Поиск по сайту

Фольклер и народная культура псковской области

ПАСХАЛЬНЫЕ ЯЙЦА наделялись в представ­лениях крестьян особым значением: их хранили за иконой или подвешивали под божницей в холщо­вом мешочке; пасхальное яйцо предохраняло от несчастного случая (пожара); есть упоминание о том, что через год в Пасху этим яйцом разговлялись (В.-Л., Шелехово 2468-01). Пару пасхальных яиц хозяйка относила на свою ниву — клала на землю, «где рожь запахана» (Новое, Фалютино 2390-48); скорлупу от пасхальных яиц хранили в божнице до начала сева (Новое, Монино* 2373-25). В Пасху об­менивались яйцами между собой, дарили яйца (Но­вое., Бритвино 2391-36).
Широко распространена игра «катать яйца»: в избе или на улице устраивали лубок, пускали кра­шеное яйцо и смотрели, заденет ли яйцо чье-либо другое («выкатают или пракатают?»), иногда игра­ли на деньги.77 Эта игра была основным развлече­нием мужчин на пасхальной неделе и во время дру­гих весенних праздников (например, в день святого Николая — Локн., Липшани 2411-08).
Со дня Пасхи молодежь собиралась на улице на ГУЛЯНЬЯ; ставили на улице или вешали в сарае большие качели — раскачивалось сразу по несколь­ко человек («зйблютца на зыбках», «зыбалися»).78 Парни по дороге катали колесо: один парень запу­скал «кийком» (палкой) «колесо» (тонкий срез бревна), другой на расстоянии также «кийком» от­бивал его обратно, и если колесо упало, то первый парень становился на это место — таким образом, в процессе игры оба парня постепенно смещались то вперед, то назад вдоль улицы (Беж., Кудеверь 2370-28) (см. также Раздел 5 «Дети в системе народной традиционной культуры»).
В Букровской волости Великолукского района каждый вечер на Святой неделе (пасхальной неде­ле) «на просу ходили». «Мальчуганы и дявчаты» со­бирались «на кружок» — на горе или на лужайке -всю ночь играли в игры, пели: «А мы просу сеяли» (В.-Л., Лосево 1744-45; Мартинково 1726-07, 19).
Понедельник после Пасхи в одной из записей имеет наименование — «Пудов день». Существует представление, что в этот день обязательно нужно трудиться, нельзя ни лежать, ни сидеть, ни в гости ходить, иначе на весь год «напанет пуд на плечи» -по объяснению рассказчицы, это означает, что бу­дет тяжело, на плечах — «груз какой-то» (Локн., Овинчище 2372-19).
Первое воскресенье после Пасхи — Фомино вос­кресенье («Хомино воскресенье») — в д. Шухово Новосокольнического района молодежь (парни и девушки) ЖГЛИ КОСТЕР (из дров) (единичное свидетельство — 2808-04).
По записи из Бежаницкого района, первое воск­ресенье после пасхальной недели именуется «Сбор­ным воскресеньем», в этот день ПЕКУТ «БАЛБ-БОЧКУ» — хлебец из сборной муки (ржаной, ячмен­ной, овсяной, гороховой) (Беж., Борисково 2386-05). Эти сведения находят подтверждение в Локнян-ском районе: здесь в «Хамину воскресенье» также пекли небольшой круглый хлеб из разной муки (пшеничной, ржаной, ячменной) — «засявнбй хлеб» (Локн., Терехово 2542-03). «Засявнбй хлеб», как и «балабочку», хранили в божнице до начала весен­них полевых работ и затем брали с собой на пахоту или клали в севалку (в других деревнях во время па­хоты и сева использовался благовещенский хлеб).
В Радоницу (вторник на Фоминой неделе) ПО­МИНАЛИ УМЕРШИХ: ходили на кладбище, очи­щали («опахивали») могилы, посыпали их сухим зерном (позднее — рисом), чтобы прилетали птицы и клевали; сами поминали умерших яйцом, лепеш­ками, раздавали другим, на могиле причитали (Беж., Зубково 2348-02; Локн., Чернушка* 2504-18).
ЕГОРЬЕВ ДЕНЬ, БОРИСОВ ДЕНЬ: СКОТОВОДЧЕСКИЕ ОБРЯДЫ
Егорьев день. Основное празднично-обрядовое содержание этого дня представлено этнографичес­кими сведениями о ПЕРВОМ ВЫГОНЕ СКОТА В ПОЛЕ.
Рано утром хозяин выгоняет свой скот на «прй-дворок» и трижды обходит его с иконой (в одном из описаний — с чашкой, в которую кладут балабку и три камешка с трех полей — ржаного, ярового и парового). За пояс (за спиной) затыкает топор. Пройдя круг, хозяин перекрестится, помолится и «ляпнет топорком». Обход связан с оберегом ско­тины от зверей: «Обносють животов — от зверя». За­тем пару яиц кладут под ворота и прогоняют через них скотину на улицу («чтобы скотйнина покрыва-лася» — давала приплод), при этом около двери ста­вят икону.79
Некоторые хозяева вешают под крышу в хлеву торбу с муравейником, потом убирают ее (Локн.,
Фильково 2388-29). Цель и подробности этого дей­ствия самими рассказчиками забыты, однако, по аналогичным материалам из других мест, можно раскрыть его значение следующим образом: чтобы скотина ходила в поле дружно и вовремя возвраща­лась домой.
В Егорьев день каждая хозяйка гонит скот вер­бой, которую хранят с Вербного воскресенья, укра­шают бумажными цветами. В отдельных записях этот обычай объясняют так: вербой прогоняют ско­тину, чтобы не болела, и чтобы не сглазил никто (Пуст., Кряковка* 2845-01).
В поле стадо трижды обходит пастух, богатый хозяин или старик с решетом, за ним могут идти все остальные. По одному из описаний, все идут с заж­женными свечами (Локн., Иванищево 2459-01). В решето обычно кладут полотенце, икону, хлеб, яй­ца, вербу; кроме этого — веточку из березового ве­ника, пястку жита (Беж., Медвёдово 2369-03); жито и балабку (Беж., Зубково 2348-02; Локн., Малое Каськово 2450-09); или свечу, соль, пасхальную бу­лочку, шерсть (В.-Л., Михаи* 1840-22); могли класть только шерсть и яйца (Локн., Терехово 2542-03). В д. Чертёж обходит стадо старшая женщина, многократно повторяя приговор:
«Где ль не, каровки, хадйте, На Зта места прихадйте. Где ль не, карбвки, хадйте, На Зта места прихадйте…»
(Новое, Чертёж* 2384-04).
Идут «против солнца» (В.-Л., Михаи* 1840-22) -в ту сторону, где «солнце всходит» — заходят справа и движутся налево.80 После того как обойдут круг, останавливаются и молятся в сторону, где находит­ся церковь или на восход солнца,81 перекрестят ста­до, приговаривают: «На всё лето прасвятоя! <…> Ходи с Богом, коровка» (В.-Л., Канивицы 1869-17); или кричат трижды на две партии: «Христос вос­крес!» — «Воистину воскрес!» (Беж., Медвёдово 2369-03).
В это время мужчины три раза стреляют из ру­жей, оберегая стадо от зверей — чтобы волки не хо­дили к стаду, и чтобы скотина «не блудила, вместе б ходила», чтоб волк овец не уносил.82 С этой же це­лью — «штоб воук в стада не хадйл» — через стадо бросают яйцо (В.-Л., Молоди 1812-05; Новое, Бо­рисово 2391-23). После обхода мужчины становятся с двух сторон с иконами и между ними гонят коров (В.-Л., Каменка 2468-07).
В одной из деревень зафиксирован следующий обычай: хозяйки в поле «скидывают вси дубинки вместо» — бросают прутья, которыми гнали скот, в одну кучу — для того, чтобы скот не бодался, ходил «дружно» (В.-Л., Мартинково 1726-14).
После обхода ВЕРБУ (с которой выгоняли ско­тину) НЕСЛИ В РОЖЬ на свою полосу (в единич-
ном случае — на яровую пашню — Локн., Липшани 2411-03) и «торкали» в землю на ниве, «штббы Га-епбдь хранил бы всё», «штоб Бог радия ба хлеба», «сидит верба — к богатству».83 Также могли брать с собой и оставлять в озимой ржи вместе с вербой пасхальное яйцо (В.-Л., Смычок 1869-30). В пучок вербы добавляли прут из березового веника, пере­вязывали лентой и ставили в рожь, чтобы хлеб рос кудрявый, приговаривали: «Ради, Госпади, <…> штббы сто[ль]ка радйл, как бь’ша в прошлый год». При этом пастух должен был перескочить через вербу и не зацепить ее ногами, иначе и хлеб, и год «будет худбй» (Локн., Рыкайлово 2356-09). По све­дениям из Бежаницкого района, все пучки вербы ставили вместе в том поле, где обходили скотину, и хозяйки (или парни и девушки) перепрыгивали че­рез них (дважды — туда и обратно; или три раза), «чтобы ягнятки скакали».84
Пастуху в Егорьев день каждая ХОЗЯЙКА ПО­ДАЕТ «БАЛАБКУ»,85 «егорьевскую балабку», «первушку», «пярвушечку», «перлушку»,86 «ма­ленький колобок»87 — небольшой хлебец (или ле­пешку) из ржаной (реже — из белой) муки, внутрь которого кладут сырыми и запекают два яйца (или одно яйцо) в скорлупе. Всем пастухам и мужчинам, обходившим стадо, стрелявшим из ружей, женщи­ны дают яйца. К Егорьеву дню яйца красили бере­зовыми листьями, отчего, по рассказам, они дела­ются «красными» (Локн., Башово 2568-10).
ЯЙЦА ПОДКАТЫВАЛИ под коров (каждая хозяйка катила яйцо под свою корову).88 Подкаты­вали яйцо под лошадь, «штобы лбшадь гладкая бы­ла, как яйцо», а с другой стороны дети ловили это яйцо и забирали его себе (В.-Л., Михаи* 1840-22). По одному из описаний, хозяйки «яйца катали» во­круг стада — «идёшь сгарбатилши» и толкаешь «за каровам, па нивам», потом эти яйца отдавали пас­тухам (Локн., Самолуково 2567-15). Хозяйки могли просто пускать яички по земле (1-3 пары) — они ка­тились, а пастух их собирал (В.-Л., Дрёпино* 1769-03). В д. Сергеевское это действие происходило сле­дующим образом: пастух становился, раздвинув но­ги, а женщины подходили сзади и между ног пасту­ха по земле катили яйцо, «штоб пастух валки не ба­ялся» (Локн., Сергеевское 2570-38).
Когда возвращаются домой после выгона- ско­та, нужно «ДУБИНКИ КИДАТЬ» (прут, которым погоняли коров, перебрасывают через хлев), тогда «будет скотйнина домой ходить» (В.-Л., Мартинко­во 1726-14).

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • Мезоклиматический эффект Псковско-Чудского озера.
  • Изменение границ Псковской земли
  • Холмский район.
  • Районирование и климат
  • Интересное