Поиск по сайту

Фольклер и народная культура псковской области

В ходе экспедиционного обследования на реке Ловати и в северных волостях Великолукского рай­она были записаны особо значимые обрядовые пес­ни «Бласлави, Боже, Боженька» и «Сокола, соле-тайся», обладающие самостоятельными мелодичес­ки развитыми формульными напевами (см. образ­цы №№ 5-7). Жители деревень называют эти песни «блаславлёной» и «надельной» — их звучанием от­мечены ключевые моменты свадебного обрядового действа, связанные с благословением и наделением невесты и жениха перед отправлением к венчанию или после венчания, когда молодых заводят за стол («сводят молодых в одно место»). Обе отмеченные песни относятся к самобытным явлениям локнян­ско-ловатских традиций.3
Связь с традициями западной и центральной Псковщины проявляется в особой форме величания участников свадебного пира, сохранившейся пре­имущественно в Подберезинской и Черпесской во­лостях (на р. Ловати): певицы «абайгрывают паез-ду», при этом в песне поименно называют «князя» и «княгиню», всех членов «Князева поезда», всех род­ственников невесты, сидящих за столом («невестину паезду») (см. об этом подробно в Разделе 6 «Свадеб­ный обряд» — «Застолье в доме жениха»). Сразу по­сле исполнения основного текста величания на один из основных формульных напевов (см. образцы
№№ 8-15), для гостя поется «плясучая песня», при­певка (№№ 18-21). В результате процесс «обыгры­вания свадебного поезда» приобретает вид своеоб­разного песенного цикла, имеющего обрядовое зна­чение. При этом нередко основной сложный в мело­дическом и композиционно-ритмическом отноше­ниях напев воспроизводится с текстами величаний многократно, перемежаясь с различными скорыми напевами, сопровождаемыми всеобщей пляской.
Весьма показательна для локнянско-ловатских традиций характеристика преобладающего на дан­ной территории свадебного обрядового напева-формулы (см. варианты данного напева — №№ 8, 9), с которым исполняется около 30 текстов. Посколь­ку поэтические тексты значительно различаются в образно-тематическом отношении, это позволяет судить о семантической многоплановости и поли­функциональности данного напева. Музыкально-поэтическая строфа имеет сложную композицию -состоит из 4 стиховых строк, объединенных непре­рывным потоком музыкального развития; в основе слогоритмической модели напева лежит тоничес­кий семисложник. Сходное композиционно-ритми­ческое строение и интонационное наполнение име­ют варианты основного напева печорской и гдов-ской свадьбы, и, в то же время, по всем параметрам локнянский напев оказывается близок великолукс­кому формульному напеву. Отличие вариантов на­пева, относящихся к локнянско-ловатским тради­циям, состоит в гораздо большей распетости, за­медленности музыкального движения, что придает ему особый вид.
Северная и западная границы распространения локнянско-ловатских традиций совпадают с край­ними точками бытования указанного основного формульного свадебного напева. Уже в Бежаниц-ком, Пустошкинском, Новосокольническом райо­нах наблюдается сокращение количества текстов, исполняемых на данный напев, и упрощается струк­тура музыкально-поэтической строфы (см. образец № 10). Вместе с тем, восточные и южные пределы распространения этого напева не ограничиваются локнянско-ловатскими традициями.
Второе место по значимости в свадебном обря­де принадлежит напеву, в основе структуры кото­рого лежит силлабический слогоритмический пери­од (см. напев № 11). Этот напев также политексто­вый: с ним исполняется более 20 поэтических текс­тов, разнообразных по содержанию, но в большин­стве своем являющихся художественно-символичес­ким обобщением происходящих в момент их исполнения важнейших обрядовых действий (от­правление жениха за невестой, встреча женихова поезда, вывод и соединение новобрачной пары за столами, отправление невесты к венцу). Многие тексты связаны с величанием участников свадебно-
го пира. Только один из сюжетов развивает тему прощания невесты с красотой (текст 21 — «Жар го­рит, жар горит на высокой горе»). Таким образом, данный напев преимущественно связан с заклина-тельной функциональной сферой, что в полной ме­ре согласуется с его стилевыми свойствами.
Большая часть записей данного напева была выполнена в Подберезинской волости Локнянского и Черпесской волости Великолукского районов, что позволяет судить об усилении его значения в восточной части представляемой территории. В от­дельных деревнях Букровской и Горицкой волостей Великолукского района встречается самостоятель­ный, очень выразительный в музыкальном отноше­нии вариант данного напева с характерной подвод­кой-вокализацией (вторая часть строфы пропевает-ся без слов — на «о-о-о») и ярко выраженной воз-гласно-кличевой интонационной основой (см. об­разец № 12). В песенных традициях Локнянского и Великолукского районов бытуют с отдельными текстами другие варианты напева №11, сходные с ним в композиционном отношении, но имеющие иное мелодическое или музыкально-ритмическое воплощение (см. образцы №№ 13, 14).
Формульный напев, представленный в песен­ном образце № 15, записан в нескольких деревнях Подберезинской волости Локнянского и Букров­ской волости Великолукского районов с 4 текста­ми. Экспедиционные исследования показали, что центр распространения данного формульного напе­ва располагается восточнее — в Холмском и Торо-пецком районах.
Другие обрядовые песни и припевки локнян-ско-ловатской свадьбы не столь характерны имен­но для местных традиций, а скорее относятся к об­щему фольклорному «фонду» Псковской области и Северо-Запада России в целом. В этом отноше­нии, например, показателен набор свадебных об­рядовых припевок (см. образцы №№ 18-21). Но, в то же время, на обследуемой территории зафикси­рованы интересные детали, раскрывающие осо­бенности исполнения припевок: непременная пля­ска всех поющих, при этом участник застолья, ко­торому предназначалась припевка, вскакивает на лавку и пляшет на ней (см. Раздел 6 «Свадебный обряд» — «Застолье в доме жениха»).
Специфической особенностью бежаницкой свадьбы является включение в процесс свадебного застолья необрядовых хороводных песен и плясок -женщины плясали «кружком», размахивали рука­ми, «приухивали».
В экспедиционных записях содержатся также образцы обрядовых приговоров и развернутых диа­логов дружки и боярок во время выкупа невесты, составляющие одну из ярких страниц локнянско-ловатской свадьбы.
Отметим некоторые отличительные особеннос­ти представляемых ИНСТРУМЕНТАЛЬНО-ХО­РЕОГРАФИЧЕСКИХ ТРАДИЦИЙ.
При том, что живых форм гусельной традиции на рассматриваемой территории зафиксировано не было, именно в Новосокольническом и Локнян-ском районах осуществлены записи игры на скрип­ке, во многом соотносимые с древнерусской тради­цией «гудбшной» игры, что свидетельствует об ар­хаических истоках местной инструментальной му­зыкальной культуры.
Во всех исследуемых районах экспедициями об­наружено большое разнообразие инструменталь­ных наигрышей. Сами народные музыканты отме­чают самобытность местных вариантов одного и того же наигрыша, при этом он нередко получает название от той местности, где распространен (игра «Новоржевская», «Вязовская», «Монтеевская», или — «Дунянский скобарь», «Скобаря по-плоскошен-ски», «Скобаря под драку — по-лосевски» и т. д.). Стиль инструментальной музыки, характерные осо­бенности наигрышей относятся к ряду важных эт­нокультурных признаков. Так, например, жители нескольких деревень, в которых играли «Скобаря», именовались «пакальниками» (поскольку сам наиг­рыш раньше в этих деревнях имел название — «Па-кальник»); «ботвйнниками» называли жителей де­ревень, где преобладали другие наигрыши; в «Но-воржёвщине» играли «по-новоржевскому» и т. д. (Локн., Тростино 2448-12).
На обследуемой территории распространены типичные для Псковской области формы традици­онной мужской и женской пляски («ломанье» и «кружок»).
Характерной чертой локнянско-ловатских тра­диций являются круговые хороводы, приуроченные к святочному периоду («святбшные»), а также хоровод «Просо» с общепринятым хореографическим движе­нием (ряд на ряд) и интересными вариантами напева. Во многих деревнях на представляемой территории хороводные песни и плясовые припевки исполняют­ся на посиделках и супрядках без хореографического движения, наряду с балладами и другими песнями.
Среди жанров ПЕСЕННО-ПОВЕСТВОВА-ТЕЛЬНОГО ФОЛЬКЛОРА преобладают баллады со своеобразными краткими (в большинстве случа­ев одностиховыми) мелодизированными напевами. Собственно лирические песни в местных традициях представлены единичными образцами.
Экспедиционные коллекции содержат много­численные образцы ПРОЗАИЧЕСКИХ ПОВЕСТ­ВОВАТЕЛЬНЫХ ЖАНРОВ — сказок, быличек, преданий, легенд, в которых не только отражен глу­бинный пласт мифологических представлений и по­верий (о русалках, нечистой силе, колдовстве и др.), но и сохраняется память об исторических событиях
давнего времени, особым образом преломляются и осмысляются религиозные сюжеты и явления пра­вославной жизни.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • Мезоклиматический эффект Псковско-Чудского озера.
  • Изменение границ Псковской земли
  • Холмский район.
  • Районирование и климат
  • Интересное