Поиск по сайту

Фольклер и народная культура псковской области

Особой ценностью обладают записи скрипич­ной игры от Василия Федотовича Кривенко (1905 г. р.), Гаврилы Семёновича Голубева (1906 г. р.), Николая Лаврентьевича Иванова (1913 г. р.). Важен тот факт, что музыканты сохраняют приемы игры на скрипке, свидетельствующие об исторической глубине местной инструментальной традиции: скрипач держит инструмент вертикально с опорой в колено и использует в качестве игровых две-три струны. Кроме того, жители деревень вспоминают о самодельных скрипках, имеющих форму гудка -долбленый корпус, жильные струны. Смычок назы­вают «лучком» (Локн., Ледяха 2566-03; Осиновка 2830-29; Новое., Вяз 2338-01).
Скрипка могла играть в ансамбле с гармонью или мандолиной (Локн., Осиновка 2830-32). В послевоенные годы на гулянье в деревнях собира­лись и большие ансамбли: две балалайки, гар­монь, скрипка, мандолина, гитара (Новое, Вяз 2338-01).
Лишь в отдельных деревнях записаны рассказы о гуслях (о 6-струнных гуслях — Локн., Карцево 2569-31). Встречаются упоминания о ложкарях -слепой «выигрывал и пад песни, и пад пляску» (Но­вое, Струги 2362-26).
По воспоминаниям, прежде музыкальный инст­румент был в каждой семье: «А у нас гармоней мно-га там была. А мальцы — так кажный в балалайку играл, кажный-кажный малец! Балалайщик свой
был — была надёлаить балалаек им» (Локн., Бор* 2502-27). Нередко музыкальные инструменты.мас­терили жители деревень простейшим способом из подручного материала. Существуют описания са­модельной балалайки, округлый корпус которой выдалбливался из «чёрной ольхи», к деревянным колкам крепились три струны (из проволоки или суровой нити) (Беж., Бардово 2544-33).
+ Традиционные наигрыши под шествие с пением припевок
Большим разнообразием отличаются исполни­тельские интерпретации основного наигрыша «Скобаря» («Скобаря под песни», «Псковская под песни», «Цевельская», «Монтеевская», «Вязов­ская», «Смотская» и т. д.). По игре можно было отличить одного музыканта от другого, хотя ис­полняли они один и тот же наигрыш (Новое., Вяз 2338-01). Кроме того, каждый музыкант владел разными вариантами игры и воспроизводил их в зависимости от ситуации. «Скобаря» можно иг­рать «с растягом», «отлого» («Скобарядлиннбва», «скучного», «унывного») и «часто» («Скобаря ве­сёлого»). 2 Когда на ярмарке парни из разных дере­вень повздорят, наигрыш звучит особенно дина­мично, напористо — «Скобаря под драку». В этом случае игра сопровождается «ломаньем» — особой формой мужской пляски с пением припевок «под задор»:
«Скыбарй, наши ребята, А чавб скабарйтися? А в вас па ножику в кармане, А кулака байтися!».3
Возвращаясь с гулянья в нерадостном настрое­нии, музыкант тот же наигрыш воспроизводит в высоком регистре: «Скобаря тоненького — с неуда­чей» . Многие исполнители могут воссоздать наи­грыш в том виде, как он звучал прежде, как игра­ли отцы и деды: «Скобаря старинного». По-разно­му играют «Скобаря» под мужские и женские при­певки. Выделяется группа рекрутских и военных припевок:
«Рекрута наши скучнйи, Ой, а ударяит скука их, Ой, сваю родину брасают, Ой, ящё девчонок маладых».
«На германской на границы, Ой, мой милёнок умирал, Ой, глазки серый, весёлый, Ой, только навеки закрывал»
(В.-Л., Ямно 1708-08).
Записаны и другие наигрыши, сопровождаю­щие шествие по деревне с пением «припевок» («ко­ротких песен»): «Бологовка» («Бологолка», «Боло-говка прохожая», «Бологовка отрывистая»); «Ко­лотушка»; «Новоржевская», «Разливная»; «Полян­ская» («Сумецкая»). Варианты перечисленных наи­грышей могут различаться в зависимости от при­емов игры: «на все», «на басок» (при игре на таль­янках), «на высоких», «на низких» (при игре на скрипке).
?»? Традиционные наигрыши под пляску
В деревнях особой популярностью пользуются инструментальные наигрыши «Русского» («Рус­ского по-старинному», «Барынька», «Крутая»), «Трепака», «Залётка», «Соломушка», «На-первое», «Щи варить», «Завидочка», «Подерьгуха», «Ляно-ва», «Лявбниха.» («Под яблонькой»), «Камарин­ского».
В Новосокольническом, Великолукском, Бе-жаницком районах была распространена старин­ная традиционная женская пляска: женщины пля­сали «кружкбм» — от 3 до 6 человек ходят по кругу (друг за другом, одна перед одной, бочком), рав­номерно притопывая ногами; могут держать в од­ной руке платок (поднимали руку вверх, помахи­вали платком), могут прихлопнуть руками, подбо­чениться. Поскольку женщины раньше носили длинные сарафаны, то движения ног в пляске бы­ли незаметны. Женщина двигалась плавно, как будто плыла.4 «Кружком плясали» под игру на ба­лалайке, гармони (наигрыши «Барынька», «Рус­ского»). Во время пляски женщины «приухивали», «причичйкивали» («чи-чи-чи-чи…» или «ш-ш-ш-ш…»), припевали припевки (В.-Л., Ямно 1708-08; Новое, Фетинино 2346-01).
«Камаринского» пляшут и мужчины, и женщи­ны — по очереди, «кто как может» (В.-Л., Кузнецо-во). Парни плясали «Русского» вприсядку, «выки­дывали колена», дробили (под наигрыши «Русско­го», «Залётка») (Беж., Кудеверь 2367-27).
Более поздние пляски — «Сербияночка», «Стра­дания», «Цыганочка», «Семёновна» — сопровожда­ются наигрышами, имеющими те же названия. Это парные виды пляски (пляшут парень с девушкой или две женщины: одна пляшет, вторая стоит, поет, потом меняются местами), при этом женщины дро­бят ногами, прискакивают, что не характерно для старинной женской пляски.5
На игрищах самая скорая игра — «КрутелА» -сопровождает пляску, построенную на кружении
пар (парни с девушками кружатся под руку) (В.-Л., Берглезово 1729-04). В других деревнях эта пляска именуется «Лявонихой» (В.-Л., Лосево 1745-03). Интересный вариант подобной пляски записан в д. Антушово Новосокольнического района — играли «В носы» под наигрыш «Русского»: парни загады­вали, кому какая девушка нравилась, и договарива­лись между собой, после этого одна из девушек под­ходила и кружилась по очереди с каждым парнем под руку; если это не тот парень, который ее «зага­дал», то он, покружившись, показывал девушке «нос», если девушка находила свою пару, они отхо­дили и садились вместе; потом девушки загадывали парней, а те по очереди подходили, приплясывая («трапака забивают»), и также кружились с каждой девушкой (Новое, Антушово 2338-13). Во время гу­ляний молодежи сменялись разнообразные формы совместных плясок: «Гуси» (бегали вереницей за ве­дущим, повторяя все его движения) (В.-Л., Тулубье-во 1777-06); многофигурные пляски на 4-6 пар: «На первую», «Лявбниха», «Уворот», «Кадрёль», «Лен­тяй», «Метелица» (Локнянский, Новосокольничес­кий районы).
?»? Пастушеские наигрыши
В деревнях до сих пор бытует развитая тради­ция игры пастухов на рожке: ольховая или трост­никовая «дудка» (пищик) с «рогом», «трубой» (рас­трубом) из бересты или из ольховой коры (в от­дельных случаях — из коровьего рога — Новое, Вяз 2339-15). Количество отверстий в дудке — 3 (по са­мым распространенным данным), но могло быть и больше (до 6). Игру на рожке было слышно за 2-3 км — «гулы раздаются» (Новое, Вяз 2339-15, 2365-43).
Зафиксированы упоминания об использовании пастухами деревянных долбленых труб.
Дети, когда пасли коров в поле, делали себе тростниковые «дудки» (с пищиком) и играли на них в любое время. Встретилось самобытное наимено­вание тростниковой дудки — «npocBHp&ib» (В.-Л., Каменка 2469-06). Пастухи и дети для развлечения могли играть одновременно на двух дудках (Но­вое, Девичье 2365-11; Вяз 2365-45).
Дети также делали себе «свистки»: срезали тон­кий стволик ольхи (длиной около 20 см), выкручи­вали сердцевину, в верхней части трубочки выреза­ли маленькое отверстие и вставляли пробку — полу­чался свисток (Новое, Вяз 2365-45).
Основу традиции рожечной музыки составляет система пастушеских сигнальных наигрышей, обес­печивающая все главные производственные задачи: утренний сигнал — «Как гнать коров в поле»; вечер­ний сигнал — «Сбор в поле», «Как гонят домой»; иг­ра в поле во время пастьбы (чтобы все слышали и знали, где находится пастух со стадом) — «Для се-
бя». Кроме того, на рожках, дудках, свистках пас­тухи и просто любители («дудари»), а также дети могли играть в любое время, на гулянье или для за­бавы наигрыши под пляску и под песни («как на гармони») — «Русского», «Бологовку».6
Кроме рожечных наигрышей, в деревнях были записаны особые выкрики пастухов: «Тпру, до-
1    Упоминания о тальянках содержатся в записях: Но­вое, Кошнево 2365-20; Монино 2363-52; Беж., Куде-верь 2367-27, 2369-30.
2    Например: В.-Л., Кузнецове 1708; Шабуниха 1744-24.
3    Например: В.-Л., Башенки 1753-01; Кузнецове 1707-36; Сматы 1728-13.
мой!»; «Тпру, домой, коровка Домка!»; «Тпру, встань, тпру, ляг, идёт поляк!».
Среди сигнальных шумовых инструментов упо­минаются также: трещотки — «барабан из дерева», с помощью которого сообщали о пожаре, будили на­род; колокол, лемех (часть плуга) — «тревогу дава­ли» (Новое, Вяз 2338-01).
4    Беж., Кудеверь 2369-30,2370-04; В.-Л., Лосево 1745-02; Ямно 1708-08; Новое., Сенютино 2363-08; Фетинино 2346-01.
5    Беж., Кудеверь 2369-30,2370-27; В.-Л., Лосево 1745-02.
6    Новое, Антушово 2363-33, 34; Вяз 2339-15; Девичье 2365-И; Монино 2363-59, 2364-02.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • Мезоклиматический эффект Псковско-Чудского озера.
  • Изменение границ Псковской земли
  • Холмский район.
  • Районирование и климат
  • Интересное