Поиск по сайту

Центрально псковские традиции

Мужики могли собираться отдельно — все в один дом, где и рассказывали всякие «былйцы» (Новорж., Мосеево 5203-21). «Было, мужики ся-дуть, каторый сказки не гаваря, за стол сядуть, в карты играють — как-то пад деньги играли в карты. А астальныи мужики сказки гаваря, а мы сидим на палу на саломах — рибята вот так сабравши в кучки — сидим, слухаим. Так внимательна слушали сказ­ки» (Новорж., Усадище 5026-10). По воспоминани­ям жителей различных деревень, мужчины, собрав­шись, рассказывали анекдоты, «басни»: как «при-виждалось», как у барина работали (Новорж., Ла-дино 5006-27-29); мужчины «всяку озорнйну твёр-дють», о происшествиях рассказывают — «байку>> (Новорж., Свиномурово — Ферково* 4995-14); ста­рики вечером в избе вспоминали «былины», «чуд­ные» истории, говорили о хозяйстве (Новорж., Уса­дище 5025-24); старики собираются в одну избу ве­чером и «таракають предсказания» (Новорж., Ма­лое Алешно 5000-21).
Сказки передавались в семье от старших к младшим — из поколения в поколение (Новорж., Лябино 5208-07). Слушателями чаще всего оказы­вались все присутствующие в доме, но нередко главными слушателями становились дети: сказки рассказывали маленьким ребятам в своей избе (П.-Г., Снегово — Барашкино* 5043-21); мать рассказывала сказки, пока дети не заснут (Новорж., Ягодино -Сапельниково* 5012-14). Иногда дети сами друг
другу рассказывали сказки: для этого собирались вместе, по очереди сказки говорили, а если «напуга­ются» — боялись идти домой (Новорж., Яконово 5033-15).
Особое значение всегда придавалось личности рассказчика: Мишка Сядун — хороший был рас­сказчик сказок (Новорж., Кораблёво 5003-27); сле­пая Лида (у нее вся семья — «чудаки») рассказыва­ла всю ночь детям сказку про Чернобровую Ларй-сию (П.-Г., Попова Гора 5025-16); бабушка Ма-рамоха рассказывала сказки — как мужика бес за­вел на камень (П.-Г., Коршилово 5026-23). «Адйн раз старик гаварйл [такую длинную сказку], што ему в ночь было не рассказать. Вот какая сказка! -пра Ивана-царевича. <…> Книгу бы написал пол­ную вот такую! Вот какой был дед! Он неграмот­ный (мы ж неграматныи были раньши, старики). А сказак каких! Всё хароших! Иван-рябов там, Иван-царевич! <…> Так аны — пасловицы, сказки — и шли адйн за адным, так и учили. А теперь в книж­ке — какие там сказки?! Теперь таких нет» (П.-Г., Кириллово 5009-30).
КРЕЩЕНИЕ
На Крещение повсеместно устраивали водосвя­тие (на открытом водоеме или в церкви). Освящен­ная вода считалась целебной, помогала от сглаза и болезней как человеку, так и скотине (Новорж., Ягодино — Сапельниково* 5012-03). Святой водой, принесенной из церкви, прыскали в доме и на дворе.
Крестили все двери в доме и в хозяйственных постройках (рисовали крестики мелом или углем). Крестик делали из березовой лучины, украшали: оборачивали бумагой, делали «розочку», «фонари-чек» из бумаги (Новорж., Ругодево 4998-01). Стави­ли «накйщенные» крестики в засек, в подвал (где хранилось зерно, картофель), в сарай (в сено), у ко­лодца (Новорж., Веска — Бачиха* 5017-08; Крюково 5011-21).
«А крясты — крестим изобку. Вадйчка святая есь — папрыскаим в изббке и ва дварё на скатйнку. Ну, с крястком вот так са всим прайдёшь. А на калодиц дёлають крясток, у нас вясйть. И вот там Павел в нас такой Иваныч, и ён уже дёлае — мы надеемся, што он паставя свеженький крясток, сдёлая с пала-чек…- В калодец, внутри (в нас закрываетца [коло­дец]), и там внутри падвёшена, ево вторнут пад крышей» (Новорж., Ягодино 5012-03).
Крестики ставили и на льду у «пролуби»: окуна­ли крестик в «пролубь» и ставили; крестик стоял до весны (П.-Г., Кишкино 5011-04).
Утром в Крещенье за водой ходили до восхода солнца, существовала примета: кто первый придет на колодец, тот первый летом справится с уборкой урожая (Новорж., Ботвино 5044-33); или — у того
корова будет давать много молока (П.-Г., Селихно-во 4994-28).
Рано утром выбрасывали мусор: «куда выне­сешь мусар — туда курята будут каждый раз ха-дйть… Я к ёйнаму [соседкиному] агароду-та парань-ше вынесу, пака ана спить, высыплю мусар, штоб курята её туда в агарод хадйли» (П.-Г., Селихново 4994-28).
С Крещением (реже — с Новым годом) связан ОБЫЧАЙ «КРАСТЬ НЕВЕСТ».! Если родители не соглашались на свадьбу, то по взаимной догово­ренности парень увозил девушку к себе домой, а по­том устраивали свадьбу (П.-Г., Кишкино 5011-05).
Нередко невесту увозили и без ее согласия: «А на Иван Крясьтйтель хадйли, вот тагда и варавали дёвак. <…> А каторыи сгуливались, те, канёшна, и жанйлиси так. А хто и не был сгулявши — вкрадуть, увязуть. А патом живуть, харашо живуть» (П.-Г., Печехново 2253-03). «Вот Святки — все гуляють дьве недели, каждый вечер. <…> А тагда Новый год был — чатырнадцатава января, наш Новый год был. Вот, бывала, справляють, и гаварят: "Адявайсе лучши! Новый год дёвок варуеть, адявайся лучши! Новый год дёвок варуеть!" — а мальцы варують дёвок, вот бягом тут уводють — в Новый год» (П.-Г., Козины 2283-10).
В д. Воронич на Крещение была большая «ЯР-МАНКА» — гуляли под Тригорской горой, ката­лись на лошадях по реке — «призы брали», старики смотрели «на катку». На ярмарке торговали лыком, ларьки были. Молодежь ходила по улице; были и драки, «ломанья» (П.-Г., Воронич 4993-25; Шаро-быки — Воронич* 4993-34).
ЗИМНИЕ СОБРАНИЯ МОЛОДЕЖИ: ПОСИДЕЛКИ, СУПРЯДКИ, ВЕЧЕРА
Осенне-зимний период трудового календаря повсеместно связан с обработкой льна и шерсти. Основным занятием девушек и женщин в это время было прядение. В центральных районах различают­ся две основные формы коллективной работы -«ПОСИДЕЛКИ» И «СУПРЯДКИ». На посиделки приходили девушки, каждая со своей работой, обычно собирались в домах по очереди. Посиделки проходили в течение всего осенне-зимнего периода, за исключением Святок и праздничных дней, когда существовал запрет работать. Супрядки устраива­ли хозяева, у которых было много льна или шер­сти,2 с целью завершить прядение в короткие сроки.
?ф- Супрядки, посиделки
Супрядки обычно проходили «на мясади, зи­мой, после Раждества» (П.-Г., Бакино 2262-06). «Вот приглашают дявчонак, вот, примерна, со сва­ей дярёвни. Если мало — [хозяин приглашал] даже са
втарой [деревни]. <…> Штук дёсить йньший раз приглашают. Анё идут с прялкам, прялки раньше были, вот такие самапряхи. И вот эту шерсть он [хо­зяин] раздёлая на кудёлины, кажной девушке — па кудёлины. И вот аны садятца, прядуть эту шерсть. Прядут даже суткам — и день, и ночь. И на эту супредку приходя парни к девушкам. Аны папрядут там сколька время, прялки саставят в сторану и патом гуляют. Атгуляют, тагда лажатца спать, а на втарый день дапрядают. Пряли и матали матушки вот этыму хазяину, и складали в кучу. Хазяин ничаво не платил им, толька вот так для уваги3 хадйли, памагали. А угашшать — хазяин всех ста-ловал — девушек, каторыи пряли. А каторыи парни были пришёдши — тех не угашшал. И вот так пабу-дуть, пасмяютца. Там, пахахочут, пагуляють и ухо-дють, а девушки астаютца апять прясть» (П.-Г., Стречно 2253-01).
«Вот у меня шерсти килаграмм десять сабра-лось или больше. И сабирали — приглашали девчат с ближайших деревень — там десять-пятнадцать че-лавёк. И онё неделю прядут мне. <…> Я их кармлю. Онё днём прядут. А вечерам прялки эти, все сама­пряхи — далой, сабираетца маладёжь — и гулянье, ве­черам. Вот так всю неделю: днём — работа, прядут, а вечерам — гулянье» (Краен., Краеногородское 1556-13).
В д. Подкрестье Пушкино-Горского района на супрядку собирали по десять девушек прясть шерсть (работу выполняли за один день). Смотре­ли, кто первый спрядет. Хозяйка пекла для прях ле­пешки, и у той девушки, которая последней спряла кудель, все остальные надкусывали лепешку. Пар­ни приходили на супрядку — мотать пряжу на мо­тушки (П.-Г, Подкрестье 5028-08).
В д. Коршилово вспоминали о супрядках на лен. Приглашали прясть примерно пять человек. Старались быстрей спрясть, но могли и всю неделю работать и жить в том доме, где устраивалась су-прядка (могли ходить ночевать и домой). Хозяйка кормила прях. Вечером приходили парни, не дава­ли девушкам работать (требовали, чтобы девушки их целовали). На супрядках не плясали, тогда как на посиделки парни приходили с гармонью (П.-Г., Коршилово 5026-25, 26).
Несколько иные сведения записаны от урожен­ки д. Никитино: по ее воспоминаниям, на супрядки чаще ходили замужние женщины, потому что де­вушки еще плохо прядут шерсть («не научивши»). Женщины во время супрядки рассказывали сказки, пели песни. Мальцы ходили на посиделки, а на су­прядки не ходили (Новорж., Рудняха — Никитино* 5034-04).
Зафиксированы сведения об ОЗОРСТВЕ моло­дежи во время проведения супрядок — вечером «дев­ки уродали». Хозяйка супрядки готовила угощение

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • Мезоклиматический эффект Псковско-Чудского озера.
  • Изменение границ Псковской земли
  • Холмский район.
  • Районирование и климат
  • Интересное