Поиск по сайту

ГАИ Псковского раена, вчера сегодня завтра

Рассказывает Быстрое Олег Евгеньевич, 1966 года рождения, старший лейтенант милиции, ин­спектор по исполнению административного зако­нодательства отделения ГИБДД ОВД Невельского района.
Моя срочная служба (1984-1986 годы) проходи­ла в г. Москва в дивизии имени Ф. Э. Дзержинского внутренних войск МВД СССР. Полтора года службы были обычными, как у всех в то время призванных на службу: подъем, учения и так каждый день.
1986 года был долгожданным для меня, т. к. я в этом году по осени заканчивал срочную службу. В мае 1986 года мы узнали, что в конце апреля случилось самое непредвиденное и страшное для нашей страны — взрыв на Чернобыльской атомной электростанции в г. Припяти. Казалось бы, нам, солдатам внутренних войск, нечего переживать, ведь наши войска — войска правопорядка. Но как раз нам и пришлось «наводить» порядок в зоне взрыва.
26 июня взводный сообщил нам, что есть при­каз выехать в зону Чернобыльской АЭС. Сборы были недолгие, по-армейски. 16 человек из взвода с командиром Шевченко Олегом Васильевичем выехали в зону ЧАЭС. Мы, солдаты, не знали практически ничего о радиации, да и не понимали, и если бы не наш командир Шевченко О. В., дай Бог ему здоровья, то кто знает, вернулись бы мы оттуда или нет. Мы прибыли в Хойнинский район через неделю после приказа. Жили в палатках, до населенных пунктов было далеко, водоемов рядом не было. Перед нами была задача — построить ка­зарму для военнослужащих, охранявших объекты ЧАЭС. Работа — работой, а служба — службой. И здесь у нас был подъем, зарядка, работа с 8 часов утра до 8 часов вечера и отбой. Радио и телевизо­ра не было. Ничего не знали об обстановке в мире, но знали, что где-то рядом шли подобные стройки. В бане мылись минеральной водой, пищу нам при­возили. Мы построили щитовую казарму для 120 солдат, облицевали силикатным кирпичом. К слову, никто из нас, солдат срочной службы, не был про­фессиональным строителем, но к нам были при­командированы солдаты, так называемые «парти­заны». Вот они и руководили стройкой. К середине августа объект был сдан под ключ, а после была неделя отдыха на базе под Киевом. В сентябре я был демобилизован из рядов Советской Армии и устроился на работу в госавтоинспекцию Не­вельского РОВД. В феврале 1987 года, находясь в учебном центре УВД области, я был приглашен в райвоенкомат, где мне вручили медаль «За боевые заслуги». Вот так на мою долю выпала обычная не­обычная командировка в зону ЧАЭС.
Делом и целью одержим
Десять лет на­зад госавтоинспек­тор А. А. Смирнов вышел на пенсию. Он стал первым, кто именно из отде­ления тогдашнего ГАИ ушел на отдых, другие к этому вре­мени обычно пере­бирались в разные подразделения, мо­жет, попрестижнее или поспокойнее, а то и с повышением.
С карьерой у Смирнова рывка не получилось, к чему, собственно, он и не стремился: просто нра­вилось привычное и живое дело.
Поначалу Александр Александрович сильно тосковал по службе, по утрам вскакивал и выиски­вал глазами форму. Потом попривык, втягиваясь в новый режим жизни, благо еще было здоровье и набор интересов. В деревеньке, недалеко от горо­да, владел он домиком, к нему огород прилагался аж в 17 соток: работай, дыши вольным воздухом, наслаждайся. За все 27 лет работы в органах МВД он ни разу не бывал в доме отдыха, не говоря про санаторий — отпуска проводил только в деревне.
Еще его любимое занятие — рыбалка: спустит на воду надувную лодку и окунется в незаменимый мир покоя и единения с природой. А когда наступа­ет грибная пора, тут уж лес тянет магнитом. Быва­ло, вернется с такой охоты вымотанный и скажет себе: все, с этим хватит. Но отлежится и снова со­бирается в любимые и одаривающие места.
Так было в первые годы пенсионерства, а по­том здоровье стало сильно дряхлеть, перенес предынфарктное состояние — инсульт. Продал дачу, без надобности лежит лодка, давно не бы­вал в лесу. Однако залеживаться не хочет. Хоть и с тростью, но каждый день в движении: в магазин, на рынок, с внуком на речку — такой характер: тер­пение, преодоление. И уже подумывает, а не за­иметь ли снова дачку, чтобы и занятость, и польза были, смотришь, и рабочая форма восстановится. Словом, ветеран не сдается, смотрит вперед.
Таким Смирнов был всегда, можно сказать, де­лом и целью одержим. Из отдела г. Перми перевелся в ОВД г. Великие Луки и начал с патрульно-постовой службы. Решение было мудрым, потому как важно узнать город, все его закоулки, потаенные и боль­ные криминалом места. Без этого даже ревностный сотрудник не многое значит. Одновременно учился в вечерней школе, после которой открылся уже вы­бор: Смирнову предложили податься в участковые, тоже служба, на которой не соскучишься и жизнь
узнаешь в «сочных» красках, но его привлекала удивительная, ни с чем не сравнимая жизнь доро­ги, ее наполненный пульс, та строгость порядка, к которому он всегда относился с почтением. Так стал инспектором ГИБДД, тогдашнего ГАИ.
Поразительно, как быстро о новом «гаишнике» узнали и заговорили водители, да еще в уважи­тельном тоне. Оказывается, и такое бывает, хотя секретов тут почти нет: известно, что силу почи­тают, а силу ума особенно. Смирнов не любил и не пытался работать так, чтобы его боялись, но каким-то образом он умел улавливать малейшие признаки нарушителя, все штучки самых ловких водителей. При этом не радовался своему пре­восходству, не торжествовал: дескать, попался, голубчик, не прошел твой номер. Он даже как бы сожалел о том, что человек за рулем, а позволяет себе разные вольности.
Особенно старательно Смирнов вылавливал нетрезвых, этих нагловатых и разбитных водил. Бывали смены, когда счет их доходил до 20. За го­лову можно схватиться, а еще говорят, что именно сейчас пьянство за рулем расцвело. Распознавать похмельных Смирнов научился своим методом. Тут важно встать поближе к отрывающейся две­ри, и дух из салона дает желаемую информацию тонкому чутью.
Известен Сан Саныч (так его называли за глаза, а коллеги и в общении) был своей справедливос­тью в широком смысле. Правого не обижать, при необходимости защищать, а виновного привлечь к ответу. С последними не всегда по-доброму по­лучается. Однажды не остановился водитель по его требованию, прибавил газу. На выезде из го­рода даже сбил юного велосипедиста, а было это поздним вечером. Смирнов преследовал вино­вника километров полтораста, в итоге тот налетел на кучу песка и перевернулся. Везучим оказался, не пострадал, только с переднего сиденья пере­местился на заднее.
Каких только ситуаций не возникало на дороге, но только однажды Смирнов применил табельное оружие, и то стрелял по колесам. А вот сам под дулом ружья стоял, чего уж там, препротивное чувство. Правда, то ружье было без патронов, но это уже выяснилось потом. А тот КамАЗ с охран­ником был загружен взрывчаткой и остановился только за городам для такой вот разборки.
Нет, не любил Смирнов оружия, даже забывал о своем пистолете и обходился другими метода­ми. Баллончик со слезоточивым газом был всегда под рукой и еще наручники — этого арсенала впол­не хватало, он действовал убедительно. Когда ставилась цель — инспектор всегда ее достигал, такой обязательный характер. Когда в городе рез­ко подскочила аварийность, его территория для инспекторов была разбита на участки. Смирнову и его коллеге Ю. Н. Макарову досталась заречная часть, не самая благоприятная. Взялись они кру-
то, и вскоре водители стали ездить «по струнке», обстановка менялась на глазах.
Да, так было, и даже сейчас, десять лет спустя, метод работы Сан Саныча считается непревзой­денным. И то верно, настоящий талант бывает редкостью. Конечно, он признавался и ценился -более тридцати поощрений — это о чем-то говорит. И в эту трудную для ветерана пору воспоминания о былом греют душу, помогают держаться и даже строить какие-то планы, ставить перед собой цели. В этом и величие человека, сильного духом. При недавней беседе Сан Саныч не сетовал на жизнь вообще, разве так, немного поворчал на политику -для пенсионеров любимая тема. Но что подкупает в нем, так это умение не поддаваться, не впасть в безразличие к себе и миру. Что ни говори, а проти­востоять обстоятельствам не каждому дано.
Г. КОНСТАНТИНОВ
"Великолукская правда", 04.04.2001 г.
***

За мужество, отвагу и самоотверженность, проявленные при ликвидации незаконных во­оруженных формирований в Северо-Кавказском регионе, указом Президента Российской Федера­ции награжден орденом Мужества майор милиции Хегер Владимир Феликсович.
Орден вручил главный федеральный инспек­тор по Псковской области аппарата полномочного представителя Президента России в Северо-За­падном федеральном округе Селиванов А. В.
И взял «танкиста» на мушку
Как известно, сбежавший с гауптвахты 76-й ди­визии ВДВ Александр Баев задержан.
Это сделали сотрудники ОГИБДД УВД Псков­ской области капитан милиции Всеволод Никола­евич Орлов и старший лейтенант Сергей Василье­вич Семенов. Вот как это было.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • Ликвидация некоторых пешеходных переходов в Пскове
  • Влияние рельефа на геофизические свойства ландшафтов.
  • Ульянов, но не Ленин.
  • История и будни сотрудников ГАИ
  • Интересное