Поиск по сайту

Инструментальные и хореографические традиции

тому бела, что всю недельку не спала, свою белу рубашку
вымывала. [VIII-76]
6.782.Тиха-важна Танютушка на балу, не пьёт, не ест,
надеется иа медок. Летят пчёлы, несут мёду для неё. [VI-
112] (Сходный поэтический мотив — см. 7.65.)
6.783.Не узнать Танечку в карагоде, только узнать Та­
нечку по породе. Знать, она породы великой, матушки
разумной, батюшки богатого. (Её «мамухна» — разумная,
она её спородила, в ряд к дружине посадила. Сидит она в
карагоде тише всех, платочек на головке цветней всех).
[VIII-75]
6.784.Не та ли матушка крёстная — во честном пиру
сидит перед Спасом-образом? Голова в золоте, серьги
жемчужные: в правом ухе серёжечка — её милая крестни­
ца — Татьяна Васильевна; в левом ухе серёжечка — её ми­
лый крестничек — Иван Николаевич. [1-56]
6.785.Крёстная матушка (крёстный батюшка) на куте
сидит, белую лебёдку (своё дитя) на руках держит, белого
лебедя — на коленочках. Белого лебедя — Ванютоньку, бе­
лую лебёдку — Танютоньку. [VII-111; VIII-111]
6.786.Не та ли крёстна матушка — Мария Ивановна,
на куте посажена? Чванится-ломается, крестницей выхва­
ляется. Слава Богу, Боженьке, у крестницы на свадебке —
на куте посажена, красиво снаряжена, за дубовым столи­
ком, за набранным скатертям. [VI-113]
7.21.- Нам не сметь у вас спросить, а вы нам не ска­жете: кто у вас крёстная матушка? (Ты скажи нам, Та­нюшка, кто у тебя крёстная матушка?) — У нас крёстная матушка — Мария Ивановна. — Как ты в матки справля­лась? — Три ночи не спала, подарки готовила. За сине мо­ре летала, белу пену снимала, невесту белила. [VI-114]
7.22.    …Моя-то матушка во большом углу сидит за ду­
бовым столом, за браной скатертью, за яствами сахарны­
ми, за мёдом «абарным». Под ней — честно место, над ней
—    Божья милость, свечи ясно топятся, воск ярый сливает­
ся. [11-115]
6.787.Крёстная мамонька на куту сидит, винную ча­
рочку во руках держит. Винная чарочка не всколыхнется,
крёстная мамонька не рассмехнется. Винная чарочка
всколыхнулася, крёстная мамонька усмехнулася. [VIII-71]
6.788.А мамулька крестная, молодица честная, мы те­
бя не знали, крестной мамкой не звали. А как стали споз­
навать, крестной мамкой называть. Мы свою мамку
«шануем» [уважаем], золот перстень «шаруем». Наша
мамка на куте, золот перстень на руке. [VIII-72]
7.25.- Вы скажите, пожалуйста, где сидит крёстна матушка? — У нас крёстна матушка — Мария Ивановна. Где сидит крёстна матушка, там не надо солнушка (сияет солнышко). На головушке платок, словно аленький цве­ток. Коло вброта — золото, звёздочкой застёгнуто, меся­цем подпоясано. Сама собой дивилась — хорошо снаряди­лась. [VI-115]// Дорогая боярочка — Нинутка Гавриловна. От разумного батюшки разумное дитятушко. Около во­рота — золото, серебром застёгнута, месяцем подпоясана. [VII-113]
7.26а. …У моей матушки щёки разгорелись, голова гладёшенька, шёлком увязана. У моей матушки на буй­ной головушке косынка в золоте, серёжки-яхонты весь терем осветили и нас за завесой. [II-115] // …Звать-вели­чать — Мария Ивановна, цепочка в золоте шею обломила, серёжки-яхонты уши обломили, на её ноженьках чулки валёные, башмаки парчёвые. [II-115] // …У моей матушки головка шёлком увязана, серёжки-яхонты, душок мали­новый. Любил тот душок её удалая головушка — Влади­мир Егорович. [II-115]
7.266. …Моя-то матушка — Мария Ивановна. У моей матушки на буйной головушке — гарнитуровый платок, шёлкова повязочка, на скорых ноженьках — чулки валё­ные, скобы золочёные. Золотили скобушки в «Ераславе»-городе, во Псков привозили, в торги выносили. Никто на скобушки цены не наложил, только наложил цену её муж возлюбленный — Владимир Егорович. [II-115] // …Покажи свои ноженьки — ти надеты сапоженьки сафьяновые? Ши­ты сапоженьки в Ярославле-городе, примерены сапо­женьки на Еленкины ноженьки, обновлены сапоженьки на Иванову свадебку. [VII-114]
7.26в. На ком у нас дорогой обряд? На Светлане до­рогой обряд. Знать, Светлана, твой мужик богат. Он по­ехал в новый городок, купил шёлковый платок. [VI-116]
7.26г. Чем ты, Манечка, хороша-пригожа? Платье на ней сторублёвое, от «караль» шея ломится, от серёг уши порвутся. За то ты, Манечка, хороша-пригожа. [VIII-77]
7.27а. Оля в свашки ладилась (Как крёстная матушка
—    Мария Ивановна, она в матки ладилась; «Гурная» боя­
рочка в боярки ладилась; Приданка хорошая, приданка
пригожая; Белы-белы боярочки, белей нету Олютушки;
Хороши наши свашечки, лучше нет Федбрушки) — кали­
ной мазалась, малиной вытиралась (в баню ходила, в
трёх банях парилась, тремя мылами мылась, белилами
белилась, румянами румянилась). — Неправда, жёнушки,
я в бор не ходила, калину не ломала, малину не щипала (я
в баню не ходила, белилами не белилась, тремя мылами
не мылась). Такую меня матушка на весь век спородила —
чистую-речистую, белую-румяную. (Калачами вскормле-
на, сытой-мёдом вспоена, от калачей тело белое, от сыты
—    румяное; Красотой наделила, в пир-беседу посадила, гу­
лять заставила: — Ты гуляй, моё дитятко, целый день до
вечера, с вечера до полночи). [VI-117; VII-112, 114]
7.276. В боярки ладилась, хорошо снарядилась — бе­лым мылом мылась, а другим душилась. [V-63]
7.27в. Бела-румяна у нас Кя*я-душа (Белы-белы боя-рушки, белей нету Танютушки; Ты, свашенька, белая-ру­мяная). Чем белилась? — Ходили братья на синё море, снимали с моря белу пену — вот этой пеночкой белилась.
—    Чем румянилась? — Ходили сестры в зелен сад гулять,
рвали с розы алый цвет, вот этим цветиком румянилась.
(Я с той белотой во беседе сижу, с той румяной я замуж
зайду). [V-62a, 626; VI-118] // — Перебела-белёшенька Ню-
шутонька, чем ты мылася-румянилася? — Было у меня два
брата-сокола, летали они с моря на море, сбирали пену
белую. Вот тем я мылася-румянилася. (У братеток попы-
талася, ти хорошо прибралася; Намывши-набеливши, я в
пир пошла. В пиру-беседушке просваталась за такого мо­
лодца, за Ваню.) [VIM 15; VIII-78] // Было у Оли три бра­
та, в сине море летали, белу пену сымали, сестрицу стира­
ли. Вот за то я беленька-румяненька. [VI-119] (Аналогич­
ные мотивы — см. 7.45.)
7.27г. — Белая-румяная Олюшка, а кто тебя белё­шенько умывал, головушку расчесал, кто в путь-доро­женьку отправлял? — Умывала белёшенько водица, расче­сала головушку сестрица, отправляла в путь-дороженьку родная мамка. [VII-116]
6.789.Оля — белая-румяная, по тарелочке катается,
словно сахар рассыпается. Вот я Олечку люблю, серьги
новые куплю. [IV-22]
6.790.Только тебе, Олечка, при городе жить. У тебя
рученьки белёшеньки, только твоим рученькам калачи
печь, сладки прянички. [VIII-79] // Ножки твои сапож­
ные, ручкн твои пирожные. Только тебе, Олечка, калача­
ми торговать. [VIII-79] (Аналогичные поэтические мотивы —
см. 7.12.)
6.791.Свашечка дорожкой плакала, у неё братетка
«пытался»: — Чего плачешь, моя сестрица? — А братетка,
обидно. Я ехала тёмным лесочком далёко, отморозила
белые ручки морозом. [VIII-73]
6.792.Кабы я знала, что в приданочках поеду, была ж
бы я в Полоцке на рынке, купила б я чёрного шёлку.
[VIII-74]
6.793.А сватьюшка (наша гостья) добрая, на ней шуба
новая: одна пола — сто рублей, а другая — тысячу. Самой
шубе сносу нет (цены нет), певицам цены нет («сватютки»
лучше нет). [VI-120] // Свашенька добрая, на ней шуба но­
вая. На шубушке ленточки, в клеточках пташечки, поют
песни разными голосами, расчудесными словесами. [V-
606] (Аналогичные поэтические мотивы-свату-см.: 7.54, 7.55.)
6.794.А у нас сватья добрая, на ней платье новое-огнё-
вое. А на платье «галуны» в две ладони ширины, по бо­
кам карманчики, чтобы любили мальчики. [VI-120]
6.795.У нашей сватьи бел платок. У платочка три уз­
ла: в одном узлу — белила, в другом узлу — полтина. Бели­
лам белилась, полтиной дарилась. [VI-121]
6.796….У моей сестрицы коса руса до пояса, заплетал
косу добрый молодец — Валентин Сергеевич. [II-113]
6.797.Олюшка — цветочек, Васильевна — «лазурёчек».
Куда цветок посадить? — Посадим в огороде, будем поли­
вать сытою. Ты расти, цветочек, расцветай, «лазурёчек».
[1-65]
7.37. Не сиди, Олютка, на лавочке. Наши мальцы шут­ливы, они стенку разберут и платьико подерут. [VIII-82]
7.38.- Что ты, ёлка, зиму-лето зелена? — Не было на мне ни буйна ветру, ни мороза, потому я зиму-лето зеле­на. — Что ты, Галечка, и молода, и хороша? — Я у своего мужа не ругана, не журена, потому я и молода, и хороша. [VIII-80] // Чего ж эта ёлка зимой-летом зелена? Вот чья ж это барынька посажена сидит — и румяна, и бела?- Отто­го бела, что у матушки одна, иежурёна, небранёна, в пир пошла с красными девушками. [VII-117]
6.798.- А ты, белая берёза, боишься ты морозу? — Я мо­
розу не боюся, я листочком обовьюся. — Молодая Танюш­
ка, боишься своего мужа? — Своего мужа не боюсь, ранё­
хонько спать ложусь, крепёхонько обнимусь. [VIII-81]
6.799.Приказала княгинюшка взвеселить беседушку,
своего братца родного — во любви созван, во чести поса­
жен, в «переду» на лавице, за дубовым столиком. Он пьёт
и кушает, веселье слушает. [V-54] // Кто у нас зазванный

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • 20-е годы Западный Берлин.
  • «Создавала эпоха поэтов»
  • Сахаровские слушания в Риме
  • Памятники правого и левого берега.
  • Интересное