Поиск по сайту

Инструментальные и хореографические традиции

Чужим жёнам — башмачки, мне, молодой — «коверз-ни» [лапти]. — Носи, жена, проблюдай, по праздничкам обувай. / Чужим жёнам — водочка, а мне, молодой — плё­точка, чужим жёнам — пирожки, а мне, молодой — всё рожки. [VI-34] (Егорьевская) (Мотив «конь разбил камень» -см.: Иванские 2.1.1а-в, 3.1.5, 3.1.6; аналогичный сюжет-см. Хо­роводные песни 57.)
6.417.Перед Петром, пятым днём, загорелся шерый
бор. Как в том борочке татка мой. Пойдём, девки, бор ту­
шить, ведёрком водицу носить. Перед Петром, пятым
днём, загорелся шерый бор. Как в том борочке свёкор
мой. Пойдём, девки, бор тушить, свёкра от смерти боро­
нить, решетом водицу носить. [VII-34]
6.418.Иванская ночка, купецкая дочка. Всю ночку не
спала, торги торговала, свёкра продавала, батьку выку­
пала. / — Купала, Купала, где ты пропадала? — В городе на
рынке торги торговала, свекровь продавала, мамку вы-
купляла. [VII-33]

6.419.Хожу я по сеням, по новым. Сени зазвенели,
«кра\ли» забрузжали, перстёнки «зазьяли». Татка «уляк-
нулся» [испугался], свёкор усмехнулся. Татка, не упекайся,
свёкор, не усмехайся. Не ты мне покупал, не твой сын под­
правлял. Купил мне татулька, справила мамулька. Себе на
потеху, мне на покрасу, мальцам на сподману. [VIII-60]
6.420.Как взойду на гору, как гляну под зарю. Как
ударю в ладбньки, в золотые перстеньки, та не «учует»
татухна, ти не «учует» мамухна? Да «учул» свёкорка,
«учула» свекровка: — Невесточка-дитятко, не разбивай
ладоньки, золотые перстеньки. — А свёкорка — не татка, а
свекровка — не мамка. Не ты растила ладоньки, не ты куп-
лял перстеньки. Растила ладоньки мамка, куплял пер­
стеньки татка. [VIII-61]
6.421.Во бору (на дубу) кукушка, на другом другая.
Хорошо кукует, жалко причитает. — Нет калины слаще
малины, нет свёкра лучше родного батьки, нет свекрови
лучше родной матки. [VI-55] (Аналогичные мотивы — см.:
Жннвные 1.2.31, 1.2.32.)
6.422.Выйду я на гору, гляну под гору: та все сады за­
цвели? У моего тятьки сад зацвёл, у свёкорки сад не цвёл.
[VIII-62]
6.423.Посажу я розу ли дороги, сама пойду на
«кирмаш». Прикажу я розу родной мамке: «Поливай ро­
зу сытою». От воды роза блеклява, от сыты роза румяна.
[VIII-58]
6.424.Лежал комар под межой, дивовался боро­
дой. — Чья это борода вся шёлком увита? — Папки боро­
да вся шёлком увита. [VIII-66] (Сходные мотивы — см.
Жннвные 3.4.3а- в.)
6.425.Пойдём мы, сестрички, под ясну зарицу, возь­
мём по жменьке песочку (жёлтого песочку), посеем у тат­
ки на дворочку. Ждати-пождати — песочек не всходит,
нам у татки не жити. (Этому песочку тут не всходити, а
мне, молодой, у татки не жити, девочкой не быти).
Пойдём мы, сестрички, под ясну зарицу, возьмём по жменьке пшеницы (ярой пшенички), посеем у свёкра на дворочку (под окошком). Ждати-пождати — пшеничка всходит, нам у свёкорки жити, дворы не красити. (Этой пшеничке зелено всходити, а мне, молодой, у свёкорки жити, хозяечкой быти). [VIII-59]
3.1.17.    Пойдём, девки, тыном, весь тын приломаем,
бобров напускаем. — Ешьте, бобры, капусту, мне у татки
не жити, капусту не ести, хоть жить — у свёкра, хоть есть
—    у свекровки. [VI-48]
3.1.18.    В бору «калыска» [качели] не высока, низка.
Колышутся девки, «слйчния паненки» [пригожие де­
вушки]. А я захотела, сквозь ночь полетела, на «калы-
ску» села.
Бил меня татка шелковою лентой, а я с того бою ни пила, ни ела, неделю «хворёла». [Далее текст исполняется сначала] …Бил меня милый ремённою «пужкой», а я с то­го бою пила и ела, ни дня не «хворёла». [VIII-63]
3.2.  Сестры — ятровки; дочери — невестки
3.2.1а. Как под ёлкой, под сосонкой сидели две ят­ровки. Они сидя говорили: — Как нам Бог дал, двум ят-ровкам! Розно росли, вместе пошли. / Как на ёлке, на со-сонке щебетали две ласточки: — Где жили — вместе сошли. Говорили две ятровки: — Рбзно росли, вместе зашли. [УП1-64]
3.2.1 б. Как под ёлкой, под сосонкой сидели две сест­рички (две сестрицы-«горятнйцы»). Они сидя говорили (шили-вышивали, горевали): — Как нам Бог дал, двум се­стрицам! Вместе росли, розно пошли (жили вместе — бы­ло тесно, стали «розно» — стало тошно, жить не можно). [VIII-64]
3.2.2а. Сидели бабы на горе, кулаком (кулаками) землю пробили, про невесток судили, а дочушек хвалили:
—    Как моя дочушка и «забоча», и рабоча, а невестка и
сонлива, и соплива (ленива). Поставила дочка сто «кра­
сен»: три дня, два дня — кроены вон. А как поставила не­
вестка: три дня, два дня — чуть до локоток, а в недельку —
«саженёк». [VIII-65] (Сходные мотивы «невестка ленива»-см.:
Свадебные 2.19, 9.67.)
3.2.26. На горе бабы сидели и кулаками землю вер­тели, про «невёнюшек» судили. Одна скажет: — Моя дур­на. Другая скажет: — Моя курва. А третья скажет: — Моя Лена за огнём пошла — обожглась, за водой пошла — об­лилась, за угол пошла — заснула. Пришла свинья — вскоп-нула. [VI-50]
3.2.2в. Как на горе бабы сидели, в кулаках земельку вертели (в кулаках землю месили), своих невесток судили. Первая говорит: — Моя ленива (сонлива). Другая гово­рит: — Моя гульлива (дремлива). Третья говорит: — Моя
хороша, в клеть пошла, клеть зажгла. А в той клети доб­ра много, всё добро сгорело, лучше б невестка «сгалёла». [VII-38]
3.3.  Невестка в чужой семье
3.3.1. Я на Спаса гусей пасла, по полю гоняла. / На Ивана рано с гор гусей гоняла. — Летите, гуси, в чистое поле, в синее море.
Привыкайте, мои гуси, как я, млада, привыкала. Свё­кра батькой звала, свекровку — родной мамкой, деверь-ков — родными братцами, золовушку — лебёдушкой, род­ненькой сестричкой. [VI-56] (Сходные мотивы — см. Свадеб­ные 2.7а, Хороводные 72.)
4. ЖЕНСКАЯ ДОЛЯ — ОКЛИКАНИЕ РОДИТЕЛЕЙ, ЖАЛОБЫ
старый — молодой муж; свои — чужие родители; жалобы сироты
4.1.    Нелюбый / старый муж
6.426.Стой, колодец, полон воды. Меня свёкор за
водой шлёт… Я свёкорки не слушала, за водою не пош­
ла. Меня свёкор сыном страшит. Мне твой сын — ни то,
ни сё, как веник «пабадящий», как собака «валачащий».
А я, млада — как ягода, а мой милый — как пень гнилой.
[VIII-67]
6.427.Пойду, млада, погуляю, как рыбинка по Ду­
наю. Щука-рыба по песочку, а я, млада, по садочку. Щу­
ка-рыба с окунцами, а я — с молодцами. Трудно рыбе без
водицы, а мне, младе, с милым жити. Ложится спать по­
перёк кровати, тяжеленько вздыхает, трёх-четырёх вспо­
минает. Да чем та шельма лёпше, чем она пригожёйше?
Она ряба, как жаба, у неё стан старой бабы. А я, млада —
как ягода, а мой милый — как пень гнилый. [VIII-68] (Сход­
ный мотив — см. Хороводные 76.)
6.428.Пойду, млада, по воду (сама пойду по воду),
пущу суды под гору. Станьте, суды, кубочком, а я, млада,
«ягорьем» [явором]. Ехали купцы-торговцы, стали «яго-
рья» торговать, в звонки гусельки играть. А я, млада,
плакала, за старого сидевши, на младого глядевши. А ты,
старый дед! Ссушил меня, молоду, как вишенку в саду.
[VIII-69]
6.429.Посеяли девки лён в чистом полюшке под ду­
бом. Не уродился лён, а уродились конопли, повадились
соловьи. Соловеюшки песни поют, а меня, молоду, мыс­
ли берут, что за старого замуж отдают — за сивую бороду,
за курчавую голову. Я старого не люблю, постель мягкую
ему не стелю. Постелю я ему ряд «корчевья», ряд каме­
нья, ряд кирпичей. [VI-57]
6.430.Нашла туча громовая, дождевая. Гром грома-
нул, дождик канул, смочил девку-чернобровку. Старик
скажет: — Ходи, девка, под мой шатёр. — Не пойду я под
твой шатёр. Я старого не люблю, за старого не пойду.
[VI-58]
4.2.    Оклнканне родителей, жалобы; отец не приез­
жает в гости; «мать в туче»; тяжёлая работа; жалобы не­
вестки / сироты; проклятья
4.2.1. Через реченьку, через быструю доска лежит, через речку никто не шёл. Только я, млада, с горя пошла, на Дунай слёзы роняла, своего милого ругала. — Ты не бей меня без вины, безо всякой без беды. Мой батюшка далеко, моя маменька дальше того, не услышит она голо-
са моего. Хоть услышит она — не уймёт, горючих слёз мо­их не утрёт. {VI-54]
6.431.Дунай-реченька быстрая. Никто по ней не хо­
дит, горячи слёзы не ронит. Только я, млада, ходила, го­
рючи слёзы роняла, не по батюшке плакала, не по матуш­
ке, а по милому дружку Ванюше. [VI-53]
6.432.Татка мой родный (дид-татка), прибудь ко мне
в гости. [VI-52; VII-33] / Мой татка, мой родный, что в
гости не едешь? [VII-33]
— А как же прибыть, зимой — за снегами, весной — за водами, летом — за жарами? — Зимой — в возочку, весной в
—    челночку, летом — в карете. [VII-33] / — Мой татка, мой
родный, я дам тебе «раду»: зимой — в возочку, весной в —
челночку, летом — в карете. Приезжай на Петра с малень­
ким сыночком, с беленьким сырочком. [VII-33] / — Дитят­
ка родная, когда мне прибыти? Зимой — за снегами, вес­
ной — за водами, летом — за озёрами. — Зимой — в возочке,
весной в — челночке, а летом — в карете. [VI-52]
4.2.4.    А на горе (за «городом») девка пшёнку жнет. —
Погляди-ка (оглянись), девка, тучка идет. — А я этой туч­
ки не боюсь (пойду в новую клетку, наряжусь), в этой туч­
ке мамка моя (молния свистнет — не зажжёт, гром ударит
—    не забьёт). [VII-39]
4.2.5.    Червонная роза, зелена-пригожа! Не стой при

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • 20-е годы Западный Берлин.
  • «Создавала эпоха поэтов»
  • Сахаровские слушания в Риме
  • Нас собралось трое
  • Интересное