Поиск по сайту

Инструментальные и хореографические традиции

—    Прихадй, гаварйт, завтре, старуху выва-
дйть, — уже лиса так гаварйт, — а мы старуху уже
дамбй будем атправлять, только аткрывай пашйре
двери.
Ну, назавтре старик прибрался, пашёл абратно старуху… Приходит. Стук-стук! — у двери.
А я, старик, пришёл старуху навешшать.
Будем старуху вывадйть.
Старик дверь аткрйл, лиса — прыг! И na6ef ла с бани, утекла. А ён пашёл, старик, у баню. И ён и ту­да, ён и сюда — нет старухи. Ну где старуха дёлася?! А паглядйть в угалбчку — лежать только кбстачки.
—    Ах ты плутбука!
Гаварйла — старуху вылечу, а сама ня вылечила, а паслала на тот свет старуху! И съела».
д. Держитино, Невельский р-н, 1983-11. Исп.: Грибалёва М. В., 1911 г. р. Зап.: Рылова М. В., 28.01.1986. Расш.: Валевская Е.А.
№ 2. «О голодном волке»
«Жил-был мужик и баба. Была у их свинья. [У] свинье было много парасятак. Выпустили свинью пагулять. Приходит волк и гаварйт:
Свинья, я парасёначка твавб съем!
Волк, ня ешь! Дай я тябё песенку спаю! Спаю
песенку, тагда и вазьмёшь!
Как завизжал[а], как забегала в круги, как вы-скачили сасёди — и я, и другой, и дед мой бег! Ата-гнали волка, убёг волк. Свинья привела парасятак дамбй.
Волк ляжал-ляжал в лясу, ну што? Надо ж чевб-то дабывать. Пашёл волк, пришёл в стадо, хбдя -овцы, баран.
Баран! Я тебе съем!
Вблчинька, ня ешь ты меня, гаразд страшно!
А ты иди пад завбр — пад гарбй стань, рот аткрбй, а
я сверху разбяжусь и прямо тебе в рот вскачу!
Встал волк пад завбром, аткрыл рот, баран раз-бёгся с горы, как дал в лоб! Тот свалился, баран да­мбй прибег.
Пашёл волк в лес, ляжал-ляжал, апять больно! А есть-то хбчитца! Пашёл, пришёл — лошадь хДцит харбшая.
Лошадь! Я тебе съем! Я есть хачу!
Нет, вблчинька, ня ешь спереди, а ешь сзаду.
Начинай сзаду!
Вот он пришёл сзаду, начал дёрьгать за калён-ки, а он[а] падкбваным капытам как дал[а] волку в лоб! И волк еле-еле дашёл да лесу, там и падбх».
д. Черницкое, Опочецкий р-н, 2299-07. Исп.: Егорова Л. П., 1913 г. р. Зап.: Мехнецов А. М„ 06.08.1987. Расш.: Валевская Е. А.
№ 3. «Про глупого голодного волка» «Волк ходит па гарё и кричит:
—    Боже-Боже, ись хачу!
А Бог гаварйт:
—    А вот баран ходит, иди съешь евб, этава ба­
рана.
Пашёл волк:
Баран-баран, я тибё съем! — А баран:
Ну, иди, станавйсь пад гару, рот разявай. Я
разбяжусь с гары, табё в рот скачу! Съешь меня.
Волк зашёл пад гару, стайт. А баран разбежал­ся, да рагам как стукнул евб в зубы! Волк пакатйл-ся. И баран ушёл.
—    Челавёк пашёл, иди съешь явб.
Ён пашёл к челавёку этаму:
—    Ятибёсъем!
А челавёк и гаварйт:
—    Я пайду счас в ручей памоюсь, да твайм хвас-
тбм вытрусь, тада уже и ешь!
Ну, волк павёрил. Пашёл челавёк, вымылся в ручью. Да взял волка — хвастбм утиратца — за хвост, да евб как атаршйнил аршинам! (Партнбй шёл, а раньши такйи аршины были жалёзныи. Типёрь ме­тры называютца, а были жалёзныи такйи аршины). Этым аршинам как атаршйнил! Так волк еле вы­рвался, и хвост у этава мужука атстался в руках. И волк ушёл, лёг да и сдох.
А ён вышел апять на тую гору, кричить:
Бог-Бог, ись хачу!
А Бог гаварйт:
Вон свинья в дярёвне ходя. Иди съешь.
Пришёл:
Свинья-свинья, я тибё съем!
А свинья:
Пагадй, г-ть, я пайду в скрипачку паиграю.
Пашла, где-та там в дырку ввязла, завизжала.
Выбежали — чавб свинья кричйть? Волк идёть! Пра-гнали. И тут не удалбсь пайсь.
Бог-Бог, ись хачу!
Бог гаварйт:
Иди, вон лошадь ходит, иди съешь лошадь.
Падышёл:
Кабыла-кабыла, я тибё съем!
А кабыла г-т:
А в паспарт ты мой паглядёл?
Пакуль он в паспарт глядел, кабыла как дала ему нагбй! И тут не удалось пайсь…»
д. Влазовичи, Себежский район, 2118-39, Исп.: Никанёнок А. Е., 1905 г. р. Зап.: Шишкова О. В., 18.07.1986. Расш.: Мехнецо-ва К. А.

Ну пайдём, выганим.
Ну, пришли. Стук-стук.
Кто там?
Я — волк.
А я — каза. Тапу-тапу нагам, закалю рагам!
И волк спугался, убёг.
Ну што ж… Абратна зайчик плачет идёт. Встря-чает мядвёдя. Мядвёдь:
Чавб ж ты, зайка, плачешь?
А вот так и так. Каза выгнала меня с хатки.
Ну пайдём, выганим.
И тоже так, тоже:
Кто ж там?
Я — мядвёдь.
А я — каза. Тапу-тапу нагам, закалю рагам!
И мядвёдь спугался.
Ну и што ж… А патбм вдуть дальше, встряча-ють петуха:
Аавб ты, зайка, плачешь?
А я плачу, што вот хбладна на улице.
Ну, пайдём, выганим.
Являетца пятун. Ну: стук-стук.
Кто там?
Я — пятун.
А я — каза. Тапу-тапу нагам, закалю рагам!
Ну што ж, а этыт пятун:

А я — пятун-тапатун! Иду у красных сапагах,
нясу касу на плячах. Палязай, каза, с пёчи, галаву
снясу па плечи!
Ой, пусти-пусти-пусти-пусти!
Так каза и убёгла. Вот и асталися зайчик с пе-тушкбм, и па сей день живут».
д. Влазовичи, Себежский район, 2118-41. Исп.: Ковалёва Т.Д., 1924 г. р. Зап.: Шишкова О. В., 19.07.1986. Расш.: Мехнецо-ваК. А.

№ 4. «Коза-дереза»
«Ну, жил дед с бабой. Што ж… Была у их каза. Надаёла бабе каза.
—    Дед, режь казу!
Ну, ланна, што ж, нада слушатьца старуху. Взял, стал резать. Стал резать казу — каза вырва­лась, убёгла в лес.
Убёгла в лес, прибегла — стайт хатка. Ана в эту хатку улезла.
Ну што ж… Паживает. Являетца зайчик. Стук-стук.
Кто там?
Я-зайка.
Я — каза-диряза. Тапу-тапу нагам, закалю
рагам!
Ну што, заяц спугался, убёг. Идёт зайчик, пла­чет. Встрячает вблка.
Аавб ж ты, серенький, плачешь?
А вот как же ня плакать? С хатки каза вы­
гнала.
ВОЛШЕБНЫЕ СКАЗКИ
№ 5. «Сказка про Морского Кота»
«Жили мужик и баба, не былб у них дятёй. Му­жик этот, старик уже, ишёл гли озера и захатёл на-пйтца. Ни пирекрястйлся. Стал пить, явб ж кто-то взял за бараду. Не пускаить! Он гаварйт:
Пусти меня! Кто меня держит?
Я, — гаварйт, — дяржу тебя, я — Кот Марскёй.
Пака ты мне не атдашь што-нибудь, я тя не пушшу!
А што я табё атдам? У меня ничевб нет.
Ну, атдай то, што ты сам ня знаешь!
—    Ну, — гаварйт, — то и бярй, што я сам ня знаю!
И ён пустил.
Пришёл дамой, гаварйт:
Вот, баба, какёй случай случйвся!
И рассказал. Ана гаварйт:
Знаешь — што ты ня знаешь? Я ж радйть буду!
Вот этово рябёнка атдам…
Ну, пабедовали. Прашлб время, радйла баба мальчика, назвали ево Иваном. Иван этот растёть не па гадам да па месецам, а па часам да па мину­там. Вырос быстро бальшёй. Стал начам ня спать. Ходить — ня спить. Он [отец] гаварйт:
Ваня, чаво ты ня спишь?
А я ж, — гаварйт, — атдаден. Вы ж мяня ат-
дали. За мной прихбдють, мне пакбю не дають.
Мне надо ухадйть от вас.
Тада прилятёла галубка, села на падакбнник, и ён уже превратйвся в галуба — этот Иван, и палятё-ли. Лятёли через горы и маря, и ляса, и прилятёли к Кату к Марскому. Тая галубка привяла явб.
Тада гаварйть Кот Марскёй:
—    Ну вот, тапёрь будешь мне служить. Атды-
хай, тады саслужишь мне дьве служби. Тада, — гава­
рйт, — хоть сявбдня намасти кругом тово вбзера
мост каменный. За ночь! Штоб к утру был гатбв.
И ён апячалився. Вот тая, катбрая уже галубка прилятала за йим — ана превративши в девушку, га­варйть:
—    Ня   пячалься,   Иванушка,   лажйсь  спать.
Крикни, схадй в поле и крикни: "Пташки, букаш­
ки и мурашки, сабирайтеся мост мастйть кругбм
вбзера. Мост мастйть, серябрбм гваздйть!". Тада
ён пришёл, лёг спать. Наутро пашёл — уже мост
этот гатбв.
Пашёл уже, Кату Марскому далажйл, што мост гатбв. Тагда ён гаварйть:
—    Тапёрь мне другую службу будешь служить!
Кругбм тово вбзера будешь абъязжать маевб же­
рябца!
Тагда ён гавбрит той девушке:
—    Тапёрь это пустяки. Абъязжать жерябца — это
ж лучши!
А ана гаварйт:
—    Нет, это хуже. Тагда ты прокричал, лёг спать
и всё. И мост был гатбв. А его будешь всё делать
сам. Ты, — гаварйт, — пайдёшь… Это будет сам Кот
Марскёй, а никакёй не жерябёц! И если ты аплаша-
ешь, то ты налбжишь галавбй! Вот ты, — гаварйт, —
пайдёшь, адну дверь аткрыешь, и он как заржёть!
(За жерябцбм — абъязжать будеть ночью). Как за­
ржёть, и тагда свалитца уздечка с полки, и ты бярй
ту уздечку. Кагда аткрыешь другйи двери, и ён
сильнее заржёть, свалитца сядлб, тоже бярй. Ня то,
што на полках, а што свалилось. Третьи аткрыешь
двери, свалитца малатбк. Тоже тот бярй, катбрый
свалитца. Кагда чатвёртыи будешь аткрывать, то
тут сам Кот Марскёй — он превративши в жерябца —
на тябя набрбситца, если аплашаешь — галавбй на­
ложишь! Бей этым тяжёлым малаткбм ево прямо в
лоб! Три раза бей! Кагда ён сунетца, тагда ты ево
быстро зануздай, асядлай и садись, и паезжай кру­
гбм тавб вбзера. И бей, пакуда сабьёшь малатбк,
только [черенок] астанетца маленький в руках.
Тагда пригонишь этова жерябца на место. Апла­шаешь — то галавбй наложишь!
И ён всё так сделал, взял этова жеребца, наутро пашёл дакладать — а ён [Кот Морской] сидит, га-лава уматана рямням (уже разбита вся).
Ну, — гаварйт [Иван], — тваю службу саслу-
жйл, всё вьшалнил! <…> Што галаву так связал
рямням?
А, — гаварйт, — галава балйть! Палучшеет га-
лава, тапёрь я тябя буду жанйть. Паставлю я табё
двянадцеть нявёст — гблас в гблас, вблас в вблас,
платье в платье, рост в рост — и выбирай с двянад-
цати любую!
Тагда ён палучшел… А тая девушка и гаварйт, што:
—    Выбирай мяня. Надо мной будет мушина — и

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • 20-е годы Западный Берлин.
  • «Создавала эпоха поэтов»
  • Сахаровские слушания в Риме
  • Нас собралось трое
  • Интересное