Поиск по сайту

Четвертчики псковской земли

С момента основания поместной системы Иваном III в основе обеспечения службы дворян и детей боярских лежали доходы с их условных земельных владений — поместий. На эти средства служилые люди «по отечеству» должны были обеспечивать свою «конность, людность, оружность и доспешность», то есть приобретать лошадей, оружие, снаряжение для себя и своих вооруженных слуг (служилых холопов).
Однако со второй половины XVI столетия поместная система вступила в период кризиса, причиной которого стали чрезмерные расходы на ведение многочисленных войн и сельскохозяйственный кризис 70-80-х годов. Кризис проявился в запустении поместий и вотчин служилых людей и снижении доходов с земель. Поэтому правительство, в целях поддержания боеготовности поместного войска, постепенно переходило к системе выдачи денежного жалованья дворянам и детям боярским. Подобная практика, применявшаяся в редких случаях до начала Смутного времени, впоследствии стала обычным явлением. К концу Смутного времени, как показывает опыт исследования десятен 1621-1622 гг., денежное жалование стало главным источником обеспечения службы поместной конницы1.
Основная масса городового дворянства получала деньги из Разрядного приказа — «с городом». Часть служилых людей добивались права получать деньги из других центральных финансовых учреждений — четвертей (четей)2. Эта категория дворян^получила название «четвертчиков». Появление четвертей связано с отменой системы корм-леншШваном IV. Всего в XVI-XVH вв. существовало 5 подобных ведомств — Владимирская, Галицкая, Костромская, Новгородская (Нижегородская) и Устюжская четверти. Они были учреждены не одновременно. По мнению А.С. Лаппо-Данилевского, Костромская четь появилась лишь в начале XVII в., Л.М. Сухотин, напротив, считал, что самой поздней («новоприбыльной») была Устюжская четь3. Главной задачей всех четвертей, кроме Новгородской, была выдача денежного жалованья московским чинам и части провинциального дворянства за счет сбора косвенных налогов с определенных уездов Русского государства.
Основными источниками изучения системы выдачи денежного жалования чет-вертчикам служат два типа книг — расходные и окладные (кормленые). Первый тип
документов достаточно беден по своему содержанию и включает в себя размер окладов и иногда дополнительные сведения о повышении или понижении. По сути, расходные книги являлись лишь ведомостью, согласно которым должны были выплачиваться жалования служилых людей. Окладная (кормленая) книга гораздо более полная, так как включает в себя подробные сведения о службе дворян-четвертчиков, начиная с того времени, как они были причислены к той или иной четверти. В этих документах перечислены все случаи повышения окладов с указанием причин. Так как окладные книги служили для сверки четвертных денежных окладов, то их составляли не ежегодно, а раз в несколько лет.
Ниже приведен один из примеров обычной записи кормленой книги Костромской четверти 1613-1627 гг.: «Псковитин Сергей Гурьев сын Воронцов — 124-го году, июля в 1 день, по памяти и по росписи за приписью дьяка Михаила Данилова написано: за Псковскую службу и за осадное сидение велено ему давать из чети вновь по 8 рублев-Да 125-го июня в 24 день, по памяти, за Михайловою же приписью за Псковскую службу, как стоял подо Псковом Карло Карлусов во 124-м и во 125-м году придано рубль».4
Для более полного изучения состава четвертчиков определенного региона необходимо сопоставить сведения указанных источников с десятнями — списками дворян и детей боярских «служилого города». Из данных десятен мы можем узнать точное количество служилых людей, получающих жалование «из чети» и получить дополнительную информацию об их экономическом состоянии и готовности к службе на момент составления десятен.
Для исследования псковских четвертчиков послесмутного времени привлечена разборная десятня 1621 г.5
На 1621 г. в составе псковского «служилого города» числилось 84 дворянина, получавшего жалованье из различных четвертей. Они составляли почти 44 % от общего числа служилых людей. Среди четвертчиков было 57 дворовых (70 %) и 27 городовых дворян (28 %). Распределение их по конкретным четвертям устанавливается путем сопоставления имен из десятен с именами из четвертных книг. Для этого мы используем книги, охватывающие период до 1621 г.6
Всего в десятне 1621 г. и ранних четвертных книгах совпало 42 имени. Остальные дворяне, упомянутые в качестве четвертчиков в разборной десятне, могли не попасть в таблицу по нескольким причинам. Во-первых, данные по Владимирской четверти очень неполны и представляют собой, по сути, лишь отрывки из расходных книг, поэтому в них упомянуты меньшая часть служилых людей, получавших жалованье из этого ведомства. Во-вторых, Костромская кормленая книга сохранилась также не полностью и включает только служилых людей с окладами от 20 руб. и меньше. Таким образом, в нее могут входить еще 13 служилых людей с большими окладами, которые
не числятся в Галицкой и Устюжской четвертях. Наконец, значительная часть чет-вертчиков могла быть записана в четь после составления книг. Среди 20 человек, напротив, не вошедших в десятый, возможно есть умершие за период между составлением двух документов (для Галицкой четверти он составляет 4 года), выбывшие из состава «служилого города» лица, а применительно к Костромской четверти, получившие жалованье с 1621-1627 гг.
Полученные в результате анализа данные ставят под сомнение вывод о том, что каждый из «служилых городов» имел привязку к определенной четверти и переводился только в ее список. Л.М. Сухотин допускал, что в период Смуты подобная система начала разрушаться. Однако видно, что применительно к псковскому «служилому городу» к 1621 г. этот процесс не начался, а скорее завершился. Среди псковичей мы видим довольно большое число представителей всех четвертей и стоит также учесть, что данные по Владимирской четверти не полны.
Сведения кормленых (окладных) книг позволяют получить сведения о времени и причинах перехода служилых людей в число четвертчиков. Из 45 случаев пожалования «в четь» лишь 11 относятся ко времени правления царя Василия Шуйского. Эти сведения были проверены сравнением с кормленой книгой 7118 г. (1610), которая до наших дней не дошла, или опросом представителей «служилого города». Столь небольшое число четвертчиков можно объяснить тем, что Псков не поддерживал политику Василия Шуйского, и большую часть времени относился к числу его противников. Те же из псковичей, которые сохранили верность царю, были награждены переводом в четь. В сыске об окладе Федора Булгакова сына Неклюдова указано: «… ему, при царе Василье за выезд, как он выехал изо Пскова с окольничьим со князем Олександром Засекиным из воровские смуты к царю Васил ью в Великий Новгород и за псковскую и за порховскую службу, как был бой подо Псковом… и под Порховым с польскими и с литовскими людьми и с русскими воры, велено давать из чети вновь по 14 рублев…»7.
Остальные же случаи, а также все 29 придач имеют отношение к событиям 1613— 1616 гг., то есть, основному периоду борьбы с шведскими интервентами. На этот раз псковский «служилый город» поддержал новую династию русских царей и активно принимал участие в боевых действиях. Наибольшее число примеров записи «в четь» и повышения четвертных окладов относится к двум событиям этого периода — обороне Гдова 1614 г. и Пскова 1615 г.
«Гдовское осадное сидение» — оборона Гдова от шведской армии, несмотря на сдачу крепости, позволила жителям Пскова подготовиться к нападению после сокрушительного поражения русской армии Д.И. Трубецкого под Бронницами в июле 1614 г. Правительство царя Михаила Федоровича Романова по достоинству оценило стойкость немногочисленного гарнизона, наградив участников «сидения» переводом «в четь». В изученных документах мы встречаем 6 пожалований в число четвертчиков (с окладами 5-7 руб.) и 6 прибавок к жалованью (в 1-4 руб.).
Еще большее значение имела оборона Пскова — сильнейшей крепости северо-запада России. Неудача шведской армии, возглавляемой самим королем Густавом-Адольфом, по мнению большинства исследователей, сыграла решающую роль в прекращении шведской интервенции8. Псковские служилые люди вместе с дворянами других «служилых городов» Новгородского Разряда составили основу гарнизона крепости. Возможно, что подобно случаю с «гдовским осадным сидением» все участники получили право перейти в число четвертчиков. Всего в кормленых книгах двух (Галицкой и Костромской) четвертей мы встречаем 24 пожалований «в четь» (с окладами 6-8 рублей) и 10 повышений окладов (в 2-5 рублей) за участие в псковской обороне 1615 г. Помимо этого в документах есть единичные упоминания о службах псковских дворян и детей боярских в других районах северо-запада России (Изборская служба 7123 г.,

Страницы: 1 2

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • Псковский и Пустожевский «служивые города» по материалам смотра военных сил 1621 г.
  • Памятники деловой письменности
  • Писцовый наказ XVI в. и его реализация
  • Власть и общество в эпоху смуты
  • Интересное