Поиск по сайту

Инструментальные и хореографические традиции

[Пасла в поле]. «Мальчишки там у кустах — вё-рес, вёрес, и в этом вересняку карбвы хбдють, а я на поле стаю. Дёмино там. А всё гаварйли, што в Дё­мине чёрьти вбдятца — раньше ж так гаварйли. А я думаю — чавб сабака так — "гав, гав, гав"? Туды брё-шить. Думаю, кавб он брёшить? А я не пра чёрта думала, а валкбв баялась. Думаю, може, волки. У меня ж тут авёчки хбдють, страшно ж… И сабака назад стала атхадйть. Атхбдить и всё брёшеть. "Гав, гав" — так редко-редко. И назад-назад-назад. А запищал да мне пад нбги… Я перекрутилась, спуталась насмерть. Гляжу, не бяжйть ли волк? Што сабака мне пад нбги? Запищал да пад нбга.
Прахбдит челавёк в чёрном, аткрь’шши тбльки. Бальшбй! И как пашёл! Он через сгарбды и шагал. Вот как плыл! У чёрном-чёрном надёуши! Тбльки
тагда увидела, кагда меня прайшёл. А што передо мной ишёл, я ня видела. Ну вот, и это пришествие, и пашёл-пашёл! Река! И через ряку пашёл ён, пашёл!
Стала я манаху рассказывать (в Жилине манахи были), и вот я хадйла к нему. Стала я рассказывать. "Скажите, — я гаварю, — вы мне, вы больше меня знаете, книга всякий читаете, што это за пришест­вие такое? Вот так и так са мной былб". Ну, я уже девушкой была — это рассказывала, я небалыная ещё тагда была. А ён гаварйт: "Это через каждых сто лет прахбдит Светагбр. Светагбр. Вот в ёту стенку ударитца — на ту и вьшдеть. Он напрямую идёть. <…> Вот если б ты наступила на ягбный след, ты б очень счастлива была". Монах мне так рассказал. А можно этому верить или не — я не знаю. <…>
Вот идёть — вот дом, идёть, он ня будеть свара-чивать, он в этот дом влёзеть, на ту вылезеть. Гава­рйть — так. И в церькву, ён пайдёть па церкви, в ад-ну старану — и на тэй стараньг окажетца. Он кругбм не абхбдить. Идёть, гаварйть, прямо. И вада ему -не вада. Идёть прямо.
Через каждых сто лет прахбдить Светагбр. Ну сто лет-то нет. Я уже была ладная дяучбнка,.а мне сейчас пашёл восемьдесят девятый год, с пятнадца-таго мая. А сто лет надо даждать. Може, ещё пай­дёть. А правда это или ложь? Ну, што ён прахадйл меня, то это правда. Я так спугалася, так што язык у меня атняло. А я на чёрта думала. <…>
Тбльки ветер кола меня, будто ветром меня аб-далб, как он кола меня прахадйл».
д. Бояриново 2022-01. Исп.: Малаховская Е. М., 1897 г. р. Зап.: Неудачина Е. А., 03.07.1986. Расш.: Валевская Е. А.
№ 8.   Явление иконы
«У нас у Царкбвни праявйлася Пятенка у кусту. Пастухи нашли. И эту Пятенку насйли-насйли в цёркву, а йна всё сбйдеть туда в тот куст. Цёркву замкнёть батюшка — всё равно ана выйдеть. Тады ина выкинула записку, Пятенка, што: хто ня пёк хлеба в васкрисёння, якая женщина хлеб в вас-крисёння ни пекла, тбльки тыи женщины вбзьмуть и знясуть у цёркву. Узяли на палатёнца и паняслй чатыри женщины, приняслй икону тую».
д. Дедино 2088-04. Исп.: Шепило К. А., 1912 г. р. Зап.: Тепло-ва И. Б., 12.07.1986. Расш.: Мехнецова К. А.
№ 9.  Икона горела в лесу
«А другая вот у нас женщина, ужо памёрла ина нидауна. У вайну, вот, казала — ходим па лясу, хова-имси ж ат ётых ат немцев… Па лясу тигались. И на-чевали, и усяк. Дак ина гаварйла — ну што ж, гавб-рить, сядем, шесть баб, и думаем, куды эта падый-тй, хоть бы бульбинку де найти выкыпать, зварйть тама-ка. Али глядём — лес гарйть. Вот, пад Себе-
што яны грызуть чилавёка. Яны урёдныи. Их три, три сястры» (Непадовичи 2044-15).
При лечении заговоры произносили девять раз — трижды по три раза, отдыхая только после трех раз. Читали также Воскресную молитву — счита­лось, что она обладает особой силой.
В Себежском районе были известны различные виды магического воздействия на окружающий мир. От ПОЖАРА обычно обносили дом иконой, чтобы ветер повернулся в другую сторону. От ГРО­ЗЫ старики выкидывали клюки и ухваты на улицу, крестили тучу иконой.
«В раныпия время, как тблька гром загремел -так старуха, такая как я, забирають вси эты клюки свай, и на вулицу. На улицу, сразу ж вот тут за дверь и паставють их на дожж. И гром, такой гром, дожж ильёть, эты вси клюки и панясуть» (Старицы 2026-И).
«Ухват, клюку выкйдывають — эта штоб дужа гразё ни былб. Гром гремйть, молонья — кидають клюки на вулицу туды дальши. Иконки, када есть, иконку ставять, перекстять иконкой тучу — и ина хоть гремйть, идёть дожж, ну ни так страшна. <…> Кто умёить малйтву Васкрёсную, и выхбдить на улицу с иконкой. И крестить [тучу], и рассказываете малйтву Васкрёсную, и перемаеть — ина идёт, раз-двайтца, и идёт тише. Хоть пайдёт дожж, но ён ти-хбй пайдёт» (Мацково 2135-14).
клзки
г

Раздел 1
ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА СКАЗОК, ЗАПИСАННЫХ В ПСКОВСКОЙ ОБЛАСТИ
Сказки, записанные в Псковском крае на исхо­де XX века, свидетельствуют, во-первых, о своеоб­разии устной культуры этого российского региона, во-вторых, демонстрируют угасание, точнее — за­вершение классической сказочной традиции.
Своеобразие Псковщины заключается в том, что в отличие от многих других мест здесь сказки в устном бытовании еще существуют, причем это и пересказ прочитанного в популярных сборниках (типа собрания сказок А. Н. Афанасьева), и воспро­изведение (с разной степенью полноты и художест­венности) местного репертуара. Можно даже попы­таться определить сюжеты и мотивы, наиболее по­пулярные в начале XX столетия, исходя из того, что именно они встречаются чаще всего в репертуаре современных сказочников или в воспоминаниях лю­дей старшего поколения. К таковым безусловно от­носятся сказки про лису-лекарку, глупого волка, ко­зу-дерезу; сюжеты об обездоленных детях, в первую очередь о падчерице и мачехе (варианты сказки «Морозко»), об обещанных за оказанную услугу сы­новьях (сюжет «отдай то, чего дома не знаешь»), о чудесно обретенных детях (мотив чудесного рожде­ния мальчика-с-пальчик) и героях, получивших счастливую судьбу вопреки всем опасным и небла­гоприятным ситуациям (сказки с мотивами Золуш­ки, Крошечки-Хаврошечки, Марко Богатого и др.). Большим успехом пользовались новеллистические сказки и анекдоты про обманутого, наказанного по­па, про хитрого, находчивого работника и солдата, про глупых старика и старуху.
Обращает на себя внимание, видимо, когда-то чрезвычайно развитая культура рассказывания кумулятивных и докучных сказок, которой владе­ли едва ли не все псковичи и которая была еже­дневным, обычным явлением, особенно в тех се­мьях (а они составляли большинство), где было много детей.
Великолепные образцы таких текстов можно услышать и в наше время, о чем свидетельствуют экспедиционные материалы Фольклорно-этногра-фического центра.
Сказка занимала очень важное место в кресть­янской жизни. В этом смысле бесценны воспомина­ния сегодняшних информантов о своем детстве. По­рой сбивчивые, эмоциональные, окрашенные нот-
ками ностальгии фразы пожилых людей красноре­чивее научных трактатов воссоздают картину бы­тования сказки и отношения к ней. Позволим себе привести несколько таких высказываний.
«С атцбм мы хадили туда — у пасёлак, в дерев­ню. И там адйн мужчина — Яшкой звали, и ён, пака этат петух прапёл-, все сказки рассказывает! Сядут мужчины, кто приходит. А я еще небальшая была (я ваабщё как-та любила эта» «ак-та хадйть — бывала, мамка, эта, куда, и я с ей). И помню, что сказки всё гаварили — на Паску. На Паску сабиралися в адну избу… И не спали… Как гряшнб былб спать на Паску»-(В.-Л., Б. Усвята 2529-20).
«В Святки — мёсец, <…> ясно. А лампа-то не га-рйт, керасйну-то нет! Так вот мы все сядем кругбм евб на пол и слушаем, какие сей день он нам будет сказки гаварйть. Батя у меня — очень сказочник был… Вот он гаварйт-гаварйт, вот эти теперешни сказки… — он всё до капельки знает, до едйнова сло­ва! — вси сказки. А мы слушаем… А он с работы-то пришел усталый. Другой раз и уснёт. "Папа! Ты что?" — "Ой, доченька! Да ведь я устал. Ну ладно, завтра дагаварю!" — яму до сказок! — в лясу, пилив­ши дров!» (Гд., Партизанская 4684-23).
«Знала на память, бывало: "Мам, расскажи!"
и начиная гаварйть сказку. И пока заснём —
рассказывая, длинную! И вот, как книжку прачитая
бальшую сказку, длинную расскаже. Рассказывая,
как мужик жил с жёнкой и дети нярбдные… Ана и
гаварйть, и гаварйть… Пристанем — то про Ивана-
царевича, кагда жанйлся, да как он… Бывало:
"Мам, расскажи ты!" — ой, ана замучается с нам! Ря­
бят много было. Спать ей надо, а мы: "Мам, ну
ащё, ащё расскажи!"» (Новорж., Ягодино 5012-14).
«Ну, сказки разный, и сейчас сказки рассказы­вают. Было и раньши так. Кто сказочник, он сумёя слажйть сказку и рассказывает. А вакруг явб все смяютца… Ну, в каждой дярёвне, может, был такой мужичок-шутник» (П.-Г., Крюки 5013-03).
«Вечерами рассказывали сказки… А рябят-то было нас много. На печку залезем — кто какую зная, то гаварйм, гаварйм… Вот нас забёретце ребят-то много… Пять штук одних дёвачек, да патбм маль­чики. .. Так где ж тяпёрь мне вспомнить эты сказки? Как гаварйть йих? Уже у меня ума такбво нету» (Новорж., Посадниково 5015-05).

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • 20-е годы Западный Берлин.
  • «Создавала эпоха поэтов»
  • Сахаровские слушания в Риме
  • Нас собралось трое
  • Интересное