Поиск по сайту

Инструментальные и хореографические традиции

на галаву не садйтца. И бярй тагда тую.
Ну, тагда стал он явб жанйть, паставил также двянадцеть девушек — гблас в гблас, вблас в вблас, рост в рост, платье в платье. И он тады выбрал тую.
Тада уже анй превратились в галубёй, прилятёли туды к ётаму Ивану, сели на падакбнник, с катброва вылятали… И [они] всё перегаварйли. Яна на явб:
Помнишь, Иванушка, как тебя атёц прадал
Кату Марскому?
Помню.
Помнишь, как за таббй галубка?
Помню.
Помнишь, как через горы и маря лятёли и
всё-то перегаварйл службу.
Всё помню.
Так аны превратились в людей, стали жить да паживать. Вот и я там была, пиво пила, по [усам] тяклб, только в рот не попало!»
д. Наричио, Невельский р-н, 1961-56. Исп.: Нарбут В. И., 1910 г. р. Зап.: Лобкова Г. В., 08.02.1986. Расш.: Валевская Е. А.
№ 6. «М орозко»
«Жил дед и баба. Жили-жили… Бабушка умер­ла. Астался дед адйн. "Ну што, — дед думая, — как мне жить аднбму? Нада жанйтца!". Ну, ажанйлся дед. А у бабы было тоже [дочка] адна. Ну вот. Не­взлюбила эта мачеха эту дочку — нярбдную-та. И гаварйт деду, што:
Што будим делать? Куда-то ану нада деть!
А куда?
Завязи ану в лес! Вязи!
Ну вот, дед… Што? Жалко было деду вязтй в лес. Запрёг он лошадь, пасадйл сваю [дочку] в дров­ни и павёз. Ну, ана ня знала, куда вязуть. И павёз. Свёз он яну пад ёлачки, ана и гаварйть:
Куда ж ты, дедка, мяня вязёшь?
Да никуда. Едем в лес за дравам.
Ну ладно. Свёз в лес, пад ёлачки пасадйл и паё-хал дамбй. Идя, аглядываетца, яму жалко. Ана сидйть.
Пришла ночь. Пришёл марбз. Тряшщйть. Ана и гаварйть:
—    Марбз-Марбз, Гаспбдь тябя принёс на маю
сиротску долю!
Да. И он дал валенки. Ну, и ана сидйть. Пришла втарая ночь. Ащё мароз сильней! Ана апять:
—    Мароз-Мароз, Гасподь тябя принёс на маю
сиротску долю!
Он дал ей шубку, платок! Ана уже тяпёрь думая, што "я буду жива". А за ей нихтб ня едя.
Приходя трёття ночь, приходя трёття ночь, приходя самый старший мароз! Такой марбз, што так в лясу драва и тряшща, и кблютца! Ну, ана, сидя:
—    Мароз-Мароз, Гасподь тябя принёс на маю
сиротску долю!
Вот ён дал ей сундук! Сундук — всякава дабра налажйл, всё так и сияя в сундуки! Ну вот. Баба и гаварйть деду:
—    Едь тяпёрь за ей! А я буду пячй блины!
А сабачка сидйть пад сталбм. Ана стала пячй, ён паёхал.
—    Вазьмй мяшбк! Привязёшь кбстачки ёйныи!
Ана уже замёрзши, гатбва.
Ну вот. Ана пякё блины, а старик паёхал, а са­бачка пад сталбм:
—    Гам-гам-гам! Старичок вязе сваю доченьку в
серебри и в зблати и сундук дабра!
Ана взяла, клюкай евб:
—    Што ты! Пашёл вон! Скажи — ён вязе сваю до­
ченьку, тбльки кбстачки брякбчуть!
Ана сидйть, апять:
—    Гам-гам! Старик вязе сваю доченьку в се­
ребри и в зблати!
Ну што ж? Ана взяла, яну вон выгнала.
Приехал старик! Приехал старик, глядйть: сун­дук, сидйть ана в шубы, плат пуховый, валенки ха-рбшии! Да. Ну, входя яна. Яна [мачеха] выскакивая:
—    Што? Ще жива?
Да, жива, с таким дабрбм, сундук нясуть, ат-крыли — всё так и сияя!
—    Вязй тяпёрь маю дачку! Маёй ббльши дадуть!
Туда ж на тбе место и пасадй яну!
Ну вот, старик свёз, павёз яну, на то место паса-дйл пад ялйнку.
Прихбдя ночь. Прихбдя ночь, марбз идё. Марбз пришёл. Ана:
—    Марбз-Марбз! Аёрт тябя принёс!
Да. Он раз! — крёпчи! Да! Ана уже начиная дра-жать. Втарая ночь прихбдя. Он пришёл, ана апять:
—    Марбз-Марбз! Аёрт тябя принёс!
А он ащё раз! — сильнее! Ана уже застывать ста­ла. Да. Трёттю ночь — пришёл мароз, как тбльки ана сказала: "Марбз-Марбз! Аёрт тябя принёс!" -он как стукнул, так ана замёрзла — умерла, закастя-нёла вся.
—    Едь тяпёрь за маёй дачкой! Вязй — там, навер­
но, два сундука буде дабра! Тваёй адйн попал, а ма­
ёй — два! А я буду блины печь!
Вот ана пякё блины, а сабачка пад сталбм:
—    Гам-гам! Старик тваю доченьку вязе, только
кбстачки брякбчуть!
—    Ну, иди вон!
А яна апять лая:
Гам-гам! Тваю доченьку вязе, только кбстач­
ки брякбчуть!
На тебе блин! Тбльки ня лай так!
Ну вот, привёз старик. Видя — ёде старик. Ана выскачила на улицу. Нет ничбво! В мяшкй тбльки адны кбстачки!
Вот тебе, на, баба!
Как? Ты не на то место пасадйл!
Как? На тбе место пасадйл, а ня знаю, што с
ей случилось. Ана вся застывши, адны кбстачки.
Вот так! Раз ана сирату абйдела, а свая, думала — так, а вот ей и Бог дал. Тая — па-ббжьи, а эта -"чёрт". Тая- "Бог тябя принёс!". А эта — "Аёрт тябя принёс!" — Марбзу. Вот и всё. Вот и сказка вся». д. Кудрово, Печорский р-н, 1211-44. Исп.: Лебедева А. И., 1911 г. р. Зап.: Мельник Е. И., 03.02.1982. Расш.: Валевская Е. А.
№ 7. «Дед отдал дочерей замуж» «Жили-были дед да баба. У них было три доче­ри. Вот баба раз гаварйть деду:
—    Схадй принеси мне круп.
Аткуда-то ана послала — ночь, уже вечером, уже поздно. Он и пашёл. Пашёл, принёс… Неся мяшбк, и он был старенький, павалйлсе. Крупу эту рассы­пал. Сабирал-сабирал, крупу тяжело сабрать.
—    Ой, — гаварйт, — если б кто мне памбг бы!
(Уже настала ночь). Кто памбг бы крупу мне са­
брать, я атдал бы старшую дочь замуж за это, толь­
ко б крупу сабрали!
Прилятёл Месёц, как раньше звали. Нбчей. Стал святить. Ну ён сабирал-сабирал, апять ни са­брать крупу. Гаварйт:
—    Если б кто мне ещё памбг бы сабрать, то я
атдал бы среднюю дбчку замуж!
Услышал Вбран, прилятёл к яму, стал сабирать крупу. Вбран быстро сабрал в мяшбк яму:
—    Нясй, дедушка, дамбй.
А дедушка акаченёл, замёрз зимой:
—    Если б, — гаварйт, — Солнышко меня абагрё-
ло, тагда б я атдал бы младшую дочку за Солныш­
ко замуж!
Услышало Солнышко, стало греть деда. Вза-шлб. Атагрёлся дед, пашёл дамбй. Пришёл дамбй, сказал, што вот, мол:
—    Сабирайтесь все замуж! Всех я раздал!
Ну, сначала — старшую. Старшую атдал Луне (Месецу), пашла тая. Мёсец пришёл за ей, взял. Па-шла замуж за Месеца. Среднюю — за Вбрана. Вбран
прилятёл, сваю взял. Младшую — за Солнышко. Всих атдал, делать нёчево, саскучился.
—    Ну, — гаварйт, — баб, я паёду в гости тапёрь,
паёду я к самой маленькой, к младшей дочке. Нет, к
старшей. Паёду к старшей дочке, к Месецу. Ночку
паначую, приеду дамбй.
Паёхал. А у дочки баня тапйлася, нбчей. Темно. Ну евб в баню предложили сразу, этова гостя. Он пашёл в баню, а Месец стал, в баню в дырочку па­лец праткнул, [чтобы светло было в бане]. Он вы­мылся, так харашб, ему панравилось. Пришёл да­мбй, справляетца к бабе. Пришёл к бабе, гаварйт, што гаразд харашб в баие мытца.
Затапляй баню, я тябё пасвячу!
Баба ругаетца. А ён:
Никаких! Затапляй баню, я пасвячу!
Вот баня гатбва. Прагнал бабу в баню. Сидит баба в бане — темна! Он палец и туда тиснет, никак евбный палец, как у Мёсеца, ня светя. Ну, баба вы­ругалась, ушла, ня стала мытца. Кончилась эта баня.
—    Ну, тапёрь я паёду к средней, к Вбрану. Там
може научусь, чевб дбброво.
Уехал к Вбрану. Тама атгастйл день, назавт-рее… Да, к ночи гаварйт, што на нашесть пайдём начавать! Как куры начують. Там у евб нашесть — у Вбрана. И взял сваю инвесту и этова деда на на­шесть. Сел, крылом накрыл этова деда и инвесту сваю. Переначавали. Так деду панравилось! Ветер­ком падцувае, харашб. Ну, вярнулся дамбй к бабе.
Ну, баба, сявбдня паёдем начавать на на­
шесть к курятам!
Ты што ты? С ума сашёл! Как же мы там
будим?!

Ни разгаваривай!
А баба деда баялась.
Ни разгаваривай! Пашлй!
Пашлй на нашесть. И он бабу держа, пасидёли, нямнбжко пасидёли, заснули. Бух!- с нашести. Ба­ба разбилась изрядно. Апять баби ни панравилось. Закричали, заругались. Ну што ж — ня вёрнишь! Пришли дамбй. Пажйли нямножко…
—    Не, баба, тапёрь я хачу к Солнышку съез­
дить, к паследнёй малой дбчке. Вот к Солнышку я
паёду. Паёдем!
Баба:
—    Не-не-не! Я не паёду!
Паёхал дед адйн. Приехал. А у Солнышка у этай нявёсти и пайсть нёчево! Ну, Солнце закри­чало:
—    Давай, блинов напякй сейчас же!
Затварйла нявёста блины, сел Солнышко на та­буретку, а нявёста на галавё на евбнай паставит скавародку, Солнышко лысое. Так быстро блинов напякла на галавё, на Солнышке. И деда накорми­ла, и бабе напекла в дарбгу- Паёхал дед дамбй.
Пришёл, бабе блины скармйл. Гаварит, очень харб-шии, тварй ты.
С ума сайта, што ты — я буду печку затап-
лять?!
Никаких, ни разгаваривай! Тварй блины,
сейчас напякём.
Вот растварила баба нямнбжко, сел дед на табу­ретку, сидит. Баба на галавё на скаварбде пастави-ла, и так зайдё, и так зайдё, не пякётца блин! Вот рассярдйлась!
—    Дакуда ты будишь меня мучить?!
Скаварбду эту — как дала деду! Дед — с табурет­
ки! — и сказка вся!»
д. Терехи, Опочецкий р-н, 2268-05. Исп.: Ананьева Е. И., 1900 г. р. Зап.: Шишкова О. В., 05.08.1987. Расш.: Валевская Е. А.
№ 8. «Бабушка отдала внука в хитрую науку»
«Жила бабушка са внуком. Ну так аны бедно жили, а ня знали, куда дётца. Ана гаварйт:
Давай, сынок, я павяду тябя куда-нибудь.
Вот идут аны около кладбишша. Ана гаварйт:
Ох, сынок!
И выходит аттуда мушшйна. И гаварйт:
Што вам надо с меня?
Ну как? Мы тебя не звали.
Но ты сказала "Ох", а я Ох и есть.
Ну, а как?

Ну, атдавйй сваевб внука ка мне в хитрую на­
уку, я евб и научу.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • 20-е годы Западный Берлин.
  • «Создавала эпоха поэтов»
  • Сахаровские слушания в Риме
  • Нас собралось трое
  • Интересное