Поиск по сайту

Фольклер и народная культура псковской области

Во всех деревнях на обследуемой территории в Троицкую субботу («родительскую субботку») или в сам день Святой Троицы (в воскресенье) рано ут­ром ХОДИЛИ НА КЛАДБИЩЕ поминать родите­лей, брали с собой «помйн»: кутью из пшеницы, пшеничную лепешку, яйца, мед (теперь берут вы­пивку, а раньше не брали). «На Троицу — хоть дождь, хоть камни вались — паминать нада» (Но­вое, Коларево 2362-08); все три дня положено по­минать родителей (Новое, Монино 2363-60; Струги 2362-22). С утра стараются посетить все кладбища, где захоронены родные — «радйтелей навястйть»: «Радйтели стаять уже, дажидають: к каму пёрва придуть? <…> А патбм уже, после абёда, аны [роди­тели] — вси па мястам апять, аны никавб ня увй-дють, када ты хошь прихадй» (Новое, Маево 2843-01); «Троица — для усопших, анй ляжат и ждут нас раз у год, штоб мы пришли, навестили их — пабь’ши б, памалйлись» (Пуст., Копнино 2031-09).
Из дома несут на кладбище пучок березовых ве­ток, ими проводят несколько раз по могиле — «опа-хывают могилку», чтобы у родителей «глазы смат-рёли» (Беж., Бардово 2384-01), «пашуть радйтелий
<…> — радйтелим глазки распашим, да яны — радй-тели — увидють, мол, там тибя или миня» (Новое., Мошково* 2352-10). В одном из вариантов встрети­лось такое символическое наименование свершае­мого действия: березовым веничком «родителей по­парим» (Беж., Цевло 2508-03). Березовые ветки «по-тбрнут на могилочку» у креста. Поминают родите­лей: крестятся, повернувшись к надмогильному кресту, поминают в молитве умерших родных: «Царство небесное»; крошат еду на могилку, уго­щают посещающих могилу родственников («ро­ду»), «побирашек»; обязательно нужно что-нибудь дать калекам. Батюшка служит молебен на моги­лах, ему подают еду, лепешки.95
Причитают на могиле в Троицу, если «лихая бяда» (Локн., Пашково 2567-11). «Утром рана при­дёшь, бабы — ту! — толька валяютца, галосят!» (Локн., Медвёдово 2570-10), «придать на кладбиш-ше — тока галаса всюдых!» (Новое., Хряни 2846-09). Женщины ложатся на могилы и причитают (Но­вое., Лядово 2809-08); говорят, что «родители слы­шат, как ты голосишь» (Новое., Маево 2843-01).
В Троицу на кладбище «всегда людно». В одной из записей содержится информация о том, что на кладбище раньше продавали глиняные «свистуль­ки» — детям на забаву (Новое., Монино 2364-05).
Во время троицких праздников шел КРЕСТ­НЫЙ ХОД из разных церквей по деревням (В.-Л., Кузнецово 1707-36).
В отдельных деревнях Великолукского района (например, в дд. Марипчелки, Бокланово Букров-ской волости, В.-Л.) в Троицкую субботу, Троицу и Духов деяь проходили ЯРМАРКИ, собирались лю­ди со всего прихода — «соберется, там и дбждем не ембчишь — народу!» (В.-Л., Кузнецово 1707-36), «не разойтйтца на километр — столько народу было!» (В.-Л., Свистунково 1752-23).
После службы в церкви молодежь ходила по де­ревне с музыкальными инструментами («гармошек — счёту нет!»), а взрослые собирались за столом (В.-Л., Горбачи 2466-02). Гулянье молодежи могло продолжаться в понедельник: ходят вдоль улицы, по мосту, а бабы сидят и смотрят. Парни могли ус­троить драку с парнями, пришедшими из чужой де­ревни (В.-Л., Каменка 2468-07). Детям покупали свистульки из глины, и они развлекались игрой на свистульках (Новое, Девичье 2365-11).
Пастухи в день Троицы, перед тем как гнать стадо с поля в деревню, плели венки из веток бере­зы или различных трав и цветов и надевали их на рога коровам («ВЕНЧАЛИ КОРОВ»). Хозяйка должна была за это подарить пастуху пару яиц, в некоторых деревнях — «балабку». Венок снимали с коровы и вешали на хлев.96
Плели также небольшие венки из березы (пасту­хи или сама хозяйка), которые надевали на подой-
ник и через венок доили корову в день Троицы (еди­ничная запись — В.-Л., Дрёпино* 1769-04).
Обрядовых троицких песен на данной террито­рии не зафиксировано.
ОБРЯДЫ, СВЯЗАННЫЕ С ЛЕТНИМИ ПОЛЕВЫМИ РАБОТАМИ
Неделя после Троицы называется «Русальной». На «Русальной неделе» могли устраивать «тблО-КИ» или «ТОЛбкИ» (совместные работы) по вы­возу позема из хлевов на паровое поле. Но в боль­шинстве случаев толоки проводились во время Пе­трова поста («Петровки»).97
При единоличной системе хозяйства возили по­зем на свои полосы, поочередно собирая «толоку» то к одному, то к другому хозяину: мужчины расчи­щали двор и «накапывали» позем, дети («повозни-ки») погоняли лошадей (до 12 подвод), в поле муж­чина или женщина «скапывала» крюком навоз в ку­чи, другие женщины и девушки его «разбивали» («разбивалыцицы», «разббйщики»), а мужчины «запахивали» («абарывали») позем, если для этого хватало лошадей. Работали «с темна до темна» (Локн., Медвёдово 2570-10). Дети гнали лошадей наперегонки, последнего называли «затялёпой».98
После работы «ЗАТЯЛЁПУ» поймают и ВОДЯТ ПО ДЕРЕВНЕ с гармонью или заслонкой, в руках «затялёпа» должен нести «атбпак» (лапоть), напол­ненный навозом, все смеются (Беж., Цевло 2419-03).
Во время обеда выпрягали коней; ОБЛИВАЛИ ВОДОЙ «ради шутки» «повозников» (особенно -«затялёпу»), «разбивалыциц»; парни бросали деву­шек в «мочило», в пруд; все смеялись, веселились. Обязательно нужно было облить хозяйку, «чтобы хлеб рос харбший» (Локн., Медвёдово 2570-10). Как поясняют жители деревень, всех обливали и бросали девушек в воду для того, «штобы хлеб рос», «штоб хлеб радйлся лу"чше» (Новое., Струги 2362-16; Пуст., Копнино 2032-01).
Девушки озорничали — могли поменять места­ми колеса у телеги (В.-Л., Михаи* 1840-14).
ОБЕД: хозяйка готовила еду для всех участни­ков толоки (кормили несколько раз в день). На «Ру­сальной неделе» — «мясная толока», а «в Петровки» — «постная толока» — подавали «грибы на квасу», кашу, залитую сладким суслом, толокно, толченое жито с льняным маслом, овсяный и гороховый ки­сель, угощали пивом.99 После того как накормят обедом взрослых, собирали за стол детей — их назы­вали «камыши» (Локн., Миритиницы 2359-05).
Единственная звукозапись «петровской» обря­довой песни «Во поле гуляла, огонь раскладала» была сделана в д. Мартинково Букровской волости Великолукского района (1726-10) от Евдокии Аксё-новны Даниловой (1905 г. р.). По воспоминаниям
певицы, эту песню исполняли женщины в поле во время толоки и ее же пели в Иванов день. В других деревнях жители говорят о том, что особых (обря­довых) песен во время толоки не пели. Встречаются только упоминания об исполнении «коротких» (ча­стушек) и «долгих» песен.
В летний период дети и подростки ПАСУТ СКОТ, ГОНЯЮТ ЛОШАДЕЙ В НОЧНОЕ (см. Раздел 5 «Дети в системе народной традиционной культуры»).
Начиная с Троицы, и в Иванов день ЛОМАЮТ БЕРЕЗУ для веников.
В большинстве деревень ПОКОС начинают по­сле Иванова или Петрова дня (в прежние годы на­чинали косить позже — с «Казанской» — см. раздел «Традиции земледелия»). На покосе во время обеда мужчины хватали «молодух» и бросали их в реку, девушки могли затащить в реку парня (Локн., Са-молуково 2567-15); женщины «задирали подолы и залезали в озеро по колено» (Новое., Лядово 2809-13). Во время отдыха играли на гармони, плясали и пели частушки (Пуст., Лешно 2030-01). Когда езди­ли на покос, пели по дороге туда и обратно «длин­ные» песни (В.-Л., Курова Гора 1822-01).
ЛЕТНИЕ КАЛЕНДАРНЫЕ ПРАЗДНИКИ И ОБРЯДЫ
Иванов день. Основные обрядовые действия со­вершались в ночь накануне Иванова дня.
Одной из характерных особенностей местных традиций северных волостей Великолукского, Но­восокольнического и основной части Локнянского районов (кроме Миритиницкой волости) является обряд РАЗЖИГАНИЯ ОГНЕЙ в иванскую ночь, при этом наиболее распространен обычай жечь бе­резовые веники. Жители деревень вспоминают, что в старину жгли только веники, для этого дети и мо­лодежь собирали по домам и несли их на костер (В.-Л., Дрёпино* 1769-05; Локн., Степановщина 2410-06); все «лётошные» (прошлогодние) веники на Ивана сжигают (Локн., Алексеевское 2503-17; Замошье 2565-15; Терехово 2542-03); «прошлогод­ние веники нельзя оставлять» (Новое, Раменье 2344-01); «веники сабёрут са всевб свету» (В.-Л., Свистунково 1752-23). Веники привязывали к длин­ному шесту и зажигали. Каждый жег свой веник (Локн., Малое Каськово 2450-09). При этом могли загадывать на горящий веник — «куда веник накло­нится, там моя судьба» (Локн., Малое Каськово 2450-09). В одной из деревень веники связывали по два (это называлось — «козёл») и жгли их на палке (В.-Л., Овсище* 2366-14). Горящие веники подбра­сывали кверху (В.-Л., Свистунково 1752-23).
Наряду с вениками, на земле разжигали обыч­ный костер из хвороста, а в некоторых деревнях
также жгли деревянные «смаляные» колеса от теле­ги: ступицу насаживали на жердь, внутрь набивали бересты (вставляли веники или накладывали сверху хворост) и поджигали100 либо поднимали колесо на вершину елки или другого высокого дерева и жгли.101 В отдельных рассказах содержится инфор­мация о том, что кроме веников и колес жгли дег­тярную бочку на жерди или на дереве.102

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • Мезоклиматический эффект Псковско-Чудского озера.
  • Изменение границ Псковской земли
  • Холмский район.
  • Районирование и климат
  • Интересное