Поиск по сайту

Инструментальные и хореографические традиции

8.376. Стоит чашечка лита (бутылочка хрустальна), полна мёду налита. Кто её наливал? Наливал её Петечка, подносил Галинушке. [1-89; IV-22] // Как на столике рю­мочки стоят (побрякивают), все хрустальны выговарива­ют. [1-90] (Аналогичный зачни — см. Хороводные 110.)
8.37в. Чарочка серебряная, кому чару пить, кому на­ливать? Ивану наливать, Анне выпивать. [II-148] (Анало­гичный зачни — см. Хороводные ПО.)
8.37г. Скамейка дубова, «исулейка» налита. А кто её наливал? Владимир наливал, Валентине подносил. — Ва­лентина, выпивай, спасибо не давай, роди сына — сокола, белым лицом во себя, чёрным кудрям во меня! [11-149] (Аналогичный зачни — см. Хороводные 110.)
6.878.У чарочки у серебряной золотой веночек. У
Иванушки Петровича дорогой обычай: где ни ездит, ни
гуляет — к ночи домой будет. А Марьюшка Ивановна его
не встречает: — Я бы рада встречати, я сына качаю. Сына
вырастим, писать выучим, дочку вырастим, замуж выда­
дим. [11-150] (Сходные поэтические мотивы — см.: 8.41в, Иван-
скне 2.2.66.)
6.879.Голубь-голубок,   сизенький   «горкунок».   На
окошке послушал, что в тереме говорят. Витя Наде гово­
рил: — Роди сына во меня, а доченьку во себя, учи дочку
шёлком шить, а я сына — грамоте, сын будет пономарь,
дочь — попадья. [IV-23] (Сходные поэтические мотивы — см.
Иваискне 2.2.6а.)
6.880.Иванушка — рыболов, белу рыбу ловил, ко бе­
режку привозил. Ирина-душа по бережку гуляла, голосок
воздала: — Я рыбушку уберу да за тебя замуж пойду. [1-91;
11-151] // Иванушка-рачек по бережку скачет, живу рыбу
ловит, одной Мане носит, Манюшка Ванюшку хвалит.
(…Белу рыбу ловит, Марьюшку кормит, Марьюшка ва­
рит, живу рыбу хвалит). [11-152] // Васютонька-рачек по
бережку скачет, сыру рыбку ловит, молоду жену кормит.
А рыбонька сыра, роди, жёнка, сына. Сына — Герасима,
дочку — Катерину. [VII-131]
8.41а. Вырастала вишенка не к пути, не к дорожень­ке, никто к этой вишенке не зайдёт, не заедет. Зашла-за­ехала Татьяна Васильевна, макушечку сломила, на ру­ченьку положила. Лежит вишенка на руке легошенька, животу милёшенька. Я тебе радость скажу, я тебе сына рожу… [VI-139]
8.416. Белый лебедь — Ванечка Николаевич, лебеди­ное крылышко — его молода жена Татьяна Васильевна,
вокруг него залетала, в глаза заглянула: — Я тебе радость скажу, я тебе сына рожу… [VI-139]
8.41в. …Я тебе радость скажу, я тебе сына рожу. На­рожу тебе сынов, будто ясных соколов. Я ещё тебе скажу, я тебе дочку рожу. Нарожу тебе дочек, будто белых берё­зонек. Мы сынов будем женить на вороных кониках, до­чек будем отдавать с высокого терема. [VI-139] (Сходные поэтические мотивы — см.: 8.38, Иваискне 2.2.66.)
6.881.На бору огонёк горит. «Ванечка, животок бо­
лит. Через бор летит уточка. «Ванечка, готовь люлечку».
[VIII-69]
6.882.Шёлкова ниточка стенку шьёт, Вовка Ленку к
стенке жмёт. Лена «бая»: — Кровать тесна. Вовка «бая»:
— Поместимся, руки-ноги заплетём, целованье заведём.
[И-153]
6.883.Наш Васютка чернобров, терял яйца между
дров. Его жена «чу[т]кова», в щепочках [нашла]. — А Ва-
сютонька-дружок, ти не твой это стручок? — А Тамароч­
ка-душа, потерял, наверно, я. [VII-135]
6.884.Узка мёжка, а мы «слягимся», коротка ночка,
мы натешимся! Ах ты, байничек-коробайничек, на кого
ты пышешь, на кого ты дышишь?.. [II-118]
6.885.Дорогая свашенька коло речки ходила, окунёч-
ков ловила, кунью шубу замочила. (Коло речки Оля шла,
ягоду брала, чёрную смородину. На белый камень ступи­
ла, сапог проломила). Она крикнула-охнула своим гром­
ким голосом, где ни взялся милый друг. — Ты возьми вос­
тёр топор, сходи в сырой бор, наруби сосёночек, развяжи
огонёчек, рассуши кунью шубу. (- Аи, жена моя милая,
мы поедем по полюшку. Буйны ветры провеют — шуба
про вянет). [VI-141] (Сходный зачин — см. Хороводные 30.)
6.886.Через бор (в шерый бор) дороженька — черно­
зём, там ехал-проехал Иванушка чернобров. Там его по­
годушка заняла, метелица дороженьку замела, буйные
ветры фуражечку схватили, дробные дожди рубашечку
замочили. Увидела Татьянушка с терема, дороженьку
размела (Ванечку за рученьку взяла, в высок терем пове­
ла, за столичек садила, выносила стакан мёду, два — вина,
Иванушку согрела, ему новую шубушку надела; — Спаси­
бо, Танютушка, согрелся, как будто я в шубоньку одел­
ся). [VI-140; VII-132]
6.887.В студёненьком колодце Ванечка коника поил,
ножки замочил. Его жена умная была, она его домой про­
вела, «спатеньки» поклала. Под головку — мягкие подуш­
ки, под серединку — мягкую перинку. [VIII-100]
6.888.Что ты, лучинушка, не ясно горишь? Что ты, Та­
нюшка, невесело сидишь, ничего не говоришь? Уехал
муж с вечера со двора, приедет ко белу-свету домой, бе­
жит-бежит Танюшка: — Всю ночь не спала, ковёр вышила,
для коня узду вывязала. [IV-24] // Что же ты, лучинушка,
не жарко горишь? Что же ты, Танюшка, печальная си­
дишь? Как поехал Ванюшка пир пировать, ехал с пира
домой, вскочила Танюшка с печки долой. (Как он около
неё соловеюшкой поёт, она около него серой утицей плы­
вёт). [Ш-36] // Ехал-приехал Ваня к воротам, ударил бо­
том [в ворота]: — Спишь ли, не спишь ли, Танечка-жена? —
Сударь, не спала — ковёр вышила — коню на красоту, тебе
на похвалу. [IV-24]
6.889.Кто у нас эти горы прикатал? Прикатал горы
Ефимушка, ко Валюшке ездивши, белила-румяна возив­
ши. Ты умойся, Валентинушка, во пир пойдёшь белё­
шенька, со пиру придёшь милёшенька. (С горы на гору
воду носить, с коноплей воробушек гонять. А ты, шиш-
шиш, воробей, с конопель! Я поймала воробушку на свою буйну головушку). [II-154] // По полю, по полюшку зарецкому выбита дорожка каблучком. Кто эту дорожку выбивал? — Выбивал князь молодой Иван Николаевич, к Танюшке в гости ходивши, орешки носивши, пряники на меду, р-92]
6.890.Кто у нас хороший, кто у нас пригожий? Влади­
мир хороший, Степанович пригожий. (Моется-белится, в
зеркало глядится, сам собой дивится; Сапог обувает — на­
бор набирает, тулуп надевает — плечами подвигает, кар­
туз надевает — кудри завивает). По горенке ходит, манер­
но ступает, по конюшне ходит, коня седлает. На коня са­
дится, а конь веселится, он улушкой едет — вся улушка
стонет, он садиком едет — садик расцветает, Лидушка
встречает: — Пойди, мой хороший, давно тебя ждала, по­
стель белу стлала. Ложись, мой хороший, а я подвалюсь,
крепко обнимусь. (- Куда, милый, ездил, куда тебя Бог
носил? — Ездил я, душенька, с города до города. — Что ку­
пил, миленький? — Сапожки сафьяновы, серёжки стеклян­
ные). Р-93; II-155; Ш-37; IV-25; V-73a] // В саду-садочке
гуляет молодчик. — Какой я хороший, какой я пригожий,
голова с кудрями, жилетка с часами. (Кто у нас хороший,
кто у нас пригожий? — У нас Петя хороший, пригожий).
Он хорошо ходит, манерно ступает, каблук не сбивает.
На коня садится — конь резвится. Подъезжает к саду — са­
дик расцветает, жена встречает: — Давно тебя ждала, по­
стель белу стлала. Я приберуся, к тебе привалюся. (- Слу­
ги, подавайте дуги, золоту карету, сяду-поеду, к судары­
не заеду. Сударушка мала, на улицу вышла, за ручушку
брала, графин вынимала, стакан наливала. — Я не пью ви-
иа зеленого, пью горелку, люблю тебя, девку). [V-736; VI-
142; VII-133; VIII-101] (Аналогичные поэтические мотивы —
см. 8.52; аналогичный сюжет — см. Хороводные 39.)
6.891.Мята моя, мята, мята зеленая, трава шелковая!
Сходите к соседу, серпа попросите, мне мяты пожать, за
бор забросать. За бор, за колоду, за белую берёзу. У нас
Иван женился, а конь веселился. По улушке едет — улуш­
ка стонет. По садику едет — садик расцветает, Мария
встречает… [1-94; И-156] (Аналогичные поэтические мотивы —
см. 8.51; аналогичный сюжет-см. Хороводные 39.)
6.892.Истоптана травина, соколочена (сотолочена)
муравая. Кто траву топтал, кто мураву сколотил? — Иван
удалой на коне разъезжал, под окошко приезжал, Елену
вызывал: — Ты Елена-душа, выйди вон с терема! Перейми
моего коня! Не переймёшь коня — не будешь сужена. (Сте­
реги моего коня, будешь барыня моя. Не пойдёшь, моя
милая, ты с обедни пешком. Запрягу, моя милая, семерых
вороных, восьмую каренькую. Ещё есть жеребец, его в са­
ни не запречь, завалится — не поднять, разбежится — не до­
гнать). Р-95; И-157] // Молодец ты молодец, удалая голо­
ва. [На коне разъезжал, Наталью вызывал:] — Перейми
моего коня! — Я перейму коня, когда буду я твоя. Р-78]
6.893.Долина-долинушка, бежит добра лошадь, на ло­
шади — добрый молодчик Василька. Он едет, боярится,
над своей женой ломается: — Моя жена-боярыня, выйди-
выйди на улицу (подай плеточку шелковую, перчаточку
зелёную). — Я не иду, не слушаюсь, за дубовым столом си­
жу, держу дитя, добрым людям — для выхода, родителям
— для привета (тебе — для выезду, а мне — для выхвалу).
[V-75]
6.894.Во полюшке трава нетоптаная, цветы нелома­
ные. Стоптали-сломали донские казаки — усадинские мо­
лодцы. Один молодец шатается, валяется у батюшки у
ворот, у Татьяниных ног: — Татьянушка, разуй! — Я рада разуть, не знаю, как зовут. Одну ногу разула, Семёном назвала, другую разула — Васильевичем. [1-96]

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • 20-е годы Западный Берлин.
  • «Создавала эпоха поэтов»
  • Сахаровские слушания в Риме
  • Памятники правого и левого берега.
  • Интересное