Поиск по сайту

Фольклер и народная культура псковской области

Во время Великого поста не разрешали катать­ся с гор — пугали тем, что можно врезаться в кол. Говорили, что если будешь кататься, «медведь ж… обдёря» (Беж., Зубково 2348-02).
Молодежь собиралась вместе — «посиделки си­дели», но гуляний не устраивали — не пели и не при­носили гармоней (В.-Л., Каменка 2468-05).
Календарные обычаи отдельных дней Великого поста связаны с подготовкой к пахоте и севу.
Примечали по прилету первых птиц (грачей, жаворонков): сколько снега «захватит», столько еще будет.66
«Сороки» (День сорока мучеников Севастий-ских) — «сорак соракбв».67 По поверьям, в этот день сорок птиц прилетает; сорок мучеников выйдет, и
сорок — «опять посадят в смолу» (Новое., Чертёж* 2384-06); с этого дня — «сорок морозов» (Новое., Монино 2363-58).
В «Сороки» повсеместно ВАРЯТ «КОМЫ» (производное от «комкать», «мять»)- изделия из тугого белого (или серого) теста. В один из комов кладут копейку и загадывают: кому попадется, тот пойдет засевать (он хранит эту копейку и затем бро­сает ее в севалку — Новое, Чертёж* 2384-06), или тот будет «запахивать» (счастливый человек, зна­чит и урожай будет обильнее — Новое., Струги 2362-18), или будет летом находить гнезда уток, куропа­ток (Локн., Самолуково 2567-15). В комы могли класть не только копейку, но и уголь, лук, по кото­рым загадывали на счастье, бедность, горе (Новое., Чертёж* 2384-06).
В одной из деревень на юго-западной границе представляемой традиции в «Сороки» лепили из пшеничного теста л выпекали фигурки ппщ -«ЖАВОРОНКОВ». Сведения о «жаворонках» были записаны от одной рассказчицы и не получили под­тверждения в других деревнях. По ее воспоминани­ям, каждая хозяйка кричала около дома: «Жавард-нак, прилетай! Весну принаей!» — и одаривала детей испеченными из теста «жаворонками». Дети бегали от дома к дому, собирали «жаворонков» и поедали их (Пуст., Кряковка* 2845-01).
Благовещение: «Птица гнезда не вьёт, девица касы не плетёт» (Новое., Хряни 2847-06).
В Благовещение ПЕКУТ ЛЕПЕШКУ, «перлу-шку» (круглый хлебец без начинки с четырьмя или одним крестиком сверху — Беж., Алоль 2351-10; Цевло 2419-20), либо пирожок с яйцом внутри (це­лое яйцо в скорлупе) — «балабку^-заровницу»69 (Беж., Заречье 2385-28; Новое., Козлово 2850-23). Просвирку из церкви принесут (Беж., Цевло 2419-20) — «завбровошная» просвирка (Локн., Самолуко­во 2567-15). Эти обрядовые разновидности хлеба хранят до начала весенней пахоты и сева (см. соот­ветствующий раздел ниже; также см.: «Фомино вос­кресенье»).
В Вербное воскресенье (последнее воскресенье Великого поста) во всех деревнях освященную в церкви вербу (пучок) приносят в дом и хранят в божнице до Егорьева дня. Лишь в одной из записей содержатся сведения о том, что когда мать прино­сит из церкви освященную вербу, оиа ноднимает с кровати маленьких детей, СЕЧЕТ ВЕРБИНКОЙ и приговаривает:
«Не я вас секу, а верба сечёт —
На красная яичка,
На мякенький пиражбк»
(Пуст., Кряковка* 2845-01).
Встречается упоминание и о том, что вербинкой нужно похлестать («постебать») корову (Беж., Зуб­ково 2348-02).
В «Чистый четверг» на «страшной неделе» (Ве­ликий четверг на Страстной неделе) мыли избу, скоблили потолок;70 клали яйцо в рукомойник и умывались, чтобы лицо было «чистым» (Новое., Вяз 2339-09).
В «Чистый четверг» нельзя ничего давать из из­бы (одна женщина попросила безмен, хозяйка ей дала, после чего в этом дворе сдох поросенок) (В.-Л., Овсище* 2366-15; Локн., Алексеевское 2503-18).
ПАСХАЛЬНАЯ ОБРЯДНОСТЬ
В ночь накануне Пасхи в большинстве семей СПАТЬ НЕ ЛОЖИЛИСЬ, в 12 ночи читали молит­вы, хозяин провозглашал: «Христос воскресе!» -ему отвечали: «Воистину воскресе!». Потом дети ложились спать, а хозяйка начинала топить печь (Новое., Чертёж* 2384-04). По воспоминаниям, раньше все жители деревни собирались в один дом, где хозяин рассказывал сказки всю ночь (Новое., Антушово 2338-26). Запрет ложиться спать ночью или в день Пасхи объясняют так: «Если на Паску сам спишь, то дом гарйть», то есть может случить­ся пожар в доме (Локн., Овинчище 2372-19).
В нескольких деревнях сохранились представ­ления о том, что на Пасху «СОЛНЦЕ ИГРАЕТ». Ранним утром (когда шли из церкви домой или спе­циально выходили на улицу) наблюдали восход солнца. Это удивительное зрелище очевидцы опи-сшайй так: солнце «надвае раздваиваитца и стал-бдн-еМнит, и напапалам — ой, красива! И сырёни-ваееяелаитца, и зялёнае — всяким разным [цветом]! Красива!» (Локн., Прискуха 2501-02).
Для локнянско-ловатской традиции не характер­но РАЗЖИГАНИЕ КОСТРОВ в пасхальную ночь. Этот обычай зафиксирован лишь в отдельных дерев­нях на западе представляемой зоны (на границе с Опочецким районом):71 в ночь на Пасху молодежь выходила в поле за деревню или на особую гору («Сакйрницу», «Гарадише»). Они собирали хворост, «ломйны» (сломанные или поваленные деревья), приносили дрова и жгли костер — «праздник встреча­ли». У костра пели песни, плясали всю ночь, дети бе­гали вокруг костра, парни с девушками сидели.
По одному из рассказов, в Пасху принято ПРИ­НОСИТЬ В ДОМ «ЧАЩШУ» (еловые ветки): «А в Паску чащшу кидали в избы, наейли к Паске. <…> А чащшу щас и я нашу, чащшу кидаю, у пйтницу. Плащаницу [в церкви] в два часа выносють, вот спускають аттуда, свёрьху её чащшу накйдывають. И мы кидаем уже [дома]. Эта — как пакбйника спус­кають. Ана ж там ляжйть — икона [плащаница], как пакбйник, гроб — всё настаящшия эта» (Локн., Тро-стино 2449-07).
В пасхальной обрядности на всей обследуемой территории центральное место занимает обряд ОБ-
ХОДА ДВОРОВ ВОЛОЧЕБНИКАМИ. Зафикси­рованы местные наименования участников обхода: «лальшщики» (широко распространено в Локнян-ском районе, также встречается и в других райо­нах),72 «валынщики» (встречается реже);73 названия самого действия: «ходили в лалын» или «в валын», «в лалым», «лалыны хадили»;74 «лалымить» или «лаль’шить хадили пад акнам», «лалынили»;75 «сла­вили Христа»;76 названия песенной формы: пели «лалым», «лалын», «волын» (повсеместно). Обходы совершались в день Пасхи, могли продолжаться всю ночь и на следующий день.
«Валынщики хадили. Вот сабёремся штук пять-шесть, чатыри, и пайдём. И вси деревни мы абай-дём! Яиц принясём кучу! Булак разных, разных ба­башек наносим! А весь свет абайдём!» (Локн., Во­ронцово 2498-14). Подойдя к дому под окно, жен­щины пели волочебную песню: «Не шум шумит, не гром гремит…». Хозяева их одаривали через окно яйцами, пирогами, хлебом, могли давать также мя­со, деньги, приглашали зайти в дом, угощали. Хо­зяева ждали «лалымщиков», просили спеть воло­чебную песню несколько раз, обижались, если те не заходили (Новое., Антушово).
Участниками пасхальных обходов дворов бы­ли, в основном, женщины, с ними ходил мужчина -носил в корзине яйца (Локн., Башово 2568-10). Есть упоминания о том, что с женщинами ходил музы­кант и сопровождал пение волочебной песни игрой на гармони (Новое., Климово 2345-07; Пуст., Кря-ковка* 2845-02; Лешно 2028-08).
В некоторых деревнях «валынщиками» ходи­ли «па падакбнью» ватаги молодежи, парни, муж­чины (по 2-3 человека), но они пели не обрядовую песню, а припевки под гармонь, плясали, кричали под окном: «Христос воскрес! Яички осьЪ> — им подавали яйца (Новое, Гришине 2831-17; Суши-но 2850-41).
В Бежаницком районе рассказывают, что дети ходили по деревне из дома в дом, приветствовали хозяев: «Здраствуйте! Христос васкрёсь!» — и им также подавали крашеные яйца (Беж., Алоль 2351-12; Зубково 2348-02; Цевло 2507-09).
В день Пасхи дети ходили к своим крестным -«крёстный подарит яичко» (Беж., Бардово 2384-01) или подаст «балабку» (булочку с запеченным внут­ри яйцом) (Беж., Алоль 2351-10).
В период от Пасхи до Вознесения каждый мог петь у себя дома или в другой ситуации пасхальный тропарь «Христос воскрес из мертвых» (Новое., Хряни 2847-09; Пуст., Фомино 2052-05).
В день Пасхи могли ПОСЕЩАТЬ КЛАДБИ­ЩЕ (В.-Л., Каменка 2468-07). Одна из жительниц до настоящего времени в Пасху приносит краше­ные яички на кладбище и зарывает их на могилах умерших родственников. По ее словам, это обычай
— «ат старе веку», «как в стари годы наши радйтели делали»: «А иныи и ни закапывають, так кладуть -пад крястом. А я всягда, как мамушка закапывала, тут, вот так — против рук, в земельку — аднбму, дру­гому. <…> У меня там ляжать свай — мамка, папаш-ка, сястрйчка, я им па яичку вот кладу и напаминаю свайх братьев, а йхных дятёй. <…> Радйтелям зака­пываю: "Вот — вашим деткам, братцам-воинам", -гаварйм. <…> "Вот, мамушка, вот яички — майм деткам (у меня двое умерши) — Мани и Саши, свайм сынкам — майм братцам-воинам, Санюшке-сяст-рйчке". Патом папашке закапываю, тому гаварю» (Локн., Терехово 2542-03). В этом действии запечат­лены представления о загробной жизни, вера в воз­можность общения с умершими или погибшими, желание передать им весть через родителей.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • Мезоклиматический эффект Псковско-Чудского озера.
  • Изменение границ Псковской земли
  • Холмский район.
  • Районирование и климат
  • Интересное