв., монета Этельреда, каменные иконки (материалы готовятся к печати).
Интересный археологический материал дали также исследования «города Изяс-лава-Святополка» (Михайловского отделения), являвшегося одним из трех исторических районов Верхнего Киева. Многие вопросы его исторической топографии продолжают оставаться дискуссионными. С двух сторон район имел естественные укрепления — крутые склоны, спускавшиеся к Днепру и Крещатицкой долине. С запада он примыкал к валам «города Владимира» X в. С основной частью «города Ярослава» соединялся лишь узким перешейком между двумя оврагами, шедшими в сторону Днепра и Крещатика. Район сформировался в середине XI в. при князе Изясла-веЯрославиче.
Первые письменные сведения об этой территории связаны с упоминанием о монастыре Св. Дмитрия в рассказе об основании Печерского монастыря, где сообщается, что после сооружения Печерского монастыря великий князь Изяслав вывел оттуда второго печерского игумена Варлаама и поставил его игуменом монастыря Св. Дмитрия. Великий князь намеревался сделать патрональный монастырь главным на Руси. Хронологически Дмитриевский монастырь являлся вторым на Руси после Печерского. Не позднее 1085 г. в монастыре Св. Дмитрия сын Изяслава Ярополк закладывает церковь Св. Петра, в которой он и был погребен в мраморном саркофаге в 1087 г. Другой сын Изяслава — Святополк — строит в 1108 г. Михайловскую Златоверхую церковь.
Распространенное мнение, что вся эта территория принадлежала одному монастырю, ничем не подтверждено, кроме ретроспекции на древнерусское время ситуации XVI-XVIH вв. Вполне возможно, что здесь могло размещаться два-три монастыря, а также находится резиденция Изяславичей, другие феодальные дворы.
В исторической литературе высказаны различные мнения как относительно локализации этих летописных храмов, так и их названий и взаимоотношений между собой. Археологически известно об остатках двух каменных сооружений. Это — Михайловский Златоверхий собор, взорванный в 1937 г., и остатки храма по ул. Трехсвятительс-кая, 4-а (к юго-востоку от Михайловского собора).
Характерной особенностью района является наличие здесь 14 денежно-вещевых кладов ХП-ХШ вв. Большее количество находок имеют лишь два-три древнерусских города. Особенно много здесь выявлено денежных гривен киевского типа (127 из 270, найденных в Киеве).
Исследования 1996-1999 гг. дали возможность воссоздать следующую картину освоения Михайловской горы. Район не имел плоскую, как в настоящее время, поверхность, а обладал довольно сложным микрорельефом с различными возвышенностями и небольшими оврагами. Во второй половине X в. его начинает занимать курганный языческий могильник. Несколько позднее появляются христианские захоронения. Сегодня археологический материал не позволяет говорить о заселении этого района ранее середины XI в. Около 1062 г. появляется монастырь Св. Дмитрия, затем церковь Св. Петра. Перед возведением Михайловского Златоверхого собора часть жилой застройки сносится.
Начиная с работы Н.В. Закревского 1868 г., в большинстве реконструкций (М.Ю. Брайчевский, П.П. Толочко, Ю.С. Асеев) «город Изяслава» имеет полностью изолиро-
ванный периметр мощных земляных укреплений1. Однако, необходимость их сооружения во второй половине XI — начале XII в. вызывает сомнение. Ведь район уже находился под прикрытием валов «города Ярослава». А валы «города Владимира» и «города Изяслава» оказываются возведенными друг против друга, что является бессмыслицей как с военной, так и политической точек зрения. Необходимость строительства последних логична лишь в случае возникновения «города Изяслава» ранее «города Ярослава». Великий князь даже своим сыновьям не мог позволить строить мощный отдельный замок в своей столице, а самому великому князю с точки зрения обороны эти валы были не нужны.
Планы 1688 и 1695 гг. показывают, что между «городом Владимира» и «городом Изяслава» был только один вал, принадлежавший более древнему «городу». Ничего об отдельном укреплении Михайловской горы не сообщают и свидетельства XVI — середины XVII в. (МХруневег, ЭЛяссота, Г.Боплан, П.Алеппский). На планах XVII-XVIII вв. вал идет от «города Владимира» над крутыми склонами Дмитриевского оврага по направлению к Крещатицкому и примыкает к валу «города Ярослава». Но этот отрезок вала в древнерусское время не существовал, а был построен около 1674 г. В Росписи киевских укреплений 1673 г. прямо указано на необходимость «в Большом городе делать кругом Михайловского монастыря земляной вал»2, который упоминается позднее как «Поперечный Михайловский вал». Раскопками были выявлены участки рва, который датируется XVH-XVIH вв.
В истории древнерусской архитектуры Михайловский Златоверхий собор хорошо известен по работам Ю.С. Асеева, П.А. Раппопорта, А.И. Комеча. В1996-1997 гг. была вскрыта до материка практически вся площадь Михайловского Златоверхого собора XII-XIX вв. Собор, построенный в 1108-1113 гг., на протяжении своего существования неоднократно достраивался и перестраивался. Наиболее крупные работы происходили в XVIII в., когда памятник приобрел черты архитектуры украинского барокко и являлся одним из лучших образцов этого стиля.
Новые исследования позволили уточнить многие данные о конкретных деталях храма. Прежде всего, это касается внешнего облика собора древнерусского времени, особенностей строительного материала.
Перед строительством храма жилая застройка на участке сносится, площадка тщательно планируется, в некоторых местах производится подсыпка мощностью до 0,5 м. Фундаментные рвы проходили эту подсыпку и находились в культурном слое, доходя до материка лишь в некоторых местах. Рвы были шире самих фундаментов на 0,15-0,2 м. Их дно укреплено квадратными в сечении (20×20,25 х 25 см) деревянными лежнями, скрепленными коваными штырями длиной 20 см. Фундаменты сложены из бутового камня различной величины насухо и залиты сверху цемяночным раствором. Однако качество заливки было плохим, во многих местах она не заполняла пространство между камнями. Ширина фундаментов сужается на восток от 2,2-2,3 до 1,7-1,8 м. Они выступают от стен на 0,15-0,2 м, а на апсидах — до 0,5 м. Подошва фундаментов лежит на одной глубине, однако их высота различна — повышается на восток от западной стены (0,9 м) до апсид (1,55 м), что связано с рельефом местности. В плане стены собора не совсем точно совпадают с фундаментами. На последних выложены выравнивающие ряды плинф. Стены сохранились на 5-6 рядов в среднем, максимально — на 11 рядов плинфы. Плинфа — болыыеформатная, преимущественно 27-29 х 34-38 х 4-4,5 см, желтого, оранжевого и коричневого цветов со следами дождя, травы, животных, формовочного ящика. Формовка небрежная.
Особенностью кладки является то, что внутренние западающие углы стен и столпов перевязывались через 4-8 рядов кладки диагонально положенными плинфами. В
нижних частях стен выявлены вертикальные швы, которые отмечают участки технологических закладок, которые заполнялись при завершении строительства храма (около лестничной башни, в районе порталов, лента между восточными столпами — основание предалтарной ограды). Они имели ширину 1,75-2,8 м и оставлялись для удобства строительства. Стены и подкупольные столпы имели лопатки шириной 1,2-1,3 м. Вынос лопаток на столпах — 54 см, на внешних стенах — 30-34 см.
Исследования показали, что апсиды не были гранеными, как это показано на всех реконструкциях памятника. Их фасады расчленены тонкими полуколонками диаметром 20 см и с выносом 8-9 см. Центральная апсида имела 4, а боковые по — 3 полуколонки. Между ними с высоты четвертого ряда кладки шли декоративные двуху-ступчатые ниши глубиной 8-9 см и шириной 1,15-1,17 м. Такие же ниши имели и фасады собора.

Страницы: 1 2 3 4

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • Второй этап реставрационных работ в Псковском Кремле подходит к завершению
  • А кто управлял Псковом?
  • Александр и Владимир Лебедевы
  • Фотогалерея Пскова
  • Интересное