Поиск по сайту

Дедушка Псковской флористики.

(Памяти В. Д. Андреева).В нынешнем году исполнилось  40 лет. как появился в печати первый список растений, обратных в Псковской губернии. Труд носил название: „Материалы для флоры Псковской губернии» и заключал в себе свыше 600 видов.   Список был составлен директором С.-Петербург-ьсого Ботанического, Сада, А. Ф. Ваталиным, на основании материала, собранного в Псковском * Опочецком уеЗдах, главный  образом,  Александром   Антоновичем  Щетинским  и Владимиром Дмитриевичем Андреевым. Это были  два любителя   местной природы, посвятившие свою жизнь исследованию местной флоры и» фауны. Из них А. А. Щетинский, как охотник и весьма искусный препаратор, впоследствии отдался изучению птиц  и млекопитающих, тогда как В. Д. Анд-тюев всю свою жизнь употребил, главным образом, на исследование Псковской флоры, хотя был ^.зкже знатоком птиц и насекомых.
Как рассказывал Владимир Дмитриевич, он был уроженцем Новоржевского уезда (вблизи
^госта-Кудивер). Образование он получил в Нижегородском кадетском корпусе. Уже в дететве
•н сильно увлекался природой, гуляя в окрестностях Нижнего-Новгорода. Позже, когда его брат,
ывший в 0 -Петербурге нотариусом, пригласил его к себе на службу в свою контору, он не в
остоянии был заниматься канцелярской работой, так как не на это были направлены его мы-
1и. Яри всякой возможности он старался знакомиться с флорой окрестностей Петербурга, а ле-
iom, проживая и Финляндии, он получил некоторые свехения о своеобразной флоре отой страны,
наблюдал на гранитных   скалах  папоротничек   сладко-корень (Polypodium vulgare), а также
1 ведский кизил (Cornus suecica), растущий в лесах по морскому побережью.
В Петербурге» Андреев прожил неДолго,   а   затем   переселился  во Псков, где всю жизнь ровел в маленьком собственном   домике   около   древней   городской стены, между Покровской церковью и братской могилой воинов, погибших в 1581 году.   Живя без определенных занятий, н все время посвящал изучению Псковской природы, особенно флоры.   Во Пскове тогда была группа любителей природы, состоявшая из В. Д. Андреева, А. А. Щетинского, А, И. Кондратьева, Душакова, С. М. Чистовского (ныне заведующий естественно-историческим музеем) и некоторых других городских  и уездных  натуралистов,   постепенно   собиравших  материалы,  послужившие чаоследствии для составления печатных  работ  и   устройства Псковского естественно-историче-його музея. Большая часть собранных за ото время растений добыта была трудами В. Д. Андреева, который ограничивался тем,  что  выискивал   новости Псковской флоры, определял их и ранил, пока не представится возможность к опубликованию материала. В те времена для про-инциалъного ботаника, не имевшего   связи  с  Псербургекими учеными обществами и лицами, ничего другого не оставалось и деяать, т. к  во Пскове не существовало научных обществ и не издавалось научных журналов.   Так дело обстояло до 1895 рода    Этот год дал сильный толчек Флористической деятельности Андреева, как и вообще делу изучения флоры Псковской губернии. Для этой цели С.-Петербургским обществом естествоиспытателей был командирован в Псковскую -убернию студент Лесного Института Н. И. Пурин г, который познакомился с Андреевым и поручил от него для использования   собранный   флористический   материал.   Пуринг был удивлен »’><и атством гербария.
В то же время компания Псковских ботаников увеличилась молодыми, начинающими лю-«птелячи. Стали устраиваться экскурсии, на которых молодежь знакомилась с Псковской фло-1 ->й. Одновременно были расширены границы исследования Псковской губернии, до сих пор ограничивавшиеся Псковским уездом, и преимущественно окрестностями Пскова. Выла довольно з^иовательно исследована западная часть Островского уезда, ознакомились с флорой Порховского -Зе.тиколуцкого, Новоржевского, а позже и Торопецкого уездов. Успешному изучению Псковской .|)Ж>ры не мало способствовало также ггредпринятое Академией Наук по инициативе академика <\ И. Коржинского издание гербария   русской   флоры.   Андреев   был   деятельным сотрудником
того издания, собирал много растений, обнаружил много новостей для Псковской флоры, от-.рыл новую разновидность осоки, названную хранителем Академии Наук в честь него Сагех i hizodes Blytt var. Andretevi Litw. Особенное внимание он обращал на те семейства и роды, соторыо у лшогих, особенно   у   малоопытных   ботаников,   находятся в пренебрежении, каковы:
стребинки. злаки, осоки, ивы. Последние были им основательно изучены, несмотря на то, что изучение ото, как известно, весьма затруднительно, так как необходимо тщательно изучать отдельные ивы и собирать с них весною цветы, а летом листья, чтобы по ошибке не взять листьев
е с того дерева, с которого взяты цветы. Соблюдая строго это правило, Андреев превратился « маляра и весною бродил в окрестностях Пскова с бутылкой масляных красок, которыми он (измалевывал ивовые деревья и кусты, чтобы иметь возможность найти нх летом. Таким образом он обнаружил много помесей ив в Псковской губернии. Благодаря Андрееву, многие расте-
ттп: Псковской флоры ил*еются в ботанических учреждениях в России и западной Европе.
Вообще конец прошлого и начало нынешнего столетий бьыи временем наиболее энергичной деятельности В. Д., который в это время пользовался нравственной и отчасти материальной поддержкой Академии Наук, благодаря которой он совершил поевдки в Велнколуцкий и Торо-пецкий уе8ды. В 1908 году он получил командировку в Уеть-Сысольский^уезд, Вологодской губернии, в качестве ботаника при одной экспедиции. Результаты отой командировки он изложил в своем отчете. Попутно с исследованиями флоры, он занимался также орнетологическими наблюдениями, результаты которых можно найти в статье: „В. Д. Андреев и ]>. Л. Вианки. К авифауне Усть-Сысольского уезда Вологодской губернии». Ежегодник зоологического музея Академии Наук т. Xv—1910 года.
Ив Усть-Сысольского уевда В. Д. привез для посадки в свое\г садике некоторые се верные растения, в том числе Cortusa Matthioli, Rosa acioularis u Actaea erytrocarpa.
Находя в Псковской губернии редкие или красивые растения, он также имел обыкновение пересаживать их в сад. Таким образом, около его дома возник маленький ботанический садик, в котором можно было заметить, кроме упомянутых северных растений, еще не мало местных: Aconitumexeelsum, Daphne Mezererura, многие помеси ив и т. д. (Подробно об этом в статье „Ботанический Сад в г. Пскове» Бюллетени Харьковского Общества любителей природы 1915 г., № 1, стр   75).
За последние годы флора окрестностей Пскова была изучена настолько подробно, что Андреев уже не находил достаточно материала для своих ботанических исследований, почем> он ударился в энтомологию и занялся собиранием жестококрылых, которыми он интересовался и ранее. В отой области он также обнаруживал весьма тонкую наблюдательность при различении мелких, систематических признаков различных видов жуков. В своих энтомологических и< -следованиях он пользовался поддержкой и руководством некоторых известных ученых. Значительная часть его коллекции жуков находится в настоящее время в Псковском естественно-историческом мувее. Гам же можно видеть набитые им чучела некоторых мелких птиц.
Так прожил В. Д. всю жизнь, погруженный в ботанические и энтомологические исследования Среди людей, знавших его, он слыл за чудака. Это, конечна, пе удивительно, т. к. средл рядовых обывателей всякий ученый, особенно не состоявший в царской службе, признавался человеком не вполне нормальным. Андреев же как раз па службе не состоял п не _имел определенных занятий. Жил он в своем собственном маленьком домике вместе с матерью и братом, которые впоследствии умерли, так что он остался совершенно одиноким. Если бы не поддержка родственников, он терпел бы всегда сильную нужду. Испытывая материальные стеснения, он всегда сочувствовал голодным людям и старался помогать им по мере возможности, несмотря на то, что сам был беден и жил почти как Диоген. В его холостой квартире напрасно стали-бы мы искать какой-либо порядок, хотя бы такой, какой бывает в квартирах у холостяков. Даж«л растения, составляшие для него святыню, он совал куда попало—то на печку, то на окно, то под кроватка на экскурсиях нередко прятал их прямо в карман. Около его окна всегда летали галки и голуби, особенно зимой, так как он любил их кормить. В своих отношениях к окружающим людям он любил осуществлять социалистические принципы равенства не на словах, а на деле. Как человек науки, он отличался крайнею рассеянностью. По его собственному признанию, о к потерял много железных стамесок, употреблявшихся им для выкапывания растений. Эти инструменты были забыты им на местах сбора растений. В научных занятиях он пе любил выставлять себя на показ и почти никогда не печатал самостоятельно результатов своих исследований, за исключением вышеупомянутого отчета об Усть-Сысольской экспедиции и небольшого списка растений, отданного в журнал по моему совету.

Страницы: 1 2

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • Краеведческой музей г. Пскова
  • Краеведческие учреждения в Псковской губернии.
  • Признаки озер с рыбоводной точки зрения.
  • Авиорадиохим в Пскове.
  • Интересное