Поиск по сайту

Фольклер и народная культура псковской области

Волочебные песий зафиксированы на большей части представляемой территории, однако в Подбе-резинской волости Локнянского и Букровской во­лости Великолукского районов не удалось осущест­вить записей волочебных песен и сведений об их бытовании получено не было. Таким образом, бы­ла определена восточная граница распространения волочебных песен. Этот факт подтвердили резуль­таты дальнейших полевых исследований: при про­движении далее на.восток — в северную часть Торо-пецкого района Тверской области и в Холмский район Новгородской области — волочебных песен не было обнаружено. При этом южная, западная и северная границы ареала распространения этого жанра открыты и уходят в центральные и южные районы Псковской области н далее — в Белоруссию и Смоленскую область (см. образцы напевов и тек­стов волочебных песен в Частях III, VI-VIII насто­ящего издания).
Следует также отметить, что в ходе экспедици­онной работы зафиксирован в вариантах один формульный масленичный напев, с которым ис­полняется 7 различных по содержанию текстов. При этом своеобразие локнянского и великолук­ского вариантов напева прослеживается на уровне их интонационно-ладовой организации при общ­ности всех остальных структурно-типологических признаков (см. напевы №№ 1 и 2 в подразделе «Об­разцы напевов и текстов календарно-обрядовых песен…»).
Разное интонационно-ладовое воплощение структурно однородных напевов характерно и для вариантов волочебных песен из Великолукского и Локнянского районов, с одной стороны, и из Бежа-ницкого и Пустошкинского районов, с другой (см. образцы №№ 3 и 4). За волочебным напевом на об­следуемой территории закреплен один, но очень развитый обрядовый текст.
В редких случаях исполнители вспоминают о том, что пение волочебных песен сопровождалось игрой на гармони (сведения из Бежаницкого, Пус­тошкинского, Новосокольнического районов).
Как было сказано выше, о пении летних обря­довых песен во время толоки, иванских и петров­ских обрядов вспоминают только в Букровской волости Великолукского района. В этой местнос­ти записана единственная петровская обрядовая песня (см. образец № 6), напев которой значи­тельно отличается от вариантов, распространен­ных в южной части Великолукского района, и оказывается близок напеву, относящемуся к торо-пецкой традиции.’ Отдельными точками на об­следованной территории представлены записи текстов пожиночных песен (полноценной записи напева осуществить не удалось). Таким образом, можно говорить об установленной в ходе экспе­диционной работы северной границе зоны плот­ного распространения летних календарно-обря­довых песен, которая соотносится с южной грани­цей территории бытования локнянско-ловатских традиций.
Для локнянско-ловатских традиций характер­ны различные виды непесенного фольклора — ка-лендарно-обрядовые заклинания, приговоры, кли­чи, припевки. При этом следует отметить образцы, представленные в единичных записях: это пасту­шья припевка-заклинание, приуроченная к празд­нованию «Меженного Бориса» (Алексеевская во­лость Локнянского района), а также -приговор во время обрядового «сечения вербой» (в Вербное вос­кресенье), кличи-призывания жаворонков; иван-ская закличка — образцы, зафиксированные только в Бежаницком и Пустошкинском районах и, воз­можно, имеющие отношение к другим близлежа­щим традициям.
Единство локнянско-ловатских культурных традиций в значительной мере проявляется на уровне СВАДЕБНОЙ ОБРЯДНОСТИ.
Повсеместно распространены два вида свадеб­ного обрядового комплекса: «свадьба со сватовст­вом» (включает все необходимые обрядовые компо­ненты) и замужество без разрешения родителей -«убегом», «тихонько». Во втором случае происхо­дит значительное изменение содержания и упроще­ние структуры свадебного обряда, который нередко ограничивается проведением застолья. Если первый вид свадьбы считается основным во всех районах, то второй оценивается жителями деревень как не­нормативное явление и распространен, в основном, в Новосокольническом районе и в северо-восточ­ных волостях Пустошкинского района, где распо­лагаются старообрядческие поселения. Во многих случаях замужество «убегом» связано с нарушением существовавшего запрета на смешанные браки меж­ду детьми из «мирских» и старообрядческих семей, но нередко обусловлено и другими причинами.
Основной вид свадьбы представляет собой раз­вернутый по структуре обрядовый комплекс с раз­витыми, детализированными разделами, посвящен­ными предварительному договору сватов, «красо-ванию» невесты и ее прощанию с родительским до­мом (канун свадьбы и утро венчального дня), со­единению новобрачной пары (день венчания). При этом необходимо отметить, что в Бежаницком, Но­восокольническом, Пустошкинском районах сва­дебная обрядность представлена не в таком насы­щенном и полноценном виде, как в Локнянском и Великолукском районах. Здесь наблюдается забве­ние многих важных деталей обряда, свадебных пе­сен и причитаний.
При общей структуре обрядового комплекса в некоторых волостях установлен особый порядок развития событий свадьбы. Так, например, развер­нутый цикл обрядовых действий, связанных с «кра-сованием» невесты, ее прощанием с родителями и родственниками (хождение по избе, призывание умерших родителей у окна, чесание головы, переда­ча «красоты») может совершаться в доме невесты как накануне свадьбы, так и утром венчального дня. В большинстве деревень Локнянского района (в цен­тре представляемых традиций) все перечисленные действия исполняются утром в день венчания. При­уроченность этих действий к кануну свадьбы харак­терна для северных волостей Великолукского райо­на, а также зафиксирована в д. Гоголево Локнянско­го района и в отдельных деревнях Бежаницкого и Новосокольнического районов (т. е. на южной, се­верной и западной окраинах представляемой зоны).
Обрядовые циклы венчального дня также могут различаться по внутреннему наполнению (об этом подробно сказано в Разделе 6 «Свадебный обряд»).
Одним из важных компонентов локнянско-ло­ватских традиций являются обрядовые шествия по деревне невесты и боярок (подруг невесты или старших женщин, владеющих традицией голоше­ния) накануне или утром венчального дня — «красу носят», «с красой ходят», «невесту с красой водят», «невеста красуется». Своеобразную форму имеет сама «краса» — это украшенное шелковым платком и лентами решето, которое несут над головой неве­сты или в руках перед собой.
Повсеместно на представляемой территории символом девичьей красы также является украшен­ная ёлочка — ее ставят на стол во время вечерины, наделения невесты родными и выкупа ее женихом.
В центре рассматриваемых традиций — в Лок­нянском районе (повсеместно), на севере Черпес-ской волости Великолукского района, а также в не­скольких деревнях Бежаницкого и Новосокольни­ческого районов — распространена самобытная форма ритуального действия, связанного со встре­чей женихова поезда у дома невесты перед венча­нием («переймали женихов с красой»): невеста с боярками выходят на улицу с «красой» (украшен­ным решетом, в более редких случаях — с большим соломенным кувшином, ёлочкой). Жеиих и его спутники должны выехать навстречу невесте и вы­купить «красу». Это обрядовое действие оказыва­ется характерным именно для локнянско-ловат­ских традиций. В результате экспедиционной ра­боты четко обозначены южная и юго-западная границы распространения этого компонента обря­да, поскольку в южной части Черпесской волости, повсеместно в Букровской, Марьинской, Гориц-кой волостях Великолукского района, во многих деревнях Новосокольнического района в момент приезда жениха невеста с боярками не встречают его на улице, а находятся за столом. Полевые ис­следования также показали, что традиция встречи жениха на улице с «красой» имеет распростране­ние в северных волостях Торопецкого района (Тверской области), в примыкающих к ним волос­тях Холмского района (Новгородской области), а также в несколько ином виде бытует в централь­ных районах Псковской области.
Различное смысловое наполнение имеет обычай осыпания житом (пшеницей, конфетами, деньгами и пр.), приуроченный либо к встрече жениха в доме невесты до венчания, либо к встрече молодых у до­ма жениха после венчания. В центре представляе­мых традиций (в Локнянском районе и в некоторых деревнях Великолукского района) жених бросает в боярок пшеницу (конфеты, орехи, деньги), а боярки в сторону жениха — жито (или горох) в тот момент, когда он входит в дом невесты (перед выкупом). Это действие воспринимается как символически преоб­разованная форма противоборства и, возможно, из-
начально" было связано с необходимостью «завоева­ния невесты». В восточных волостях Великолукско­го и в нескольких деревнях Локнянского, Новосо­кольнического, Бежаницкого, Пустошкинского районов (т. е: на периферии рассматриваемых тра­диций) осыпание житом, хмелем, конфетами ново­брачных во время встречи их «от венца» совершает­ся родителями жениха, и в ответ жених или «шафер» могут бросать в присутствующих конфеты. В дан­ном случае производимое действие обладает ярко выраженной продуцирующей функцией — осыпали «к жизни», к богатству.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • Мезоклиматический эффект Псковско-Чудского озера.
  • Изменение границ Псковской земли
  • Холмский район.
  • Районирование и климат
  • Интересное