Поиск по сайту

Имена и судьбы

Предвидя возможный отказ Гейдена от такого варианта, но поддерживая идею открытия отделения и зная, что она импонирует и населению, начальник Петербургского почтово-телеграфного округа обращается с письмом в адрес Псковского губернатора, в котором «покорнейше просит» его изучить «возможность привлечь крестьян Глубоковской и Еженской волостей к участию в расходах хотя
бы принятием ими на себя бесплатной в течение 3-х лет перевозки почты от Глубокого до Звонов и обратно, по 2 или 4 раза в неделю на 2-х лошадях-.
Как и предполагал чиновник из Петербурга, П. А. Гейден ответил, что юн не может оказать пособия в большем размере против первоначально обещанного». Для рассмотрения же второго возможного пути изыскания средств — за счет самих крестьян -13 февраля 1901 года в Глубоком состоялся волостной сход, который сделал вывод о невозможности содержать почтово-телеграфное отделение на средства волостного правления и решил присоединиться к вторичному ходатайству Гейдена об открытии такового на средства казны. Крестьян устраивала даже доставка почты хотя бы раз в неделю. Днем раньше -12 февраля — такое же решение принял сход соседней Еженской волости, население которой также было заинтересовано в устройстве почты в Глубоком.
Приговоры этих волостных сходов в мае 1901 года были направлены Псковскому губернатору, о чем тот уведомил Гейдена только через полтора года, подчеркивая, что крестьяне якобы сами не желают открытия отделения, ссылаясь на их отказ содержать таковое на свои средства. Ответ графа от 19 декабря 1902 года губернатору был более реалистичным. «Я вполне понимаю нежелание местных крестьян принять на себя такие обязательства ввиду их имущественного положения, что для них обременительно, — писал он. — Но я со своей стороны продолжаю переговоры с г. начальником Санкт-Петербургского почтово-телеграфного округа об открытии в селе Глубоком телеграфа-. Казалось бы, дело стояло за малым — решить проблему доставки корреспонденции в Глубокое, т.к. все остальные брался решить Гейден. Но переписка графа с различными ведомствами затянулась, помешала и большая занятость Гейдена общественными делами — участие в земских съездах, в работе «Особого совещания о нуждах сельскохозяйственной промышленности» и др. Не за горами были и первая российская революция, и скорая кончина графа.
А. ФИЛИМОНОВ
Метеоролог из Велья
В селе Велье Псковской губернии жил крестьянин Ефим Карпович Воробьев. Его делом были метеорологические исследования. Самым серьезным образом он производил метеорологические наблюдения каждый день: в 7 часов утра, в час дня и в 9 вечера.
После надлежащей обработки материалы доставлялись в Николаевскую главную физическую обсерваторию для опубликования в издаваемых ею «Летописях». Никакого вознаграждения за свой кропотливый труд Ефим Карпович не получал. А выполнял он его исключительно из любви к метеорологии. Или, как отмечал директор обсерватории, «ради желания принести посильную пользу науке
и центральному учреждению, имеющему цель исследовать климат Империи».
6 декабря 1909 года Николаевская обсерватория награждает деревенского метеоролога нагрудной серебряной медалью «За усердие» на Станиславской ленте.
31 мая 1913 года директор обсерватории просит представить вельского ученого за его многолетние труды к высочайшей награде — серебряной шейной медали «За усердие» на Владимирской ленте. Переписка длилась два года. Наконец, 30 ноября 1915 года инспекторский отдел собственной Его Величества канцелярии сообщил: «Признавая предложенное сему лицу пожалование чрезмерным, Комитет находит возможным достоить Воробьева очередной для него награды — золотой нагрудной медали на Аннинской ленте».
Ефиму Карповичу на тот момент исполнилось 65 лет, из них 23 года он посвятил науке.
Л. ФРОЛОВА
«Она многим показывала благой пример»
Среди староверцев города Пскова еще до сих пор многие помнят Елизавету Васильевну Батову. Происходя из глубоко религиозной купеческой семьи, она много сделала полезного для дела староверия. При ее доме была устроена богато украшенная моленная с редким собранием древних икон, в которой ежедневно совершалась служба. На ее же средства проживало при моленной два наставника, один для обслуживания городской моленной, другой для поездок по деревням. При моленной жили также певчие и певицы. Елизавета Васильевна сама руководила женским хором в храме, будучи хорошо знакома с духовными песнопениями. Кроме того, она руководила рукоделием, обучая девиц старинным способам шитья.
Ведя строгий религиозный образ жизни, она многим показывала благой пример. Еженедельно по воскресеньям, после службы, она раздавала большие суммы нуждающимся. Она ходила по тюрьмам, больницам, оказывая помощь нуждающимся. Раздавала пособия бедным горожанам и жертвовала большие суммы безродным старушкам, проживающим в деревнях. Ходила она всегда в русской одежде, просто одетая, отказываясь от всяких излишеств, хотя средствами Батовы располагали огромными. Наступившая революция и приход большевиков нанесли тяжелый удар семье Батовых. Хозяин всего дела Петр Денисович Батов был расстрелян, имущество отнято. Самой Батовой пришлось покинуть родной город. Дальнейшая судьба Е. В. Батовой неизвестна.
Я.
Староверческий исторический вестник «Родная старина»
18.06-1.07.1928 г. А. ЕФИМОВ
Порховский просветитель
В 30-х годах на улицах Порхова ежедневно можно было видеть пожилого мужчину с толстой сумкой почтальона на груди Внешний вид почтальона, его манеры выдавали в нем -старорежимного» интеллигента, а по тому, как раскланивались с ним старики при встрече, можно было сделать вывод, что он до сих пор пользуется уважением значительной части обитателей города
Этого человека, который вскоре тихо и незаметно ушел из жизни, звали Яков Карлович Иогансон Личностью он был замечательной До революции Иогансон владел книжным магазином в Порхове Кроме книг там продавались картины, канцелярские товары, музыкальные инструменты и   живые цветы
Магазин находился в жилом доме хозяина, в центре города Обслуживали редких покупателей сам Яков Карлович и его жена, выходившие к посетителям по звонку Отношение к людям (а в магазин приходили и взрослые и дети) было самым благожелательным У Иогансона можно было заказать нужную книгу или вещь, выписать журнал Все заказы он охотно выполнял, доставал нужный товар в Пскове, Петербурге или Москве
Mai азин не приносил его владельцу большого дохода Может быть, это объяснялось не только тем, что покупателей в магазине бывало не так уж и много, но и тем, что Яков Карлович по своей натуре и интересам был не торгашом, а энтузиастом-просветителем, увлеченным краеведом, патриотом Порховщины Много лет он издавал фотооткрытки с видами Порхова и его окрестностей В поисках интересной натуры ему приходилось заглядывать во все уголки Порхова и колесить на таратайке по всему уезду В Порховском краеведческом музее хранится несколько десятков фотооткрыток из магазина Иогансона — одна из наиболее ценных коллекций по истории нашего края
После Октябрьской революции большевики отобрали у Якова Иогансона все, и он зарабатывал себе на жизнь, служа почтальоном Умер Иогансон перед войной Похоронили его на родине, в Пскове На каком кладбище — сведений у нас нет
Яков Карлович Иогансон происходил из обрусевших немцев Его отец, Карл Иванович, в начале века преподавал немецкий язык в Псковской мужской гимназии Среди многочисленных его учеников был и известный писатель Вениамин Каверин
А. КРЫЛОВ
«Ключи к самому главному»
Беседы со старейшим невельским краеведом С. В. Марченко
В начале двадцатого века в Невеле был исторический музеи — от него и следа не осталось, поэтому, когда в 1964 году заслуженный учитель РСФСР С В Марченко
начала к 50-летию советской власти собирать краеведческие материалы, все приходилось делать заново.
По наследству материалы, собранные С. В. Марченко, достались Музею истории Невеля и составляют основу его собрания. В фонде фонодокументов появилась новая кассета — запись воспоминаний Станиславы Викентьевны, сделанная 22 декабря 1998 года. В этих воспоминаниях — невельская жизнь двадцатых-тридцатых годов, в которой оказались М. М. Бахтин, М. И. Каган, Л. В. Пумпянский, основатели Невельской философской школы.
Мария Михайловна Бахтина, сестра великого философа, работала учителем в массовой школе 1-й ступени (начальные классы). Школа находилась на площади, здание не сохранилось. Я училась у нее с 1-го по 4-й класс (1928-1932 гг.), была ее любимицей. Она не была замужем, жила с сестрой и матерью в деревянном доме на теперешней улице Луначарского. Высокая, очень худая, бледная. Все четыре года ходила в одном и том же костюме в клеточку. Характер изумительный, никогда не повышала голоса. Человек исключительной эрудиции, настоящий интеллигент. Учителем пения в это время был Алексей Константинович Строльман. С ним Мария Михайловна дружила. Он обучал нас классическому репертуару. Строльман и М. В. Юдина организовали музыкальную школу в Невеле и были ее первыми учителями.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • Гимн Пскова переведен на английский язык
  • В Пскове прошел фестиваль экстремального бега
  • Адмирал и педагог
  • В 2018 году в Псковской области будет реализована программ санавиации
  • Интересное